Главная » Документы » Акты исторические 1680 -1689гг. » Акты исторические 1682г.

1682—1696
1682 — 1696 гг. — Наказная память иркутского воеводы И. А. Власова вновь назначенному приказчику Селенгинского острога сыну боярскому Ивану Перфирьеву ведать ему Селенгинск.

/л. 1/ Власов1.        .        .        .        .        .        .        .        .       .        .       .        .       .         .   
и будучи ему Ивану в Селенгинском служилых и торговых и промышленных и гулящих и приезжих всяких чинов людей и пашенных крестьян ведать и меж ими росправа чинить и сь ясашных людей великих государей ясак збирать с великим раденьем неоплошно перед прежним с прибылью как милосердый бог помощи подаст, смотря по делу как бы великих государей казне было прибыльнее, а ясашным людем не в оскорбленье, а збирать ему Ивану ясак соболи с пупки и с хвосты добрым зверем, а худых соболей вешних и плелых2 и битых и недособолей в ясак не имать, а збирая ясак велеть писать в книги имянно, а к ясашным людем держать ласка и привет большой, а обид и налог и жесточи к ним не чинить и вновь немирных землиц неясашных людей ласкою и приветом под их государскую высокою руку призывать и ясак /л. 2/ с них по тому ж збирать с великим раденьем и писать в книги имянно ж.
А ему Ивану с ясашными иноземцы товары своими на мяхкую рухледь не торговать и служилым людем преж государева ясаку по тому ж торговать не велеть и государевых соболей на свои соболи не переменять и служилым людем приказать накрепко, чтоб они ясашным людем для своих пожитков налог и обид не чинили.
А з баргузинских и с ангарских и з баунтовских и с Нерчинских ясашных людей в Селенгинской ясаку отнюдь не имать и тем меж остроги ссоры и в ыноземцах смуты не чинить.
А сколько в год ясашной соболиной казны зберешь и ту соболиную казну и ясашному збору за своею рукою книги прислать в Ыркуцкой с служилыми людьми и о том писать и ясашныя [256] казна велеть объявить в Ыркуцком перед стольником и воеводою перед Иваном Остафьевичем.
/л. 3/ И будучи ему Ивану в Селенгинском служилых и торговых и промышленных и гулящих людей и пашенных крестьян ведать и меж ими росправа чинить и ото всякова дурна унимать и чинить наказанья, смотря по вине, опричь татиных и разбойных и убийственных и волшебных дел, а будет хто поиман будет на татьбе и на разбое или приведен будет в убивственных и в волшебных делех и ему Ивану тех людей роспрося и держать за крепкими караулы скованых и о том писать к стольнику и воеводе к Ивану Остафьевичю.
А по челобитчиковым делам суды давать и с суда брать пошлина с рубля по три алтына по две деньги, да с суда пересуд и правого десятка по семи алтын по две деньги, а которые не ходя в суд помирятца и с тех брать мировых пошлин по три алтына по две деньги и писать судные дела в записную, а пошлины в приходную книги, а всякие /л. 4/ дела ему Ивану делать по указу великих государей и Соборному уложенью в правду безволокитно, а по посулом и по недружбе никаких дел не делать, чтоб на него Ивана впредь ни от кого ни в чем челобитья не было.
И жити ему Ивану в Селенгинском с великим опасением, чтоб в городе по проезжим воротам и по башням и по стенам и на отводех по пристойным местом днем и ночью без крепких и без отъезжих караулов не было, а смотря по вестям держать караулы везде с прибавкою, чтоб иноземцы мугальские и табунуцкие люди исплоша над городом и над служилыми людьми пришед изгоном какова дурна не учинили.
А в походы на мугальских и на табунуцких людей без указу великих государей и не отписався к стольнику и воеводе к Ивану Остафьевичю Власову для своих корыстей /л. 5/ самому не ходить и никово с погромом не отпускать.
А будет мугальские и табунуцкие люди станут воровством под город приезжая людей побивать или лошадей и скот отгонять и ему Ивану за теми ворами в погоню посылать и тех воров имая и велеть приводить в Селенгинской и держать до указу великих государей и о том писать к стольнику и воеводе к Ивану Остафьевичю, а самому ему Ивану для своих прихотей задоров никаких отнюдь не чинить и над служилыми людьми смотреть, чтоб оне задоров и ссоры с ыноверцы не чинили.
И будет Очирой Сайн ган и Кутухта и Сирисирей или тайши пришлют в Селенгинск послов своих и их выпрашивать с чем оне присланы и выспрося дать им ответ, а будет ответу вскоре зачем дать не мочно /л. 6/ и им сказать о чем оне приезжая говорили и о том ответ прислан будет к тайшам их впредь с служилыми людьми и писать к стольнику и воеводе и Ивану Остафьевичю, а их отпускать в свое место откуды хто прислан будет.
А будет послы станут говорить с чем оне присланы, чтоб им те речи объявили самим стольнику и воеводе Ивану Остафьевичю.
[257] И ему Ивану тех послов из Селенгинска велеть пропустить в Ыркуцкой и подводы и провожатых и корм им до Иркуцкого дать.
И будучи ему Ивану в Селенгинском вина не курить и продажного питья у себя не держать да и над служилыми людьми и над пашенными крестьяны смотреть накрепко, чтоб они вин не курили и пиво и брагу безъявочно не варили /л. 7/ и продажного питья у себя не держали и не пили б и не бражничали и зернью и карты и никакою закладною игрою не играли и табаком бы не торговали и не пили и пороху и свинцу и платья и великих государей жалованья, а пашенные крестьяне крестьянского заводу не пропивали и не проигрывали и никакова дурна не чинили, а будет хто станет вино курить и корчемное и безъявочное питье держать и ему у тех людей вино и всякое продажное безъявочное питье вымать и винокурные суды, котлы, кубы и трубы имать в казну великих государей, да на тех ж винокурах и корчемниках имать пени с первой выимки по пяти рублев, а на питухах по полу полтине, а з другой выимки по десяти рублев, а на питухах по полтине и те пенные деньги и котлы и кубы и трубы записывать в книги, а пива и браги велеть держать с явкою про себя, а не на продажу, а явчего с пива с чети имать по два алтына, а з браги с пуда по две деньги.
/л. 8/ Да ему ж Ивану будучи в Селенгинском збирать на великих государей десятая пошлина у всяких чинов людей с соболей и со всякой рухледи и с китайских товаров и с мелочей по указу другу не дружа, а недругу не мстя от девяти десятого зверя из лутчих лутчаго, а из средних среднего, а ис плохих лутчаго ж, а с мелочей деньгами по оценке, а с камок и отласов от девяти десятое ж портище, а с китаек по тому ж, чтоб в том великих государей пошлина не терялась.
А будет приедут ис которых сибирских городов для торгов торговые и промышленные люди с рускими товары и с хлебными запасы и тем торговым и промышленым людем велеть являтца перед собою в приказной избе и те их товары по цене записывать в книги имянно, а с тех их товаров и хлебных запасов имать у них пошлины по указу.
/л. 9/ А сверх того вновь никаких пошлин не имать никоторыми делы да с перекупкой мяхкой рухледи, что будет они учнут меж собя продавать и у ково покупать, имать государева десятая пошлина мяхкою ж рухледью собольми лутчим зверем и тое мяхкую рухледь писать в приходные книги имянно.
А будет из Удинского острогу или из Ильинской слободы приказные люди станут к нему Ивану о чем писать и ему Ивану во всем чинить им споможение.
А того ему Ивану смотреть и беречь накрепко, чтоб торговые и промышленные и всяких чинов люди из Селенгинска без пошлины всяких товаров и мяхкой рухледи не увозили, чтоб в том великих государей пошлина не терялася.
[258] А на те их товары давать проезжие за своею рукою /л. 10/ и по одной проезжей, а по две и по три проезжих однем людем на одне товары отнюдь не давать.
Да ему ж Ивану будучи в Селенгинском и Селенгинского уезду Ильинские слободы и заимок над пашенными крестьяны смотреть накрепко, чтоб они дворами и всяким деревенским заводом строились и десятинную пашню пахали без лености доброю пахотою на добрых землях полные десятины в длину по осмидесять сажен, а поперег по сороку сажен в трехаршинную сажень от своих особ и свои б крестьянские пашни пахали тако ж с великим раденьем, а у пашни и у посеву и у жнитва и у молотьбы велеть быть безотступно Ильинские слободы приказщику Семену Творогову, а без указу великих государей и не описався к стольнику и воеводе к Ывану Остафьевичю ево Семена не переменять.
/л. 11/ Да ему Ивану в Ыльинскую слободу и на заимки призывать вновь в пашню из вольных и с промышленых и из гулящих людей с великим раденьем и селить на десятинную пашню и тягло на них накладывать, смотря по людем, как бы великих государей десятинной пашни было прибыльнее, а подмоги тем новопризывным пашенным крестьянам на десятинную пашню давать по указу великих государей на десятину денег в полы по пяти рублев да хлеба по десяти чети ржи, по десяти чети овса и с тамошних доходов, а о другой половине о подможных деньгах об указе писать в Ыркуцкой к стольнику и воеводе к Ывану Остафьевичу, а на полдесятины и на четь десятины по томуж давать по розчету и записывать те деньги и хлеб в росходные книги имянно, /л. 12/ а давать те деньги и хлеб пашенным крестьяном з добрыми поруки з записми и тех новопризывных пашенных крестьян строить на добрых пашенных землях слободами и учинить около тех слобод крепости, чтоб от воинских людей было безстрашно.
А будет он Иван будучи в Селенгинском о всяком великих государей деле радеть не учнет и челобитчиковы дела станет делать не против указу великих государей и уложенья или для своих прихотей станет посылать на мугальских и табунуцких людей с погромом или в чем с иноземцы смуту и задор учинит и ево небережением учинитца городу какая поруха и людем урон или скоту отгон и к служилым и кь ясашным и к промышленым людем и к пашенным крестьяном учнет держать жесточь не по делу /л. 13/ или х кому обиды и налоги какие чинить для своей корысти и сь ясашными людьми товары свои на мяхкую рухледь менять и великих государей ясашные соболи переменять на свои худые соболи или учнет вино курить и проданное питье у себя держать или вь ясашном зборе учинитца недобор и ему Ивану за то по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев быть в опале и в жестоком наказанье безо всякие пощады.
[259] Да и того ему Ивану смотреть накрепко, чтоб служилые и всяких чинов люди в ыноземцы ружья /л. 14/ и пороху и свинцу и никакой служилой рухледи не продавали и в Китайское государство для торгов с мяхкою рухледью и ни с какими товары никаких людей не описався к стольнику и воеводе к Ывану Остафьевичю не отпущать, а служилых людей ис чину в чин, а ис промышленых и из гулящих людей в службу отнюдь не приверстывать..
Да ему ж Ивану будучи в Селенгинском проведывать всякими рускими людьми и иноземцы про золотую и про серебряную и про медную и оловянную и свинцовую руды и про слуду добрую и про селитреную землю и будет хто скажет где что ис тех; статей знает и ему будет за то великих государей жалованья.
А того б ему Ивану искать со всяким домогательством хотя будет что проведано и с тех статей /л. 15/ и в дальных местех и взять опыты и посылать тотчес сь ерлыками с нарошными посыльщики и обо всем подлинно писать к стольнику и воеводе к Ывану Остафьевичю Власову.
А однолишно б ему Ивану во всем против сего наказу великим государем служить служба свою и раденье показать и вновь немирных землиц неясашных людей к Селенгинскому под государскую высокую руку вь ясашной платежь и в вечное холопство призывать и вь ясашном зборе учинить великим государем прибыль и золотую и серебряную и медную и оловянную и свинцовую руды и слуду приискивать, а за службу и раденье великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевичь, Петр Алексеевичь всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы ево Ивана пожалуют своим государевым жалованьем, смотря по ево службе.

Под наказом подпись: Власов.

ЦГАДА, ф. 208 — Портфели Юни, столб. 7, лл. 1 — 15, подлинник, без начала и без даты.

Примечания

1. Далее строка оборвана.
2.Так в подлиннике, должно быть, «прелых».

Воспроизводится по:

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2009 

Категория: Акты исторические 1682г. | Добавил: ostrog (28.03.2012)
Просмотров: 1478 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]