Главная » Документы » Акты исторические 1700 -1709гг. » Акты исторические 1703г.

1703.03.22

1703 г. Марта 22. — Указ Царя Петра Алексеевича.

От Великаго Государя Царя в Великаго князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца в Сибирь в Нерчинск Стольникам Нашим и воеводам Петру Савичу, да Федору Петровичу Мусиным-Пушкиным. В нынешнем 1703 году Февраля в 25 день били челом нам Великому Государю Нерчинские ясашных брацких людей разных родов: Галзотскаго роду Зайсан Бадан Туракин, да Харганатскаго роду Зайсан Даскги Бодороев, да Бодонгутскаго роду Зайсан Очихай Сардаев, да разных родов и улусов Шуленги Шаракин, Тозе, Кондохой, Басутай, Баендай, Тацур, Абундай, Окинь, Учир, да ясаулы Баданова улусу Бонтурий, Дасиева улусу Адай, Ачихаева улусу Атарай, Кондохоева улусу Номой, Басутаева улусу Ногшиной, Боедуева улусу Кемзей, Тацурова улусу Сорий, Уелгуева улусу Далай, Шуныурова улусу Атарай, Абундаева улусу Харандай, Окинеева улусу Танхай, Учирова улусу Ноточий и все родовые ясачные брацкие люди. Жалоба де их иноземцов Иркуцкаго Присуду на Селенгинских и Удинских служилых и всяких чинов людей; в прошлых де годах деды и отцы их жили за Мунгальскими Тайшами и не похотя за ними жить и со всеми своими родами вышли в наш Великаго Государя ясак и били челом они иноземцы в Нерчинском при бывшем прикащике Павле Шульгине на породные свои земли кочевать, где жили прадеды и деды и отцы их, и после де их и иные роды их вышли в наш Великаго Государя ясашной платеж; а породные их земли кочевныя места вниз по Селенге, по Уде и по Курбе рекам; и на тех де их кочевных местах Удинские казаки многие заимками поселились по правую сторону и ниже Чикою реки по Хилку, по Темную, по Уде и по Итанце подле Байкала моря по правую же сторону Селенги реки Кудуринская степь; и против челобитья де им прикащик вышеписанной из Нерчинска отпустил их на породныя своя кочевныя места близ Селенги реки и в Итанцинское зимовье; и служат де они в Итанцинском зимовье многие не престанные службы радетельно и ясак в нашу Великаго Государя казну платят по вся годы без недобору с прибылью; а ныне де ту их породную Кудуринскую степь заселили Иркутскаго Присуду Селенгинские Удинские служилые и всяких чинов люди и отняли де у них иноземцев их породные Кудуринские степи и лучшия кочевныя места их зимния и летния стоибища и всякие угодья и звериные промыслы кормовые теплые места под лесами и построили себе [17] заимки для хлебной пахоты; а городьба у них около пашен и около сена плохая и в их хлебных и сенных потравах были им от них разорения, обиды и налоги большие, брали у них иноземцев головщины не померныя насильством своими руками и раззоряют их в конец; и от тех их головщин они иноземцы жен и детей своих испродали и в заклады иззакладывали и сами меж дворы скитаются и от нашего Великаго Государя ясаку отстали; и в прошлом де 7204 г. послали они к нам Великому Государю к Москве с Нерчинским сыном боярским с Микитою Варламовым в тех их налогах и обидах и в раззорениях на Селингинских к Удинских служилых и всяких чинов людей челобитную, и по нашему Великаго Государи указу и грамоте велено их с той Кудуринской степи с их породных кочевных мест свесть, а те заимки и ныне у них не сведены; и облыжным челобитьем нам Великому Государю они Удинские служилые и всяких чинов люди били челом, чтоб быть им иноземцам в Иркутском присуде под Удинском городом, из Нерчинскаго зимовья аманатов детей их и братей взять в Удинск, а Итанцинское зимовье свесть; а они де иноземцы в Нерчинском уезде в Итанцинском зимовии многие годы служат с Нерчинскими старыми казаками за едино радетельно без пороку и против неприятельских воинских людей бьются, не щадя голов своих, также и ясак в нашу Великаго Государя казну платят по вся годы без недобору с прибылью; а под Иркутским де присудом им иноземцам быть невозможно при которыми дели, потому что де Иркутской за Байкалом морем и им много дале Нерчинского; да в прошлых же де годах полномочный посол боярин наш и воевода Федор Алексеевич Головин с товарищи, будучи на Селенге, по нашему Великаго Государя указу, призвал многих Мунгальских Тайшей: Тайшу Бантухая с товарищи во многолюдстве и иных многих Тайшей со всеми родами их во многолюдстве под Селенгинской город и под Удинской в ясашной платеж и нашим Великаго Государя жалованным их пожаловал, в Селенгинской город отдали в аманатство, и наш Великаго Государя ясак они платили по вся годы, и Селенгинские и Удинские служилые люди тех Тайшей и с родами их со всеми улусы отогнали своими обидами и налогами, и они Тайши не мога их обид и налог терпеть, покиня детей и братей своих в аманатстве, приклонились к Китайскому Хану; а после де того которые от них Тайшей остальцы были в Селенгинском и в Удинском и в Ильинском и в Кабанском острогах и по заимкам всех их прибили и побросали в Селенгу реку, а жен и детей и живот их по себе разделили и распродали; а которые из тех остальцев с побою пришли к ним иноземцам под Нерчинской присуд и доныне с ними нам Великому Государю ясак платят по вся годы, а они де Селенгинцы и Удинцы тех вышеписанных аманатов отпустили в их земли к вышеписанным же Тайшам и их иноземцев також разорить хотят в конец и от Нашего Великаго Государя ясашнаго платежа и с породной их земли отлучить. А как они иноземцы с Нерчинскими с Итанцинскими казаками в полку боярина нашего и воеводы Федора Алексеевича Головина служили нам Великому Государю радетельно и нашего Великаго Государя милостию пожалованы были золотыми, дa и ныне де они иноземцы служат нам Великому Государю в Итанцин-[18]скому многие непрестанные службы радетельно и наш Великаго Государя ясак платят без недобору сполна в Нерчинск, и нам Великому Государю пожаловать бы их иноземцев за многие их радетельные многие непрестанные службы и ясашной платеж: велеть им быть под Нерчинском по прежнему в их породных землях и кочевных вышеписанных местах по правую сторону Селенги реки; а с Кударинские степи их Селенгинских и Удипских служилых и всяких чинов людей с заимками свесть по другую сторону Селенги реки, чтоб им иноземцам от них налог и обид в конец неразорится и нашей Великаго Государя службы и ясаку не отбыть, а быть бы под Нерчинском присудом в Итанцынском зимовьи в вечном нашем платеже; да они же иноземцы вышеписанные челобитчики Богдан Зайсан Кукина Кондухой да улусные их люди и ему дабасун сказали, есть ли де Итанцынской острог ведать в Иркутском и посылать в зимовье прикащиков из Иркуцка и они де иноземцы опасны от тех прикащиков налог и обид также де и от Иркуцких всяких чинов служилых людей всяких лишних подвод; да и Еравинское де зимовье Нерчинскаго Присуду от Итанцынскаго зимовья в близости езду в трех днях и они де к Еравинскому острогу летним времянем ездят кочевать для конских кормов по Уде, по Хилку, по Темнею, по Оне, и по Кудуну и по Сурбе рекам, а зимою для ясашных промыслов и для прокормления лосей и иных зверей; и как де будет отписан тот Итанцынской острог к Иркутскому и Еравинские де Нерчинскаго Присуду Тунгусы по тем рекам их иноземцев кочевать не пустят и станут с ними чинить всякие ссоры, да и от Удинских де и от Селенгинских служилых всяких чинов людей будет им иноземцам изгоня и налоги болыше. И в нынешнем 1703 году по нашему Великаго Государя указу велено то Итанцынское зимовье с ясашными иноземцы и с ясашным сбором ведать к Нерчинску, для того что по сказке челобитчиков брацких ясашных иноземцев что они со скотом своим кочуют около Итанцынскаго и Еравинскаго острожков и есть ли де быть Итанцынскому острожку под Иркуцким и Нерчинскаго Присуду Еравинскаго острожку ясашные иноземцы из ясашных брацких людей со скотом на Еравинскую землю кочевать не пустят и от того им учинитца обида, а от Иркуцких де прикащиков и от служилых людей опасаются оне обид и налог, и разорения и отгони, а быть тому Итацынскому острожку по прежнему под Нерчинским для их иноземчества, потому что знатно видя оне себе великую нужду, что их велено к Иркуцкому приписать, ехали к Москве такое великое разстояние и в пути всякую нужду себе принимали и чтоб тех брацких иноземцев тем не скорбить и от ясаку в степь не отогнать, а в Итанцынский острог посылать из Нерчинска прикащиков людей добрых, которые бы их брацких иноземцев от всяких обид оберегали и меж других людей и в ссорах всякую расправу чинили в правду; а буде те прикащики учнут тем иноземцам или русским людям чинить обиды и разорения или иноземцам и русским людям и в их ссорах всякие расправы и оборони чинить не учнут, и тех прикащиков, наказав жестоко, от приказов отставливать, а на их места выбрать иных их братью добрых людей и приказывать им накрепко, буде оне также учнут чинить, и им жестокое наказание учинено будет вдвое и сосланы [19] будут в ссылку; и как к вам сия наша Великаго Государя грамота придет и вы б чинили по вышеписанному Нашему Великаго Государя указу. Писан на Москве лето 1703 года Марта в 22 день припись дьяка Ивана Чепелева а в Иркутской грамоте до обороту написано против Нерчинской, а после обороту в Иркутской грамоте написано и как в вам ся Наша Великаго Государя грамота придет и вы б сей наш Великаго Государя указ ведали писан на Москве лета 1703 года Марта в 22 день припись дьяка Ивана Чепелева.

(Дело Сен. Архива 1800 г. № 320).

Воспроизводится по:

Материалы для изследования землевладения и землеп0ль3ования в Забайкальск0й области коммисии под председательством статс-секретаря Куломзина. Выпуск 5 (Историческия сведения). Сост. А. Щербачев С.-Петербург 1898,Приложение 22, с. 16 – 19.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2013

Категория: Акты исторические 1703г. | Добавил: ostrog (22.03.2013)
Просмотров: 1140 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]