Главная » Документы » Акты исторические 1700 -1709гг. » Акты исторические 1702г.

1702.01.08 ранее
1702г. ранее январь 8. – «Скаска» Денбея

А тот полоненик говорит немного по руски и в Сибирском приказе сказался — Денбеем зовут, Дисаев сын, родом Японского острова города Осакка, а стольной того острова город Меако, растоянием от Осакка города верст с полтораста. В нем живет владетель того острова — званием Даин-Сама. А отец ево, Денбеев, Диаса, живет в том-же городе Осакка — промышляет торговым промыслом. А он-де, Денбей, с товаром хозяина своего тогож Осакка города торговаго человека, именем Авасжия сына Матавина, в найму у него с иными хозяина ево с наемными людьми, всего 15 человек, на судне, да с ними на иных на 30 судах — на бусах или на кораблях, а по их званию едовни, длиною те суды сажень маховых по 15, а шириною и вышиною по 4 сажени — пошли было парусами по морю-окияну тогож Японского острова в город Енду, которой стоит на взморье, разстоянием от Асакка с 700 верст. А товары с ними были: пшено сорочинское, да вино пшонное, да камки и китайки, бумага хлопчатая, сахар белой — мелкой, что мука и леденец, да древо сандал, да железо, для мены на шолк и на дощатое железо, и на полотна крапивные, и на золото и на серебро, для того что-де серебро и золото печатают только в двух городех — в Меаке и в Енде, и владетель их в тех двух городех переезжая живет.
И на окиане-де море те их суды волнами рознесло — а куда те суды рознесло, про то он не ведает. А их-де судно носило по морю великим ветрм 28 недель, и они-де, избывая от ветру, шоглу с парусами срубя опустили в воду, а с теми парусами потонуло у них 2 человека. А в том судне была с ними пресная вода взята из Осакка города, и той воды стало им на 2 месяца, а как воды не стало — тогда они пшено варили в вине, и то вино выцедя, [20] подсычивали пшено сахаром леденцом и понемногу питались. И как-де ветры престали, тогда они по матошнику усмотрели, что их далеко в море занесло, стали домышлятца — как бы им назад возвратитца? И нашли на море небольшое дерево с коренем, и то дерево вместо шоглы на судне они поставили, и сшили из камок парусы.
И теми парусами принесло их к Курильской земле, и они, увидя реку, пошли тою рекою вверх, и дошли до курильского народу. И от тех курильских народов пришел к ним один человек, и он-де, Денбей, с товарищи своими, хотя уведомитца, стали для познавания земель и языка писать на бумаге, и то письмо отдали тому курилу, чтоб он также по своему языку написал. И курил-де тое бумагу положил в пазуху, потому-что де камчадальские и курильские земли у народов никакова письма нет, — и пошел от них прочь. А на утро-де пришло их в 4 лодках человек с 20, и, посмотря на них, пошли прочь. А в ночи-де пришло их в 40 лодках человек с 200, и почали на судно по них Денбею с товарищи стрелять из луков и топорами каменными и костяными судно их рубить, и его, Денбея, из лука у левые руки по персту ранили. И они-де, Денбей с товарищи, видя их многолюдство, стали из судна выносить камки и китайки, и железо, и отдавать им, чтобы их не убили. И курильские-де люди те камки и китайки и железо у них взяли. А пшено и сахар нюхали, и что запаху никакова оттого нет, також и вино, которого с ними было с 500 бочек — понюхав, бочки розсекли и пометали то пшено и сахар и вино вылили в воду. А бочки оставили себе — класть рыбу, для того что-де в Курильской и в Камчадальской земле никакой посуды у иноземцев нет. А рыбу кладут в ямы, а поверх покрывают деревьем и травою, и та рыба вся измыловеет, и оне тое рыбу кладут в корыта и наливают водою и розогревают горячим каменьем, да к тому прибавливают грибов-мухоморов, и то пьют, и гостей свою братью подчивают, и бывают оттого пьяни. А он-де с товарищи Денбей того их питья пить не могли, a ели корение и рыбу, которая не больно залежалась.
Да и онеж, курильские люди, двух человек из них, которые будучи на судне на море от великих слез ослепли — убили до смерти. А ево-де, Денбея, взял один человек и свез на Камчатку реку. А товарищи ево 10 человек остались у тех курилов. A вместе он с товарищи своими жил у тех курилов с месяц.
[21] А на Камчатке реке жил он, Денбей, до приходу Володимера Отласова с товарищи блиско году, и по их камчадальскому языку немногие слова стал познавать, и слышал от тех камчадальцов, бутто к той Курильской земле приходили люди на бусах или на кораблях, и тех товарищев ево 10 человек взяли с собою, а их-ли Японские земли или Китайские люди были, про то он не ведает.
И как Володимер Отласов с казаками в Камчадальскую землю пришли, и он-де, Денбей, видя у них в ествах чистоту, приехал к ним, чтоб ево от голоду не покинули. И Володимер-де с товарищи взяли ево, Денбея, к себе, а камчадальским иноземцам не отдали и вывезли в Сибирскую землю.
А как он, Денбей, из города Асакка на море пошел — тому ныне седьмой год. И в городе Осакка есть у него, Денбея, жена да двое детей.
А в их-де земле пушечки есть маленькие — по аршину и по 1 1/2 аршина, и порох есть же, a делают тот порох в их же земле. А об иных ведомостях сказать он не знает, потому что он руского языка мало умеет. А наперед-де сего в Курильскую и в Камчадальскую землю из их Японские земли никто не езживал.
Да он-же, Денбей, сказал: вера-де у них с китайцы одна — покланяются идолом, которых у них златых, и сребряных, и медных, и железных, и древяных многое число, разными образцы.
И он, Денбей, описательные книги Японскаго острова на цесарском языке, в лицах, смотря сказал: городы-де Японского острова Миако, Осакка, Ендо, как оне стоят в лицах и той книге — написаны сходны. И идолы человеческими и змеиными и зверскими и иными разными воображеньями, которым оне поклоняются и вместо богов почитают, и божницы и иное строение, что в той книге в лицах написано — в их земле есть против той книги сходно.
А про Господа Бога создателя неба и земли он, Денбей, спрашиван: в него они веруют-ли и где ево исповедают? — И против того он сказал:
Создатель-де неба и земли живет год на земле, а год на небеси, только-де оне ево не знают, а своих-де богов называют оне разными имяны: Амидаками, Токи, Хачимам, Каннон, Оудо, Ша-Кайтовдай, Амида, Недай, Коожин, Жиго, Якуш, Кокуро, Шигачиман, Кобондойш, Ишешмей, Амагу-Само, Омнег.
[22] А китайцов-де у них с японцами считают за одних Людей, потому что у них идолопоклонение и язык и письмо и обычаи одне, a те-ли-де китайцы, куды руские люди с караваны ходят или иные — про то он не ведает, потому что де с Японскаго острова в Китай сухой и морской путь есть, и он Денбей в Китаях (sic) сухим путем и морем бывал в китайских городех, которых по их японскому языку называют: Акитай, Квота, Нощро, Тонга, Фиага. И китайцы к ним морем и сухим путем приезжают, а с собою привозят китайские товары — пшено, железо, доски корабельные, кость рыбью и мамонтовую. А они, японцы, им, китайцам, продают: бумагу хлопчатую, камки, китайки, золото, серебро.
А в Японской-де земле владетель их или царь, которому имя Кубо-Сама, да вподобие патриарха-Дайро-Сама, да меньши того Дайра властью Кинчю-Сама, живут (они) во граде Миаке, а иное царь их переезжая живет в городе Енде.
А снег бывает у них в двух месяцах — в одном три дни, в другом 2 дни, как ветр будет с полунощную страну и того снегу нанесет малое число, толщиною на перст, и тогож дня стает, а морозов не бывает, только бывают ветры студеные три месяца. И дожди зимою и летом у них бывают. A большей день 12 часов, меньшой по 7 и по 8 часов, а середи лета солнце бывает над самым теменем и зело бывает жарко.
А скот у них быки, лошади, свинии, овцы, и тех скотов оне не едят, a едять гусей, уток, кур руских и индейских и жаравлей, да по их языку птица кужаку — величиною с быка, перье белое, хвост черной, ноги красные, да рыбы большие сажени по две, кои живут в море, а в озере их живут караси, а в реках рыбы не бывают, потому что-де вода зело тепла. Да в мореж ловят мелкую рыбу — подобна вологоцким нельмушкам. Да ягоды, сладкие и кислые, и яблока родятся, да пшено сорочинское, а иногда пшено сорочинское привозят из Китай к ним на продажу.
А у воинов их японских оружие — мушкеты, копья, сабли. А начальные люди носят по 2 сабли. Только-де у них войны никакие ни с кем не бывает.
А около городов их стены каменные из большого дикого камени; стены толщиною аршин по шти, в вышину сажен по десяти. А домы у них делают: ставят деревянные столбы высокие, столб оть столба по аршину, и землю с водою разбивая: и примешивая к ней сена, меж тех столбов кладут, толщиною в аршин и в полтора, слоями, а меж слоев кладут [23] железо и веревками утягивают и убивают накрепко. Также и божницы делают, и покрывают те домы и божницы железом, а иные медью, а иные серебром и золотом. А у царя-де их и у патриарха домы и начальная божница покрыта золотом.
А посуда-де у них серебряная и медная и ценинная. А ценинную посуду делают у них из морских раковин: толкут их намелко и мешают с глиною, и держат в земле многие годы, и из того те ценинные посуды делают.
А как царь их гулять куды на судах ездит — пушечки и пищали на суды с собою для потехи берет. А торговым людям того Японского острова пушек и мушкетов и пищалей с собою брать у них заказано, только в домех пищали и пушки торговые люди держат.
А в иные-де земли они, японцы, не ходят, а в Японскую-де землю приходят к ним кораблями немцы, с сукнами и с иными товары, в город Нангасаки, и в том городе многие немцы домами живуть, а в иные городы Японские земли немец и никого чюжеземцов торговать не пущают, а для чего — про то он не ведает. А наперед сего, тому ныне 15 лет, принесло ветром на карабле немец в город Кинокуни, и переводчика-де их языку в том городе не сыскали, и взяв у тех немец письмо, послали в город Нангасаки и переводчика сыскали, и о всем их допрося отпустили в город Нангасаки, а из Нангасака велели их отпустить в немецкую землю.
А об их японских судах сказал он выше сего. A те-де их японские суды делаются без крышек, только для бережения товаров делается на всяком судне по чюлану с покрышкою. А как на море бывает дождь, тогда дерево шогольное снимают и положат вдоль по судну и покрывают от дожжа бумагою, которая держана в рыбье жиру. А как великими волнами судно станет бить и в судно воду плескать, и по самой нужде то судно лехчат — бочки с вином и иные тяжелые товары бросают в море, а как то их судно лехко будет, тогда воды в него плескать не станет, и то судно по морю носит многие месяцы.
А ево, Денбея, с товарищи на море носило 28 недель. А из дому он, Денбей, пошол зимою и западным ветром носило ево целую неделю, а в иные дни были с иных стран ветры, а в иные дни ветров не было, только-де выправитца оне не могли, (по)тому что у них шоглы не было, а как дерево на море нашли и парусь сшили, тогда по самой нужде по матошнику прибились к Курильской земле. А та Курильская земля, как оне от [24] востоку шли, была у них в правой стороне. А в Камчатской земле до зимы жил он, Денбей, 6 месяцов.
А в их Японской земле считают оне в году по 12-ти,а в ином году по 13-ти месяцов, а в месяцах по 4 недели, а в месяце по 28-ми, а в иных по 29-ти дней. А год починается у них зимою.
А городы-де Батавию, Формосу, Кантон — он, Денбей, не знает и не слыхал, и ензуитов и попов немецких в городех японских нет, a есть-ли-де или нет в Нангасаке городе — (того он не ведает). И креста Христова у них нет-же, и иных никаких вер оне, японцы, не принимают и быть иным верам не велят.
А платье у них в Японской земле носят камчатные и китайчетые, а зимою стежное на бумаге.
А родится-де у них золото, серебро и делают камки и китайки, а жемчюгу и каменья дорогова у них нет, потому что де у них жемчюгу и каменья никто не носить. А в море у них звери бывают изретка — подобны быкам, и рыбы большие сажени по 4 и по 2 бывают.
А деньги у них медные называют жени, подобны руским медным денешкам округлостью и толщиною, да серебреные деньги, которые называют у них гин, весом блиско московского золотника, а такую копейку привез к Москве Володимер Отласов. A медных денег на серебряную копейку дают по 50-ти. Да у них-же есть золотые, шириною против ефимка, толщиною против московской медной деньги, которые (золотые) называют у них кованы, а за тот золотой серебряных их денег дают по 40 копеек. А иные золотые большие — шириною вершка в два, которые называют убан, а дают за них по 4 кована. А иные золотые есть меньшие, которые называют ичим, за которые дают серебряных по 10 копеек.
А серебра-де и золота в их земле много. А в Курильской-де земле тамочные народы взяли у них, Денбея с товарищи, меньших золотых 2 ящика, пуда по два, и тех золотых они, камчадальские народы, не знают — роздали играть детям своим.

«Скаска» собственноручно по-японски подписана Денбеем.


Сибирскаго приказа кн. № 1282, лл. 79 об. — 83.

Воспроизводится по:

Н. Н. Оглоблин. ПЕРВЫЙ ЯПОНЕЦ В РОССИИ. Русская старина, 1891. Т. 72.  С. 11-24.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2010
Категория: Акты исторические 1702г. | Добавил: ostrog (23.05.2012)
Просмотров: 841 | Теги: курильский, японец, Осака, Атласов, Камчатка, Дембей, острова, япония, скаска | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]