Главная » Документы » Акты исторические 1670 -1679гг. » Акты исторические 1673г.

1673.11.23

1673г. ноября 23. — Список с доезду тобольского сына боярского Степана Полякова о досмотре Ново-Селенгинского острога и его окрестностей, произведенный в 1673 г.*

181 году, ноября в 23-й день, по указу Великих Государей и по Государевы грамоты и по Тобольской наказной памяти боярина и воеводы князя Ивана Борисовича Репнина с товарищи послан из Тобольска в новой Селенгинской острог драгунского строю капитан Степан Поляков для дозору новаго острогу, и каковы в нем крепости и около его какия есть угодья, и много ли пашенных земель, и какие живут люди, и то писано в сем списке ниже сего порознь по статьям именно.
И по его, Степана Полякова, досмотру новой Селенгинской острог поставлен в Мугальской земли на усть Чика реки над Селенгою. И с приходу от Селенги с западную сторону стены [161] мерою 28 сажень 1 аршин; а в стене поставлены две избы, а на верх изб свершено по башенному. А на одной избе наверху на башне поставлена караулка теплая мшеная с печью для зимнего караулу. И меж избами в стене острожной порозжие большие ворота, и над воротами поставлена бревенчатая часовня. А с приходу в киоте образ грозных сил воеводы Михаила Архангела. А от ворот на правую руку до избы в стене 40 острожин, а от избы на правую ж руку в стене до угла острожного 60 острожин. А на левую руку, идучи в ворота, от ворот до избы 30 острожин. А от избы на левую ж руку до угла острожного 70 острожин. А с северную страну мерою стена 19 сажень, а острожин в ней 220 острожин и 3 быком, а бык на углу поставлен с подошевным боем и с верхним. А с восточную сторону стена 28 сажен 1 аршин, а острожин в стене 350, а на углу бык с подошевным боем и с верхним, а середи стены калитка и ворота с замком. А от быка с полуденную сторону стены 19 сажен 2 аршина, а в стене 220 острожин. А в том остроге поставлен малой острог к востоку, в малом остроге в стене поставлены две избы, а на избах поставлены вышки, а свершены по башенному: одна вышка выше большого острогу и видет в поле далеко, и на той вышке в летнее время живет караул.
А острог сверху покрыт тесом и середний бой, а бламы намощены тесницами, по шти и по осми тесниц.
А на остроги катки кладены слеги для приступнаго времени. А в большем острогу кругом поставлены 12 анбарцев их казачьих для летняго времени. А кругом всего острогу надолбы и около церкви.
А за острогом в надолбах поставлена церковь Божия во имя нерукотвореннаго образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а другой престол — образ во имя Михаила Архангела, а 3-й престол — во имя Николы Чудотворца и с Деисусы, а Деисусов — три пояса с Апостолы, и с праздники господские и с пророки. А от острожнаго углу до церкви 17 сажен 1 аршин; а поперег по паперти 5 сажен, да от олтарнаго угла на восточной стране 4 сажени. [162]
А за острогом к Селенге реке от казачьи строенье поставлено изб и дворов 21 двор.
А вниз по Селенге реке от Селенгинского острогу ехати легким конем 2 дни построена заимка, а на заимки поставлено 6 изб и дворов.
А в прошлом во 178 году Енисейского острогу казачей десятник Любимко Федоров на той заимке для опыту и поселенья на Великих Государей спахал 3 осминника, а на 3 осминника посеяно 4 пуда ржи ко 179 году; а в ужине тое ржи было на тех трех осминниках 4 сотницы 40 снопов, а в умолотех вымолочено того хлеба 84 пуда. А во 179 году он же Любимко спахал на Великих Государей десятинку ко 180-му году и посеял на ту десятину 5 пуд ржи; и в 180 году в ужине 6 сотниц 89 снопов, а в умолоте 92 пуда ржи. И обоего за расходом аманацким по перемере Степана Полякова того хлеба и в анбар всыпано 166 пуд. А у него же Любимка на его заимке на себя и у служилых людей ко 181 году своей пахоты спахано и посеяно у них на себя 29 десятин и около их казачьи заимки выше и ниже пахатной земли по его Степанову досмотру человек на 60 и больши будет. Да в 180 году у него же, Любимка, спахано и посеяно на Великих Государей ко 181 году полторы десятины и посеяно полвосма пуда ржи.
А около Селенгинского острогу кочюют Мунгальского Очироя-Саина-хана и Гыгана хана их тайши многие улусами своими, Мунгальские многие люди. А есть Тунгусы, живут по сторонним рекам: вверх по Хилку и по Чикою. А от Селенгинского острогу езду до тех Тунгуских людей конем ехати 5 дней, и живут вверх по тем рекам многие неясачные Тунгуские люди за Мунгальскими людьми, а ясаку они Великим Государям не платят; а не многие люди Тунгуские платят ясак Мунгальским тайшам.
А вверх же по Селенге реке ехать дней с 10 конем и больше, и в ту-де Селенгу реку пал исток с правую сторону из Косогору озера, а то-де озеро, Косогор зело велико, и около того озера живут люди сидячие и кочевные Баргуты и Тувинцы и Тунгусы, и по их иноземской сказке будет луков сот с пять и больши. А Селенгинских служилых людей малолюдство, и тех неясачных людей Великим Государям в ясачной платеж и [163] в вечное холопство привести не мочно, потому что те люди стали за Мунгальскими людьми, а с Мунгальских тайшей и с их улусных людей ясачнаго платежу потому ж не чаю, что Мунгальских розных тайшей и их улусных людей многолюдство, и ясак платят те Мунгальские люди своим Мунгальским ханом и тайшам.
А соляное озеро от Селенгинского острогу по нем ехати день целой, и соль садится бела, и урядна, и солка; а около Селенгинского острогу рыбныя угодья и зверей ловят много.
Да он же, Степан Поляков, Табунуцкого мунгальского лабу, имянем Сорзея, да манзея его Чанбая спрашивал: от Селенгинского острогу до Китайского государства много ли езду. — И тот Табунуцкой лаба и манзей сказали: ехать-де от Селенгинского острогу до Китайского государства тихою издою со вьюками конем месяц, а что ж де верблюдами идти и быки и овцы гнать от Селенгинского острогу до Китайского государства ехать самою тихою ездою — полтора месяца. А в Китайское государство чрез Селенгинской острог дорога путем ехать близко, а подъемами перед иными дорогами будет в полы. А от торговых людей в пошлинах будет Великим Государям сбор и прибыль большая, а в ясашном сборе Великим Государям будет сбор и прибыль большая ж. А как будет в Селенгинском остроге многолюдство, и буде Великие Государи изволят прислать в Селенгинской острог людей на прибавку, и Братцких и Тунгуских неясачных людей и иных землиц мочно будет привесть под государскую высокую руку и в ясачной платеж. А которые ныне в Селенгинском остроге служилые люди, и тем служилым людям Великим Государям службы показать не кем, и прибыли от них не будет, и приказного человека у них нарочитого нет же. А по его, Степанову, досмотру и дозору в той земле и в Селенгинском остроге Божиею милостью и Государей счастием и святою его государскою молитвою однолично будет прибыль большая, а жить в той земле и быть в Селенгинском остроге опасливо и с великим береженьем.
181 году, генваря в 20-й приезжали в Селенгинской острог из каменнаго города, от Мунгальскаго Кутухты ламы, большого [164] его Кутухты ламы посланники, для послования и торгу, Мунгальские люди 6 человек, имянем Шабанай-Зайсан, Чиндобони, Билкиту, Ирника, Карча, Кичикту, и дозорщику Тобольскаго города драгунскаго строю капитану Степану Полякову на посольстве и в речах своих сказали: Есть-де Тола река, а пала в Оркон, а Оркон пала в Селенгу выше Селенгинского острогу. И по Толе вверх поставлен город каменной, а в том городе живет большой Кутухта лама всей Мунгальской земли. А ставили-де тот город 7 лет в нынешних не в данных годех. А от Селенгинского острогу ехать конем 10 дней. А в том городе у них родится золото и плавят на хана на Очироя-Саина Мунгальского, а мастеры-де у них свои Мунгальские земли. А ту-де речь говорили на посольстве не скрытно, а толмач был Селенгинского острогу служилой человек Иван Григорьев Бодорой и при многих служилых людях.
А служилых людей в Селенгинском остроге сто сорок девять человек.

Примечания:

* Список с доезду Полякова вытребован был из Сибирского приказа для сообщения Спафарию перед его отправлением.
182 года, июля в 15-й день, в указе Великаго Государя из Сибирскаго приказу в посольский приказ за приписью дьяка Григорья Порошина написано:
В нынешнем во 182 году, июля в 13-й день, в указе Великаго Государя в Сибирской приказ за Васильевою приписью написано: Великий Государь указал прислать в посольский приказ Тобольскаго сына боярскаго драгунскаго строю капитана (Преобразование сибирских войск в полки рейтарские, драгунские и солдатские совершено было в 1661 г. (см. летопись Сибирскую Ильи Черепанова). Драгунский капитан Степан Поляков в 1679 г. был назначен начальным человеком Исетского острога (см. Доп. к Акт. Ист., VIII, 219, 220); более о нем ничего неизвестно.) Степана Васильева сына Полякова, и для чего он посылан в Селенгинский острог отписать и с чем прислан и какие с ним есть чертежи.
И то все прислать к отпуску в Китайское государство переводчика Николая Спафария в посольский приказ не замотчав.
И по указу Великаго Государя в Сибирском приказе выписано: "В прошлом во 179 году, июля во 2-й день, по указу Великаго Государя послана его Великаго Государя грамота в Тобольск к боярину и воеводам ко князю Ивану Борисовичу Репнину с товарыщи велено послать из Тобольска в Селенгинской острог из тобольских детей боярских добраго и знатнаго человека того острогу досмотреть тот острог, впредь Великому Государю прочен ли и ясак в сборе и прибыл из того острогу будет ли; и близко того острогу какие иноземцы живут и ясак Великому Государю платить учнут ли, или близко того острогу живут Калмыцкие или Мугальские люди, и не чает ли от них к тому острогу приход и служилым и промышленным людем обид и разоренья. А как тот сын боярской из Селенгинского острогу в Тобольск приедет, о том велено отписать и досмотру его список прислать к Москве”.
Вследствие этого указа воевода Тобольский Петр Михайлович Салтыков, сменивший князя Репнина, по возвращении из Селенгинского острога сына боярскаго драгунскаго строю капитана Полякова отправил последняго в Москву вместе с представленными им "списком досмотру и чертежем всяким крепостям”.
А в Сибирском приказе тот Поляков подал доезд за своею рукою, да два чертежа: один — Селенгинскому острогу,  который чертеж писан в Тобольской отписке, а другой — чертеж — сверх Тобольской отписки — Енисейску и Селенгинскому и иным острогам; и Даурам, и Мугалам и Китайскому и Никанскому государствам. И про тот чертеж, что сверх отписки Тобольской он, Степан, в Сибирском приказе сказал: Делал он тот чертеж едучи из Тобольска к Москве на дороге на Чюсовой в Строгонове городке подлинной сам, для того что в Селенгинском остроге и в Енисейску иконников не было писать никому. А в Тобольске от того чертежа не делал, для того что посылки себе к Москве не чаял. И тот чертеж подал он в Сибирском приказе с тем Селенгинским чертежем и статейным списком, для того что он, Степан, в тех местех бывал. И по указу Великаго Государя из Сибирскаго приказу в посольский приказ к тебе, окольничему к Артемону Сергеевичу Матвееву, да к дьяком сын боярский драгунского строю Степан Шляков и два чертежа (Второй из этих чертежей, представлявший всю местность от Енисейска до самого Китая, мог быть особенно полезен для Спафария, и вероятно, дан был ему из Москвы.) и досмотру его Степанова список послан Сибирского приказу с подъячим с Алексеем Чешихиным.


Воспроизводится по:

Путешествие чрез Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 году // Записки русского географического общества по отделению этнографии, Т. X вып. 1, СПб. 1882



Источник: http://www.vostlit.info/Texts/rus15/Spapharij/pril1.phtml?id=1758
Категория: Акты исторические 1673г. | Добавил: ostrog (24.04.2012)
Просмотров: 1662 | Теги: острог, Князь, сын, воевода Репнин, Поляков, доезд, Селенга, тобольский, боярский, Селенгинский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]