Главная » Документы » Акты исторические 1680 -1689гг. » Акты исторические 1685г.

1685.05.15

1685 г. мая 15 – Дело о покраже лошадей тунгусами у нерчинского казака В. Герасимова и пашенного крестьянина О. Кибиря.*

/л.38/ Царем Государем, и Великим Князем, Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу, Всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцы. Бьет челом холоп ваш, нерчинской казак Васка Герасимов. В нынешнем, Государи, 193-м году, майя в 15-й день, по Вашему, Великих Государей, Указу, и по приказу Стольника и Воеводы Ивана Остафьевича Власова, ездил я, холоп ваш, на Урульгу реку, для дозору пашенных крестьян, и у меня, холопа Вашего, украли днем коня в треноге, шерстью коурою, а неверка мне в той конной краже, чалкагирского роду, на тунгусов, на Омонейку с братом, Омочанком.
Милосердные Государи, Цари, и Великие Князи, Иоанна Алексеевич, Петр Алексеевич, Всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцы, пожалуйте меня, холопа своего, велите, Великие Государи, тех тунгусов допросить, и по допросу, в той конной краже пытать. Цари Государи, cмилуйтеся.

/л.38об/ 193-го году майя в 27-й, против сего челобитья, роспросить.
К сему челобитью, нерчинской казак Васка Гарасимов руку приложил.

/л.39/ И против сей челобитной, в Нерчинском, в Приказной Избе, перед стольником и воеводою, перед Иваном Остафьевичем Власовым, нерчинского острогу ясашные иноземцы, чалкагирского роду тунгусы Омонейка, да Омочанка, роспрашиваны порознь. В нынешнем, 193-м году, майя в 15-й день, у нерчинского казака, у Васки Герасимова на Урульге реке, коня каурого в треноге украли, и буде где, украли, и преж сего лошадей, и рогатой скот, и у кого украли, и сколько лошадей, и рогатых скотин у кого украли, у служилых, и у всяких чинов людей, и каковы были шерстью, и кто с ними в товарищах был.
А в роспросе нерчинские ясашные тунгусы, Омонейка и Амачанка сказали: на заимке, на Урульге, у служивого человека, Васки Герасимова, лощадей, и инде, ни у кого не крадывали, и прежде сего, в воровстве и в приводе ни с чем не бывали, а спрашивал де-их про лошадь, он, Васка, и они–де, Амонейка и Амачанка, про тех лошадей проведывали, и сыскали, что украл-де ту лошадь ясашной же тунгус именем Шонойка, и-де про то сказывал, украдчи ту лошадь он, Шонойка, свел, и они же, Амонейка и Амочанка ему, Ваське, про то сказывали, а кто с ним был товарищем, или он один украл, про то он, Шонойка, сам скажет.
У роспросу толмачем, толмач Гришка Куча.

И Шонойка в приказную избу сыскан и роспрашиван, и в роспросе сказал: на Урульге, на заимки, у служивого человека, у Васки Герасимова, лошадь украл в треноге днем с поля, /л.40/ украл один, а товарища-де с ним никого не было, и украл ту лошадь сын вместе с отцом своим, а прежде сего, он, Шонойко, нигде ничего не крадывал, а живет-де он, Шонойка, в одной юрте с отцом своим, Чогаем, и отец же его, Чогой ныне лежит болен, а ясаку он, Шонойка, с себя Великим Государям не плотит.
У роспросу толмачи, Толмач Гришка Куча.
И стольник, и воевода, Иван Остафьевич Власов, слушая роспросных речей, Амонейку и Амачанку велел свободить, а Шонойку велел пытать. Преж сего, он, Шонойка, на воровстве нигде не бывал, и лошадей, и рогатой скот не крадывал, и буде где на воровстве бывал, и что у кого лошадей и коров украл, и кто с ним в товарищах был
Того же числа, в Нерчинской Приказной избе, бил челом Великим Государем, в словесном челобитье, перед стольником и воеводою, Иваном Остафьевичем Власовым, Нерчинского уезду, Урульги заимки, пашенный крестьянин Оска Кибирь, сказал: в нынешнем, в 193-м году, пропали-де, у него, Оски, с заимки, с поля, три лошади сошных – два мерина белых, да кобыла саврасая, да жеребенок, в буре безвестно, а ныне объявился воровской тунгус Шонойка, на той же заимке у служилого человека, у Васки Гарасимова, украл с поля лошадь, а в той-де лошади, он, Шонойко, до пытки винился, а в иных-де воровствах велено его, Шонойку пытать. И чтоб Великие Государи пожаловали его, Оску, велели у пытки в застенке, у его, Шонойки, и про Оскиных лошадей спросить.
И тунгус Шонойка к пытке привожен и роспрашиван, а расспросе он, Шонойка, в застенке на виске говорит те же речи, что в роспросе своем, до пытки, и сказал наперед сего: он, Шонойка, на воровстве нигде не бывал, и Оски Кибиря лошадей с заимки не крадывал, а кто же их украл, того-де, он, Шонойка не ведает, а у Васки Гарасимова лошадь украл он, Шонойка, один днем, а товарищем с ним никого не было. И на виске дано ему десять ударов, и с виски он, Шонойка спущен и огнем зжен, а в огне говорил: сказывала ему сестра его, Шонойкина, тунгуска Шонокчин: украл де-на Урульге трех лошадей и жеребенка Тунгус Дарбай, а тех лошадей две белых, да кобыла саврасая, да жеребенок, в буре. И какую из тех лошадей он, Дарбайка, домой к себе в юрту привел, то она видела, потому что муж ее, а его, Шонойкин, зять, в юрте своей от него, Дарбайка, стоит неподалеку.
И тунгуская баба Шонокчин сыскана и роспрашивана, двух-де лошадей белых да кобылу саврасую, да жеребенка, тунгус Дарбайка днем к себе привел, а она, Шонокчин, тех лошадей видела, а говорил-де он, Дарбайка, в юрте своей тайно, что лошадей украл на Урульге с поля, а она те речи слышала в юрте его, и брату своему про то сказала.
И тунгус вор Дарбайка сыскан и роспрашиван, а в роспросе сказал: на Урульге заимки,с поля, и ин-де, нигде он, Дарбайка, лошадей не крадывал, и домой к себе не приваживал, и речей у себя в юрте про украденных лошадей ни с кем не говаривал, а тем его, Дарбайку, тунгуска Шонокчин краплет напрасно.
И тунгуской бабе Шонокчин с тунгусом Дарбайкою, властью дана очная ставка, а на очной ставке в застенке баба Шонокчин, с ним Дарбайкой, те же речи, что в роспросе своем говорила, а тунгус Дарбайка говорил те речи, что в роспросе своем сказал, и тунгус Дарбайка пытан был на виске, дали ему десять ударов, и говорил те речи, и ни в чем не винился, и с виски спущен, и огнем зжен, а на огне говорил: с урульгинской заимки, с поля, простых лошадей, и днем он, Дарбайка, с товарищи, с тунгусами, с Бутайкою, с Таулом, с Дачигом лошадь шерстью саврасую, которую ищет пашенный крестьянин Оска Кибирь, украли, и украв же, свели, а как тех лошадей с заимки гнали, и на дороге попалась навстречу простая белая лошадь, и они и ту лошадь взяли. А иных же товарищей никого с ним, Дарбайкой, не бывало, и наперед же сего, наперед нигде ничего не украдывал, а у роспросов, и в застенке том толмачи,
Толмач Гришка Куча.

Другой вор Бутасейка сыскан и роспрашиван был, а в роспросе до пытки сказал: с братом своим, Бурдайкой, с Авнучием, с Рисдугеем сыном, да Астаулом, трех лошадей, двух лошадей, трех белых, да кобылу саврасую, четвертую жеребенка, с поля, простых, днем украли и увели, а зайто с ними на воровстве не было, только отпущал он брата своего с ними, Атаулка, и про то воровство ведал, и лошадей-де с ними вместе, а как тех лошадей украли, и они гнали. И брат-де его, Дарбайка, лошадь простую белую на дороге взял, а он-де, Бутасейка, той лошади не видел.
У роспроса толмач Гришка Куча.

Июня в __ день, по Указу Великих Государей, и по приказу стольника и воеводы, Ивана Остафьевича Власова, взят из Приказной Избы тунгус Шонойка, на росписку истцу Василью Герасимову, а будет Великих Государей Воля, и свершение же сего дела, а как того.
Против сей записки Васка Герасимов тунгуса к себе на заимку взял, а как его Шонойка, в приказную Избу спросят. И мне, Васке, поставить росписаться, я, Васка своею рукою.
И пашенного крестьянина Оски Кибиря лошади сысканы, и отданы ему, Оске.

/л.43/ Цари, Государи, Великие Князи, Иван Алексеевич, Петр Алексеевич, Всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцы. Бьет челом сирота Ваш, нерчинского острога крестьянин, Оска Кибирь. В нынешнем, Государи, в 193-м году, майя в 4-й день, бил челом Вам, Великим Государям, в Нерчинском Остроге, в Приказной Избе, стольнику и воеводе, Ивану Остафвичу Власову, я, сирота Ваш, словесным челобитьем, на ясачного тунгуса калтагинского рода, на Дарбая, в конной краже, о четырех головах, против моего челобитья тот тунгус роспрашиван был, и по расспросу пытан, и винился, и ныне он, Дарбай, мне, сироте вашему, за те мои кони платит скотом, дает коня шерстью белую, да жеребенка, да кобылу шерстью сивую, корову красную. Милостивые Государи Цари, Великие Князи, Иван Алексеевич, Петр Алексеевич, Всея Великия, И малыя, И Белыя России Самодержцы. Пожалуйте меня, сироту Вашего, велите, Великие Государи, тот его, тунгуса, платеж взять, да впредь мне, сироте вашему, до того тунгуса больше дела нет, а в той его, Дарбаевой вине, вольны вы, Великие Государи Цари, Смилуйтеся.

К той челобитной, вместо пашенного крестьянина Оски Кибиря, по его велению, нерчинский конный казак Степан Позняков руку приложил.

РГАДА, ф.1142, оп. 1, д.33.

Примечания:

* Материал подготовлен исследователем Александрой Черницкой. По вопросам сотрудничества с А. Черницкой можно обратиться к исследователю ЗДЕСЬ

Категория: Акты исторические 1685г. | Добавил: ostrog (31.07.2012)
Просмотров: 1183 | Теги: крестьянин, Власов, покража, Герасимов, Челобитная, казак, дело, Кибирь, иноземец, нерчинский воевода | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]