Главная » Документы » Акты исторические 1680 -1689гг. » Акты исторические 1684г.

1684.04.20 — 1684.06.28
1684 апреля 20 — июня 28. — Распросные речи енисейских детей боярских, казаков и торговых людей о том, полезно ли будет перевести из Селенгинска в Удинской острог приказного человека и служилых людей.

/стр. 117/ В нынешнем во 1921 году, апреля в 20 день, в грамоте великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцев, из Сибирского приказу писано в Енисейск к боярину и воеводе ко князю Костянтину Осиповичю Щербатово с товарыщи, велено розведать подлинно: буде из Селенгинского селенгинским служилым людем и приказному человеку жить в Удинском пристойнее, а в Селенгинском малыми людми годовалщики, против иных таких же острожков, пробыть будет мочно и от воинских людей безстрашно, — и селенгинских служилых людей с детми велено перевесть в Удинской и жить им в Удинском, а в Селенгинском велеть быть годовальщиком из Удинского, сколким человеком пристойно, по расмотренью боярина и воеводы князя Костянтина Осиповича Щербатово с товарыщи.
И в нынешнем же во 192 году, по тому великих государей указу и по грамоте, в Енисейску в приказной избе перед боярином и воеводою князем Костянтином Осиповичем Щербатовым с товарыщи енисейские дети боярские и всяких чинов служилые люди допрашиваны; а кто что в допросе сказал, и то писано ниже сего порознь.
Енисейские прежней казачей голова Андрей Васильев сын Строгонов да сын боярской Василей Перфирьев, по допросу, сказали: пристойно де селенгинским служилые людем служить в Удинском и в Селенгинском острогах, по сколку человек великие государи укажут, для обереганья от приходу воинских людей, потому что де мимо Удинской острог в Даурские и из Даурских острогов с казнами великих государей и со всякими делы, и служилым и торговым и промышленным и всяким людем проезд бывает болшой, и в казну великих государей в том Удинском остроге пошлины сбираютца; и за тем де Удинским острогом жить служи-/стр. 118/ лым и ясашным людем и пашенным крестьяном от приходу воинских людей впредь будет безстрашно и оберегательно потому что де тот Удинской острог стоит в большой крепости, меж Селенгою и Удою реками, в боровом лесном месте, и степи де [266] подле Селенгу реку к Удинскому острогу подошли узкие, и пашенные крестьяне поселены и ясашные иноземцы живут от Удинского острогу в ближних местех, и ныне и впредь от приходу воинских людей служилым людем и пашенным крестьяном и ясачным иноземцам жить около того Удинского острогу и деревнями строитца будет безстрашно. А в Селенгинском остроге служилым людем жить для того, что тот де Селенгинской острог стоит на степи по край Мугалской земли, и тем де служилым людем быть в том Селенгинском остроге, для страсти мугалским людем, и для всяких вестей и степных караулов, и простроненья вдаль государских людей; а в Удинском де остроге быть прибавочным служилым людем, сверх селенгинских служилых людей, сколко человек великие государи укажут. А Удинскому де острогу от того Селенгинского острогу оберегателство малое, потому что де Селенгинской острог от Удинского острогу удален, и вниз по Селенге реке от Удинского острогу до Байкала моря места лесные и крепкие. А буде укажут великие государи из Селенгинского служилым людем, сколко человек, для пополненья переселитца в Удинской острог, и от того бы де в мугалских людех какой шатости и Селенгинскому острогу от тех мугалских людей какого дурна и разоренья не учинилось2.
192 году, маия в 30 день, в Енисейску в приказной избе перед боярином и воеводою князем Костянтином Осиповичем Щербатым с товарыщи, против грамоты великих государей, торговые люди Семен Нечаевской с братом Васильем, Семен Новоселцов, Михайло Попов допрашиваны: пристойно ль всем селенгинским служилым людем жить в Удинском, а не в Селенгинском, и мимо тот Удинской острог торговым и служилым и промышленым и всяким людем проезд не малой бывает ли, и пошлины сбиратца будут ли, и за тем Удинским острогом жить и ясачным людем от приходу воинских людей впредь будет бестрашно ль, и Удинской острог будет в крепости ль, и воинским людем впредь приходу быть не откуды ль, и в Селенгинской острог пристойно ль посылать из Удинского на годовую служилых людей человек по тритцати и по сороку, и от Селенгинского острогу пашенным крестьяном и ясачным людем, за далним растоянием, обереганья никакова нет ли? А в допросе они Семен с товарыщы сказали: пристойно ль всем селенгинским служилым людем жить в Удинском, а не в Селенгинском, и того они не ведают; а ведают ли про то они, что всем селенгинским служилым людем жить в Удинском, а не в Селенгинском, и про вышеписанные про все статьи, которые писаны выше сего, они Семен с товарыщы ничего не ведают же, потому что они в Удинском и в Селенгинском бывали на время проездом; а проезжают де они с товарами своими из Удинского и из Селенгинского в Даурские остроги.
[267] Енисейской же Литовского списку конной казак Адам Мисюркиев допрашиван, а в допросе сказал: пристойно де селенгинским служилым людем жить в Удинском и в Селенгинском, по сколку человек великие государи укажут; а приказному б человеку жить в Селенгинском, для того что приезжают из Мугалской земли от Очирой Саин хана и от тайшей в тот Селенгинской острог, /стр. 119/ для всяких договоров, посланцы, а в Удинской посланцы не приезжают, и из того де Селенгинского острогу в Удинской служилых людей переводить не доведетца, потому что послышат де мугалские люди то служилых людей переселенье из Селенгинского в Удинской, и от того б де в Мугалской земле какой шатости не было; а не токмо де что из Селенгинского перевесть служилых людей и приказного человека в Удинской, и они б де служилые люди, для страху мугалским людем, еще б и вновь они служилые люди, буде укажут великие государи, поставили остроги в Мугалской степи, толко де надобны к прежним служилым людем в прибавку служилые ж люди. А проезд де мимо Удинской острог в Нсрчинской и из Нерчинского в Иркуцкой и в Верхоленской по вся годы бывает не малой, потому что де то место на пути, а от Селенгинского удалело; а из Селенгинского де острогу в Нерчинской и из Нерчинского в Селенгинской проезжие всяких чинов люди не ездят. А пошлины де в казну великих государей в Селенгинском и в Удинском и в Ильинской слободе по вся годы сбираютца и впредь сбиратца будут.
192, июня в 28 день, в Енисейску в приказной избе перед боярином и воеводою князем Костянтином Осиповичем Щербатым с товарищи селенгинские служилые люди, десятник казачей Любим Федоров, казаки Якушко Максимов, Сенка Матвеев, против вышеписанного великих государей указу и грамоты, о переводе селенгинских служилых людей в Удинской, допрашиваны, а в допросе сказали: буде де, по указу великих государей, велят из селенгинского служилым людем переселитца в Удинской острог, а в Селенгинской посылать из Удинского острогу годовалщиков, и о том де что великие государи укажут. А из Селенгинского де острогу в Удинской служилых людей переводить не доведетца, потому что послышат де мугалские люди то служилых людей переселенье из Селенгинского в Удинской, и оттого б де в Мугалской земли какой шатости не было; а не токмо де что Селенгинской перевесть в Удинской и служилых людей перевесть из Селенгинского в Удинской же, и они б де служилые люди, для страху мугалским людем, еще и вновь, буде укажут великие государи, поставили остроги в Мугалской степи вверх по Оркону и по Чикою рекам; толко де надобны в прибавку в Селенгинской и в Удинской и в Ильинскую слободу к прежним служилым людем служилые ж люди, чтоб в Селенгинском и в Удинском и в Ильинской слободе было служилых людей пять сот человек, и за теми де служилыми людми жить будет в Селенгинском, и в Удинском, и в слободах [268] и в деревнях, и ясачным людем в юртах от мугалских людей безстрашно.
Енисейские пятидесятник казачей Афонасей Коренев, рядовые казаки Демка Белянинов, Сергушка Соколов, Мишка Стахиев, Ивашко Хломин, Сенка Окунешник, допрашиваны, а в допросе сказали... (За сим то же, что в отзыве сына боярского Андрея Строгонова, с начала до слов: «и деревнями строитца будет безстрашно»). А в Селенгинской посылать будет пристойно из Удинского острогу служилых людей человек по тритцати и по сороку, для степных караулов и обереганья от мугалских людей приходу. А от Селенгинского де острогу приезжим всяким людем и пашенным крестьяном и ясачным иноземцом, за далным растоянием, Удинскому острогу никакова оберегателства и помочи нет, потому что де Селенгинской острог стоит в степе и от Удинского острогу удален, и вниз по Селенге реке от того Удинского острогу до Байкала моря места лесные и крепкие. А как де служилым /стр. 120/ людем из Селенгинского в Удинской острог переселитца, и им де служилым людем из Селенгинского в Удинской острог переселитца будет и дворовое свое и всякое хоромное строенье плавить из Селенгинского в Удинской Селенгою рекою по болшой воде, весною, и в то де время от воинских людей переселитца им будет безстрашно, потому что де в то время мугалские люди из под Селенгинского острогу откочевывают вверх по Селенге и по Чикою рекам в далные места, и лошади де и всякая животина у всех иноземцов в то время бывает от безкормицы худа.

ААН, ф. 21, оп. 4, № 24.

Печатается по тексту, опубликованному в ДАИ, т. XI, № 34, стр. 117 — 120.

    Примечания

1. 1684 год.
2. За сим следуют отзывы енисейского сына боярского Данилы Строгова и двух казаков, такого же содержания, как и предыдущий.

Воспроизводится по:

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2009 
Категория: Акты исторические 1684г. | Добавил: ostrog (29.03.2012)
Просмотров: 1338 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]