Главная » Документы » Акты исторические 1690 -1699гг. » Акты исторические 1691г.

1691.08.21 — 1691.08.31

1691 г. августа между 21 и 31*. — Отписка приказчика Селенгинского острога Д.И. Многогрешного иркутскому воеводе Л.К. Кислянскому о нежелании табунгутских тайджи кочевать в нижнем течении реки Селенги и об отказе их помогать в сыске «воровских людей», угонявших лошадей у русских служилых людей

/л. 17/ Великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, стольнику и воеводе Леонтью Костянтиновичю Демко Многогрешный челом бьет.
В нынешнем во 199 году августа в 21 день в указе великих государей из-Ыркуцка от тебя, стольника и воеводы Леонтья Костянтиновича, в Селенгинской ко мне писано. — Велено мне по вестям из Мугальской степи жить в Селенгинску от неприятельских воровских мугальских людей з денными и ночными и с отъезжими крепкими караулы со всякою осторожностию и над караулами смотреть неоплошно, чтоб неприятельские воровские люди, пришед тайно, над Селенгинским городом и над служилыми людьми какова дурна не учинили. А подданным царского величества мугальским тайшам Бинтухаю с товарыщи и табунуцкому Батур Окин-зайсану и боронкошоуновщине ясашным Тархан-ширетую и их зайсаном и улусным их людем велеть кочевать по Селенге-реке на низ к Удинску в крепких в угожих местех, и от неприятельских воровских людей жить во всякой осторожности. И велеть им держать в угожих крепких местех отъезжие караулы, чтоб неприятельские люди також, пришед тайно, над [наши]ми** подданными /л. 18/ царского величества тайшами и над ясашными мугальскими и табунуцкими зайсаны и над улусными их людьми какова дурна не учинили. И о неприятельских мугальских замыслех, также и в табунуцких людех, велено мне проведывать всячески накрепко — нет ли в них к-ызмене какой шатости и злого умыслу, и розыскать накрепко про тех вышеписанных табунут, как они явились в-ызмене и отчего и за что скололи в кошу Селенгинского казака Ивашка Дунаева, или у них, табунут, с теми воровскими людьми наперед сего была какая пересылка или какой злой замысл? И по розыску велено взять у них, табунут, у лутчих зайсанов и у шуленег крепких аманатов, чтоб кому было мошно верить, и держать тех аманатов до указу великих государей в Селенгинску за крепкими караулы. А что в сыску тех табунуцких людей про измену явитца, и тот сыск руских людей за руками иноземцев за их знаменами и за моею рукою велено прислать и о всяких ведомостех писать в-Ыркуцкой к тебе, стольнику и воеводе Леонтью Костянтиновичю, не замотчав, с нарошными посыльщики наскоро.
И я по прежнему и по сему великих государей указом про всякие мугальских неприятельских людей замыслы проведываю и про измену табунуцких людей розыскивать всякими меры буду накрепко, а что про табунуцких людей в сыску явитца или какие из Мугальской степи ведомости будут, и тот [372] розыск за руками руских людей и за знамены иноземцев, также и за /л. 19/ своею рукою, в-Ыркуцкой к тебе, стольнику и воеводе Леонтью Костянтиновичю, пришлю, и о всяких мугальских неприятельских людей замыслех писать буду, не замотчав, с нарошными посыльщики, а с них, табунут, с лутчих зайсанов и с шуленег, аманатов в Селенгинской возьму.
А ныне те подданные царского величества тайши Бунтухай с товарыщи и ясашные великих государей мугальские иноземцы боронкошоуновщина Тархан-ширетуй, зайсаны и с улусными своими людьми по мугальским вестям кочуют на низу Селенги-реки от Удинска в ближ[н]ых местех и стоят в крепких урочищах, а вверх по Селенге держат отъезжие караулы. А табунуцкие люди преж сего после подъезду кочевали по другую сторону Селенги-реки на низу от Удинска невдалеке, а ныне они, табунуты, вышли вверх по Селенге и стоят на Большем Хилке все вместе. А говорят, что де им на низу Селенги- реки со скотом кочевать негде, кормовых мест мало. А о отъезжих караулех я из Селенгинска им, табунуцким людем, и чтоб жили с великою осторожностию и держали б отъезжие караулы в крепких местех приказываю безпрестанно, и они, табунуты, отъезжих караулов от себя не посылают. А из Селенгинска служилых людей на отъезжие караулы посылать не на чем для того: в нынешнем во 199 году августа против 9-го числа, ночью /л. 20/ подъехав, неприятельские воровские люди ис-под Селенгинска с Конного острова у селенгинских казаков и у полковых стрельцов конной табун угнали весь без остатку, а те воровские люди преж сего были их же табунуцких людей улусные сродичи их Дзютки Начин-батур с товарыщи в 20-ти человеках. А стоят они, воровские люди, вверх по Хилку юртами от них, табунут, не в дальних местех.
А в прошлом во 198 и в нынешнем во 199 годех те ж воровские люди у руских людей ис-под Селенгинска и с Нерчинской дороги у служилых людей у Оськи Рогозинникова с товарыщи угнали 13 лошадей, да у ясашных великих государей у брацких Нерчинских и у селенгинских иноземцев конные табуны отгоняют безпрестанно. И я из Селенгинска для погони за теми воровскими людьми к ним, табунутам, толмачей и служилых людей посылал по многие времена, а они, табунуты, за такими ворами в погоню не ездят и людей от себя не посылают, и таких воровских людей не доискиваютца, и помочи для поиску руским и брацким людем не дают. А как посылаютца из Селенгинска к ним, табунуцким людем, толмачи и служилые люди для всякого розведыван[ья] про их умысл, и они, табунуты, толмочам говорят, что де их, табунуцких людей, подданные и ясашные великих государей мугальские иноземцы боронкошоуновщина /л. 21 / в том, что у них, табунут, будучи в подъезде, учинилась измена, а руским людем урон, и тем де их, табунут, они, боронкошоуновщина, укоряют. А как де дождавшись из-Ыркуцка тебя, стольника и воеводу Леонтья Костянтиновича, на Селенгу, и они де, мугальские люди, бутто на них, табунут, в той измене хотят великим государем бити челом. А спрашивают де они, табунуцкие люди, у толмачей, что де и от руских людей в той их измене на них, табунут, челобитья не будет ли? И они де, толмачи, говорят, что де они про то дело не ведают. А есть ли в них, табунуцких людех, какой злой умысл или нет, про то проведать немошно. А как про них, табунуцких людей, учинить розыск, как у них, табунут, будучи в подъезде, учинилась измена, и велеть прикладывать иноземцем к тому сыскному делу знамена, и то дело будет им, табунуцким людем, в огласке, и чтоб оттого [373] в табунуцких людех не учинилась какая шатость и аманатами их будет не удержать, потому что их род непостоянной.
И [о]б том розыску, стольник и воевода Леонтей Костянтинович, что укажешь.

По склейкам скрепа: Сстав.

РГАДА, ф. Иркутская приказная изба, оп. 1, д. № 235, лл. 17-21. Подлинник.

Примечания:

* Датируется по упоминанию числа в тексте и наименованию 199 г. как «нынешнего».
** В тексте: над ми.

Воспроизводится по:

РУССКО-МОНГОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ 1685-1691.СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ. Составитель Г.И. СЛЕСАРЧУК. Ответственный редактор Н.Ф.ДЕМИДОВА. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ФИРМА «ВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА» РАН, Москва 2000г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2013
 


Категория: Акты исторические 1691г. | Добавил: ostrog (02.01.2013)
Просмотров: 952 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]