Главная » Документы » Акты исторические 1680 -1689гг. » Акты исторические 1684г.

1684.09.17 — 1684.10.21

1684 после 17 сентября — октября 21 — I. Отписка Иркутскаго воеводы Леонтия Кислянскаго Енисейскому воеводе князю Константину Щербатову, о убийстве Тунгусами, на речке Усикане, Албазинских казаков, посланных в Селенбинской острожек для сбора ясака, и о задержании Китайцами Албазинских же казаков, посланных для сбора ясака с инородцев, живших по рекам Быстрой и Амгуне. — II. Распросныя речи в Енисейской приказной избе двух Албазинских казаков о том же.

I. Государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, боярину и воеводе князю Константину Осиповичю Левка Кислянский челом бьет: в нынешнем во 193 году, сентября в 17 день, объявились в Иркуцком остроге и в приказной избе передо мною допрашиваны Албазинские казаки Стенька Нвкифоров сын, прозванием Колобов, Ивашко Прохоров сын, прозванием Голко, Фирско Яковлев сын, прозванием Совяных, а в допросе они Стенька, Ивашко, Фирско сказали: в прошлом де во 191 году, в июне месяце, отпущены были они Стенька и Ивашко из Албазинского острогу от приказнаго человека от Ивашка Семенова на службу великих государей в Селенбинской острог, для ясашнаго сбору, с Албазинским казаком с Андрюшкою Мокрошубовым; а в отпуску де было их дватцать с однем человеком. И пришли они Стенька с товарищи в Селенбинской острожек на Семенов день летоначатца 192 году; а ходу де было вниз по Амуру реке плыли до усть Зеи реки 8 дней, а с усть Зеи в верх по Зее реке шли до усть Селенбы реки 8 же дней, а по Селенбе де реке вверх шли до острожку Селенбинского недель с 5 и болше, опричь простоев, а простою де всего было недели с 2; и жили де в том Селенбинском острожке до Филипова заговенья. А как в том Селенбинском острожке жили, и в то де время безпрестанно приезжало к тому Селенбинскому острожку Богдойских людей человек сот по пяти и по шти и угро-[218]жали де им Албазинским казаком воинским приходом на тот Селенбинской острожек. А в том де Селенбинском острожке построено крепостей толко два зимовья, да промеж теми зимовьями забрано лежачим тыном. И убояся де они Албазинские казаки приходу Богдойских воинских людей, заговев Филипово заговенье, пошли они Албазинские казаки из того Селенбинского острожку через Камень на Удь реку к Якуцким казакам в Удской острожек с аманатами, чтоб те де Богдойские люди у них Албазинских казаков в Селенбинском острожке аманатов не отбили и дурна какого над ними не учинили; а аманатов де было 4 человека. И шли де от того Селенбинского острожку на нартах 5 дней, и, перещед Камень, на Усикан речку, и на Усикане де речке встретили Селенбинских ясашных Тунгусов, и взяли де они Стенька с товарищи у тех ясашных Тунгусов ясаку на великих государей 3 сорока соболей, и в то де время, идучи с Усикану речки, те ж ясашные Селенбинские Тунгусы на дороге на Усикане речке почали их Стеньку с товарищи стрелять и человек де 15 росплоша побили у них Албазинских казаков до смерти и аманатов отбили, а десятью де, человеки они Стенька с товарищи, покиня нарты на Усикане реке с соболиною великих государей и с товарною, что им дано было для подарков ясашным людем, казною, не успея взять, ушли с той реки в гору на Камень. А велел де и научил их Албазинских казаков побить тем Тунгусам и с ними побил толмачь их Албазинских казаков Любимка Иванов, сын Выезжаго, которой с ними послан был из Албазинскаго острогу, потому что де он Любимка Великим государем изменил; и ту де великих государей ясашную соболиную казну те Тунгусы с изменником с Любимкою толмачем и их борошнишко на нартах и подарошную казну все пограбили и аманатов увели. И с того де места с Усикану речки шли они Стенька с товарищи до зимовья; которое зимовье усть Шивлея реки, голодом 6 дней, а в седмой де день, не дошед зимовья, нашли поклажи рыбные промышленных людей на лабазе, и ту де рыбу ели, и с того де места шли еще до усть Шивлейскаго зимовья 2 дни, и в том де зимовье жили до великаго заговенья; а заговев де великой пост, велел им Албазинским казакам Стеньке с товарищи Удской приказной человек, пятидесятник казачей Гарасим Иванов сын Цыпандин, из того Шивлейскаго зимовья быть в Удской острожек; и они де Стенька с товарищи из того Шивлейскаго зимовья шли до Удскаго острожку 8 дней, и за две де недели до Христова дни отпустил его Стеньку из того Удскаго острожку приказной человек Гарасим Цыпандин в Майское ясашное зимовье, а то де зимовье стоит над Маею рекою, шли де до того зимовья 4 недели, и из того де Майскаго зимовья он Стенька поплыл той же весны, за 2 недели до Николина дни вешняго, и плыли по Мае и по Алдану рекам, и с Алдану реки шли вверх по Лене до Якуцкаго; а в Якуцкой он Стенька с товарищи пришел с Якуцкими казаки в Петрово заговенье, и жил де в Якуцком остроге Петров пост, а после де Петрова дни он Стенька шел из Якуцкаго со столником и воеводою с Иваном Приклонским. А Ивашко де Голко пошел из Удскаго острожку за неделю до Николина дни вешняго и в Якуцкой пришел за неделю до Петрова дни с соболиною великих государей казною. А Фирско де отпущен был из Албазинскаго острогу от приказнаго ж человека от Ивашка ж Семенова на службу великих государей на Быструю да на Амгунь реки, для ясачнаго ж сбору, с Албазинским казаком с Гришкою Мыльником, 73 человека; а плыли от усть Зеи реки 11/2 дни и наплыли де на Китайских Богдойских людей, и в том де месте тех [219] Китайских Богдойских людей началные люди звали его Григорья Мыльника к себе на честь хлеба есть, и он де Григорей, взяв с собою казаков же человек с 10 и болше да попа Максима, пошел с ними к тем Богдойским людем хлеба есть; и те де Богдойские люди их Григорья Мыльника с товарищи в то время от себя не отпустили; а на стану де их в то время от него Григорья Мыльника осталось Албазинских казаков и промышленных людей человек с 50. И Григорей де Мыльник прислал на стан к ним Фирску с товарищи, от себя Албазинскаго казака, за их Китайских людей караулом, и велел им сказать тайно, что де вы казаки промышляйте коли де куды ближе, а он де Гришка задержан у Богдойских людей. И они де Фирско с товарищи, 23 человека, того ж числа побежали в гору в суземок, и шли де горою и пришли к Зее реке, и по Зее реке горою ж до Селенбинскаго острожку питались ягодою, и в острожке де в Селенбинском жили дней 6; а достальные де люди 50 человек остались на становье у дощеников, а куды они делись, про то, сказали, не ведают. И из Селенбинскаго де острожку пошли через Камень и шли до усть Шивлея реки до зимовья; а в Селенбинском де острожке не жили, для того чтоб де им прежних казаков запасов не оголодить; а из Шивлейскаго де зимовья сошли зимою ж, заговев великой пост, в Удской острожек с ними ж Стенькою с товарищи. О том против их сказок и ни о чем, ни в которые городы и остроги отписок не посылывано. И тех Албазинских казаков Ивашка Прохорова, Фирска Яковлева, для подлиннаго допросу, с сею отпискою послал я из Иркуцкаго в Енисейск гостиные сотни с Алексеем Ушковым в судне, сентября в день, а он Алексей замешкался в Иркуцком за недобором квасных откупных денег; да с ними ж послал, опричь сей отписки, отписку ж; а велел им в Енисейску явитца и отписки подать тебе боярину и воеводе князю Константину Осиповичю с товарищи; А третьяго Албазинскаго казака Стеньку Никифорова послал из Иркуцкаго за Байкал в Удинской и в Нерчинской острог к столнику и воеводе к Ивану Власову о том же вышеписанном с отпискою, чтоб про то было ведомо и в Албазинском остроге; а для их скудости и раззоренья, против их челобитья, в зачет в оклады их для Енисейской посылки, по указу великих государей, дано в Иркуцком государева жалованья им Стеньке, Ивашке, Фирску денег по рублю человеку, и о той даче в Нерчинской к столнику и воеводе к Ивану Власову писано ж.

II. 193 году, октября в 21 день, явились в Енисейску Албазинские казаки Ивашко Прохоров, Фирско Яковлев и в приказной избе перед боярином и воеводою князем Константином Осиповичем Щербатовым с товарищи те Албазинские казаки допрашиваны, а в допросе Ивашко Прохоров сказал: в прошлом де во 191 году, в июне месяце, послал из Албазинского острогу Албазинской приказной Ивашко Войлошников в Силинбинской острог, для ясачнаго великих государей соболинаго сбору, их Албазинских служилых людей и казачьих наемщиков промышленных людей 21 человека; а в прикащиках де у них, послан был Албазинской же казак Андрюшка Никитин сын Мокрошубин. И пришли де они в Силинбинской острог на Семен день летоначатца 192 году. А из Албазинскаго де плыли они вниз по Амуру реке до усть Зии 8 дней, а с усть де реки Зии шли они вверх по Зие реке до усть Силинбы реки 8 же дней, а по Силинбе де реке вверх шли они до Силинбинскаго острогу и с простоями за мелкою водою 7 недель, и жили де они в том Силинбинском острожке до Филипова заговенья. А [220] как де они в тот Силинбинской острог из Албазинскаго острогу шли и в Силинбинском острожке жили, и никаких де Китайских людей не видали и нового де города, что построен ныне у Китайских людей на Амуре реке выше реки Зии, при них Ивашке с товарищи не было. А не дошед де до Силинбинскаго острогу за два дни, приехали к ним Албазинским казакам с погрому от Китайских людей с Амура реки Албазинских же казаков и промышленных людей, которой приехал ныне с ним, Фирско Яковлев с товарищи, 23 человека, которые отпущены были из Албазинскаго острогу с Гришкою Мыльником; сказали де им те утеклецы, что де Китайские люди пришли на Амур реку с войском, а прежде сего приезжали Китайские люди для ясачнаго сбору к Силинбинскому острогу по вся годы сот по пяти и по шести. А как де они сбирали ясак на Китайскаго богдохана с тех же Тунгусов, с которых сбирают ясак на великих государей они служилые люди, и по тем де вестям послали они из Селенбинскаго острогу из тех утеклецов промышленных людей охотников 5 человек на Зию реку с вестовою отпискою к Албазинским казакам к Мишке Степанову Сафьянщикову с товарищи, которые живут в том Зейском остроге для ясачнаго сбору, и после де их слышали они на Уде реке в Удском остроге от ясачнаго Тунгуса, что де тех промышленных людей Зейские ясашные Тунгусы на дороге побили и Зейской де приказной Мишка Сафьянщиков тех убойцов, двух человек Тунгусов, по имав, повесил. Да из Силинбинскаго ж де острогу тех же де утеклецов Албазинских казаков и промышленных людей 16 человек пошли на Удь реку в ясачной Удской острог к Якуцким казакам, а осталось де после их в том Силинбинском острогь тех утеклецов 2 человека казаков. Да в Силинбинской же острог пришли к ним о Покрове пресвятыя Богородицы Албазинские казаки 3 человека, Гришка Никитин, Максимко Васильев, да Якуцкой казак Максимко Иванов, а сказывали де им, что де их послано было 7 человек с Хамуну реки от Албазинских же казаков от Гаврилка Фролова с товарищи в Албазинской острог с отписки, и их де на дороге на Быстрой реке ясачные Тунгусы четырех человек побили, а они де от них ушли и побежали к ним в Силинбинской острог; а из них де Максимко Васильев стрелою ранен. И убояся де они Албазинские казаки приходу Китайских воинских людей, из Силинбинскаго острогу пошли после великаго заговенья на Удь реку в Якуцкое зимовье с ясачными аманаты, которые взяты были в Силинбинской острог у ясачных Тунгусов, для ясачнаго сбору, потому что де сидеть было им в приход Китайских воинских людей в том Силинбинском остроге нельзя; а пошло де их всех Албазинских казаков из того Силинбинскаго острогу 26 человек, а аманатов де было с ними 4 человека. И шли де они от Силинбинскаго острогу на нартах 5 дней, и перешед де Камень на Усикан реку, и на Усикане де речке встретили они Селенбинских ясачных Тунгусов и с тех де Тунгусов взяли они великих государей ясаку 3 сорока соболей; и в то ж де время, идучи с Усикану речки, те ж ясачные Силинбинские Тунгусы князец Козерда с родом своим, на дороге почали по них служилых людех из луков стрелять, и 15 де человек их служилых людей побили до смерти и аманатов де у них отбили; а досталные де они 10 человек, покиня нарты и на нартах соболиную великих государей ясачную казну и товарную казну, что послано было с ними из Албазинскаго ясачным людем на жалованье, ушли в Удской острог. А велел де им Тунгусам и научал их побить Албазинской же толмачь Любишка Иванов сын Вы-[221]езжаго, которой послан был с ними из Албазинскаго острогу, и в то де время он Любишка Великим государем изменил, отшел от них служилых людей к ним иноземцам, и ясачную де соболиную и товарную казну и их де рухлядишко те Тунгусы с тем изменником Любишкою взяли; а отец де его Любишкин Ивашко Выезжей в Албазинском остроге в толмачах же и жена де его Любишкина ныне в Албазинском же остроге. А как де они пришли на Удь в Удской острог, и они де слышали от ясачных Тунгусов, что де Силинбинской острог Китайские люди сожгли, да к Зейскому де острогу пошло Китайских воинских людей человеке ста с три. А из Удскаго де острогу пришел он в Якуцкой острог, а из Якуцкаго де острогу пришел чрез Верхоленской в Иркуцк, и из Иркуцкаго де хотел он итти в Албазинской острог, и писмянной де голова столник ЛеонтиЙ Кислянский послал его Ивашка с товарищем его Фирском в Енисейск, а товарища ж их Албазинскаго казака Стенку Никифорова послал с ведомостью в Нерчинской острог. А пришло де их в Якуцкой из Удскаго острогу их Албазинских казаков да промышленных людей и казачьих наемщиков, которые посланы были для ясачнаго сбору в Силинбинской острог, с ним Ивашком с товарищи 6 человек, да от Китайских людей утеклецов промышленных же людей 8 человек, и те де промышленные разошлись в Якуцком уезде по деревням, а в Удском де остроге остался от них Албазинской казак Лазарко в службу по Якуцкому острогу; да промышленных же людей от Китайских людей утеклецов осталось от них в Удском же остроге 11 человек.
А Фирско Яковлев в допросе сказал: в прошлом де во 191 году послан был он Фирско из Албазинскаго острогу для ясачнаго великих государей сбору на Быструю и на Хамун реки с Албазинскими служилыми и промышленными людьми с Гришкою Мыльником с товарищи, с 73 человеки; и как де они из Албазинскаго вниз по Амуру реке плыли, и, проплыв де устье Зии реки, наплыли на Китайских воинских людей, а те де Китайские воинские люди шли на бусах, и звали де Китайских людей начальные люди Гришку Мыльника к себе на бусы в чести; и он де Гришка, взяв с собою попа Максима да казаков человек с 10, пошол с ними к ним Китайским людем на бусы, и они де Китайские люди их Гришку с товарищи от себя назад не отпустили, а от него де Гришки с товарищи осталось на судах их Албазинских казаков и промышленных людей человек с 50. И прислал де к ним на суда от Китайских людей с бус Гришка Мыльник Албазинскаго казака Афоньку Байташникова, за караулом Китайских людей, и велел он тому казаку сказать им тайно, чтоб де они промышляли, куда кому ближе, а он де Гришка задержан у Китайских людей и выпуску де ему от Китайских людей не будет. И они де Фирско с товарищи, 23 человека, того ж числа побежали с судов в гору и пришли в Силинбинской острожек, а из Албазинскаго де острожку пришли они в Удской острог 16 человек, а 5 де человек посланы в Зейской острог к Албазинским же казакам с вестовою отпискою; и в Удском де остроге слышали они от ясашных Тунгусов, что де тех пяти человек на дороге ясачные Тунгусы побили. А из Удского де острогу пришел он Фирско с товарищи в Якуцкой острог, а из Якуцкаго острогу через Верхоленской пришел в Иркуцкой.
И били челом Великим государем те Албазинские казаки Ивашко и Фирско, чтоб их отпустить в Албазинской острог и служить казачью службу, по прежнему, в Албазинском остроге.

[222]Из принадлежащей Императорской Академии Наук рукописи под заглавием: Списки Енисейской архивы (часть 4-я, в лист, на 415 л.).

Воспроизводится по:

Дополнения к актам историческим,  1869г, т. 11, СПб., №79, с. 217 – 222.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2013

 

Категория: Акты исторические 1684г. | Добавил: ostrog (20.05.2013)
Просмотров: 1065 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]