Главная » Документы » Акты исторические 1660 -1669гг. » Акты исторические 1663г.

1663—1664
1663 — 64 гг. — Доездная память якутского подьячего Семена Абрамова о результатах произведенного им сыска о причинах недобора таможенной десятинной казны па реках Колыме, Индигирке и Алазее и о насилиях, чинимых приказным человеком Константином Дунаем местным ясачным юкагирам.

Лета 7170-го году июля в 29 день по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] и по наказу стольника и воеводы Ивана Федоровича Большево Голенищева-Кутузова, ево закрепою и великого государя Якутцкого острогу за печатью, послан я подьячей Семен Аврамов из сьезжие избы на Колыму и на Индигирку и на Олазейку реки для великого государя сыскного дела про таможенной недобор, почему на тех реках против прежних годов великого государя таможенной десятинной соболиной денежной казне недобор учинился, и правеж по кабалам великого государя денежные казны и соболиные. Да мне ж Семену, приехав на те реки на Колыму и на Индигирку и на Олазейку, сказать всем иноземцом ясачным людем юкагирем великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] милостивое жалованное слово, чтоб они иноземцы жили под ево великого государя царьскою высокою рукою безопасно и ничего ни от кого не боялися. А будет им от приказных и от служилых и от торговых людей какое насилованье и обида была, и они б иноземцы о том били челом великому государю и приносили челобитные, и им великого государя указ о том будет. И яз Семен в прошлом во 171-м году на тех реках приехав, и тем всем иноземцом юкагирем великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] милостивое жалованное слово сказывал. И они иноземцы, выслушав великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] жалованное слово и милостивое призренье, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю [т.] на ево великого государя к ним иноземцом на жалованном слове и милостивом призренье били челом, да на Колыме реке на Нижней ярмонке на Красном песку били челом // великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю [т.] словом, потому что им иноземцом, бояся от башлыков, нихто об их нужах и об обидах великому государю челобитен нихто не пишет. А в словесном своем челобитье иноземцы юкагири Локейко Легонин с сыном, да Тимко Ейвын шаман, Путко Велинтин, Панинко Молчогов, Миляга Тагалев, Кимкуйка Моганин, Таволга Уелдин, Нерпко Нагамундин, Панега Молошин, Когита Аенчин, Моторка Ермонов, Ульята Каву-[107]лов, Шалоп Олучин, Мирянка Анкаргин и во всех ясачных людей место мне Семену сказали, что им иноземцам налога от приказных людей, которые приезжают к ним на Колыму реку. В прошлом де году, а которого году того не упомнят, приехал к ним на Колыму реку приказной сын боярской Костянтин Степанов Дунай да с ним служилой человек Гришка Иванов Тотарин; и Костянтин де зимовал в Нижнем ясачном зимовье, а Гришка Тотарин зимовал в Середнем ясачном зимовье; и Костянтин де Дунай с служилыми людьми в Нижнем зимовье учел на них иноземцов порознь наметывать железные свои товары сильно, пальмишка по полуаршина по 15-ти соболей, а которые пальмишка в 3 чети аршина, и те по 20-ти соболей, а прут железной в 3 чети по 15-ти соболей, топор по 10-ти соболей, а прут железной в поларшина по 10 ж соболей; и после де ево Костянтина с тех мест и по ся места все приказные люди приезжают на Колыму в Нижнее ясачное зимовье и наметывают на них в войском свои железные товары сильно по вся годы; а как де они приходят по вся годы к ясачному зимовью великого государя с ясаком, и как де они заплатят великого государя ясак, и после де того башлык и служилые люди аманатов запрут в баню или в казенку, а их де взобьют на баню и учнут де имать у них за свои войсковые наметные железные товары в войско соболи, а у ково де у их братьи соболей нет, или у кого не достанет, и они де на них за товары в войско по книгам своим соболи правять и бьют батоги на смерть и в тех недоносных соболях емлют по них поруки; а кого с платеж не будет, и у них де в войско емлют сильно жены и дочери и сестры и племянницы, и те жонки из войска // продают промышленным людем на соболи; а которые де приказные люди башлыки вместо служилых людей в полуказачья пускают в ясачное зимовье ис паев промышленных людей, а емлют с них соболей по 20-ти и по 30-ти и по 40-у, и тем де им промышленные люди в ясачном зимовье чинят обиды и насильства большие и пуще служилых людей, и ходя де по их юртам за свои железные войсковые недоплатные товары за соболи емлют сильно парки и постели и чюмы одирают и всяким у них борошнем емлют; и оне де иноземцы от башлыков и от служилых людей и от промышленных людей, от полуказачья от их наметных железных товаров погибли до основания; и только великий государь их иноземцов не пожалует, не велит тех войсковых наметных железных товаров отставить, и им иноземцом погинуть до основания и великого государя ясаку отбыть. Да иноземцы ж Тимка Чагиев с товарыщи сказали по чему они на год платят великого государя ясаку, и по чему платят служилым людем в войско за войсковые железные наметные товары и промышленным людем по полуказачью, которые накупаютца у приказных людей в ясачное зимовье ис паев вместо служилых людей: Тимка платит великого государя ясаку с родом своим по 2 сорока соболей на год, а в войска служилым людем и полуказачью за наметной железной товар дают по 5-ти сороков соболей на год; Локейка с родом своим ясаку платит по 30-ти соболей на год, а в войско за наметной железной товар по 4 сорока на год; Кимкуй Моганин с родом ясаку платить по 20-ти по 1-му соболю на год, а в войско платит за наметные войсковые железные товары по 5-ти сороков на год; Паулга Уелин платит ясаку с родом своим по 20-ти соболей, а в войско за войсковой железной товар по 100-у по 50 соболей на год; Панега Мальсот ясаку платит с родом по 10-ти соболей, а в войско за товар наметной по 2 сорока на год; Пантой Мальчиганов с родом ясаку платить по 30-ти по 1-му соболю, а в войско за наметной железный товар по 60 соболей на год; Нерпо Ловыхин ясаку платит с родом своим по 40-ку соболей, а за наметной // товар в войско за железа по 30-ти соболей на год; Мелетга Ширялов ясаку платит по 40-у соболей, а за наметной товар за железо в войско по 3 сорока соболей на год; Валтя Навалин ясаку платит по 5 соболей, а в войско за наметной железной товар по 30 соболей; Меринка Анкарчин ясаку платит по 3 соболя, а в войско за наметной железной товар по 15 соболей на год; Яюков племянник треть ясаку платит по 40-у соболей, а в войско за наметной железной товар по 50 соболей на год; Кичига Аитин ясаку платит по 20-ти соболей, а за наметной железной войсковой товар в войско платит по 70 соболей на год; Таляк Онучин ясаку платит по 15-ти соболей на год, а в войско за наметной железной [108] товар по 50 соболей на год: Аунча Каин ясаку по 8-ми соболей, а за наметной товар в войско по 30-ти соболей на год; Мотора Ермолин брат ясаку платит по 20-ти соболей на год, а за наметной товар за железо в войско по 30-ти соболей на год. Да Нижнего ясачного зимовья юкагири, которые в ярмонку не были, Середнего зимовья юкагир Келтега сказал, что де платят после великого государя ясаку в войско за наметные войсковые железные товары на всякой год: Пелди по 3 сорока, Мокейка по 2 сорока, Орготейко по 4 сорока, Потайга Кривой по 3 сорока, шаман Тавыча по 6 сороков, шаман шаманов сын Онгота з братом по 3 сорока, Мелгича по 2 сорока, шаман Давычин сын Кемеул по 4 сорока, Камеул другой по 2 сорока соболей, Келенгу по 3 сорока соболей, Язика по сороку соболей, Язикин брат Чантан по сороку соболей, Камкин племянник Канирка по сороку соболей, Язиба а братом по сороку соболей. Середнего ясачного зимовья Алина с сыном ясаку платит 30 соболей, а за наметной железной товар но сороку соболей, Кинича Алеев ясаку платит 3 соболя, а за наметной железной товар по 20-ти по 8-ми соболей на год. Да в прошлом же во 171-м году июля в 7 день на Нижней ярмонке принес ко мне Семену юкагир Меринко Абылтеев пальмишка пол аршина да прут железа четь аршина и бил челом великому государю словом; дали де ему па Нижней ярмонке // из войска войского товару тое пальмишку да прут железа служилой человек Мишка Колесов, а приказывает де зимою за тое пальмишко и за прут железа готовить в войско за пальму 10 соболей, а за прут железа 8 соболей, а у него де Меринка соболей нет; и чтоб де великий государь ево Меринка пожаловал, не велел того железа на него Меринка наметывать. И яз Семен у того иноземца то железо пальмишко и прут взяв, отдал Мишке Колесову, а ему Мишке для сыску велел Нижнего зимовья принесть служилым и промышленным людем, которые били челом в ясачное из откупу из паев именную роспись. И тот Мишка Колесов мне Семену к сыску подал служилым людем и полуказачью имена. И приказной человек Гришка Тотарин за ту роспись, что от великого государя к сыскному делу, бил батоги. Да он же Гришка Тотарин пустил в Нижнее ясачное зимовье из наймов из паев промышленных людей в полуказачье 28 человек, а со всякого человека имал по 30-ти и по 40-ку соболей. А служилых людей, которые с ним Гришкою из Якутцкого острогу на Колыму от стольника и воеводы от Ивана Федоровича Большево Голенищева-Кутузова посланы, и великого государя им служилым людем для той великого государя дальной службы дано им на 2 годы денежное и хлебное жалованье, и он Гришка, приехав на усть Яны, и великого государя кочь со всеми судовыми снастьми и служилыми людьми с ЬІвашком Рябовым да с Янькою Шелковником и с своими запасы оставил на усть Яны, а сам он Гришка для своей бездельной корысти на Колыму пошел нартами. И как служилые люди Ивашко Рябов с товарыщи великого государя с кочем и с ево Гришкиными хлебными запасы и со всякою рухлядью на Колыму в Нижнее ясачное зимовье пришли, и он Гришка воровски тех служилых людей, не знаю по какому воровскому умыслу, в ясачное зимовье их служилых людей не пустил. И те служилые люди волочатца по берегу и одолжали великими долги, // а великого государя на службы в зимовье нигде не пустил. Да как яз Семен ехал с Индигирки нартами, и тот Гришка встретился со мною на Индигирке к Уяндину, а под ним 9 собак, а нарта нагружена собольми, а какие соболи и куды он везет и взята ль с них великого государя в таможне десятая пошлина, того яз не ведаю. Да как яз Семен ехал с Нижние ярмонки с ним Гришкою на коче, и тот Гришка пристал в зимовье к промышленным людем. И я Семен стал сыскивать промышленными людьми великого государя про таможенной недобор, а целовальник Максимко Парфентьев учал вынимать у тех промышленных людей десятую, и тот Гришка говорил мне Семену, безделье де делаешь, и хотел кочем отвалить и меня покинуть на берегу. Да тот же Гришка на Середней ярмонке у меня великого государя в долговых деньгах с правежу снимал. И которые ко мне из Якутцкого острогу указные памяти на мое имя присланы, и те памяти он Гришка в сьезжей избе при целовальнике при Максимке Балезине взял. Да тот же Гришка на Колыме и в Верхнем, в Середнем зимовье вместо служилых людей напускал ис паев промышленных людей. Да тот же Гришка взял у меня служилого человека Ивашка Дорофеева на Нижней ярмонке и в ево место никого не дал, ково мне для [109] великаго государя дел посылать и уехал в Верхнее зимовье, и мне было Семену для великого государя сыскных дел посылать некого. Да тот же Гришка, умысля воровски для своей бездельной корысти, чтоб ему иноземцов теснить и грабить, а мне бы их не допрашивать, написал в Середнее зимовье к Ивашку Кузакову в наказную память, что меня в Середнее ясачное зимовье не пущать и никаких великого государя дел не делати. Да как яз Семен пошел с Колымы реки, и мне перед поездом из Нижнего зимовья весть учинилась, что в Нижнем ясачном зимовье служилой человек Ивашко Дорофеев с служилыми людьми, ходя по юртам, иноземцов грабят и чюмы емлют, а иные одирают и всякое платье и жонки в войско емлют, и оне де иноземцы ходя плачют и хотят розбрестися врознь. Да он же Гришка Верхнего ясачного зимовья посылал сына своего Якуньку промышленных // людей по всем зимовьям для своего соболиного долгу великого государя до десятые таможенные пошлины. Да к нему ж Гришке из Нижнего зимовья промышленных людей паев, которых он Гришка промышленных людей пущал в Нижьнее ясачное зимовье в полуказачье из паев, вез мимо Заборцова зимовья к нему Гришке промышленной человек ево Гришкин покрученик, а как ево зовут, того яз Семен не упомню, и соболи, и с тех соболей таможенной целовальник Максимко Болезин великого государя десятой пошлины не взял и соболей ево Гришкиных не досматривал. А для чего он Максимко с тех соболей десятой не взял, и про то он Максимко скажет. А Середнего зимовья юкагирь Кельтега хотел ехать в Якутцкой острог бити челом великому государю на башлыков об их обидах на Ивашка Кузакова, и он Ивашко того Колтегу не отпустил, и женки за свои товары в зимовье из юрт водил и из войска продавали. А на Олазее реке приказной служилой человек Гарасимко Цыпандин учинился силен, великого государя денег по кабале 100 руб. править на себя не дал. Да тот же Гарасимко в ясачном зимовье при мне сказывал на служилого человека на Гришку Горбунцова великого государево дело при Михаиле Стадухине и письмо свое ему Михаилу своею рукою дал. И то ведает колымской целовальник Осипко Иванов, как он Гарасимко на него Гришку извещал. А которые промышленные люди на Колыме и на Индигирке реках держат некрещенных ясырей, и те забами1 на пормысел не ходят, а промышляют рыбу и тою рыбою торгуют с ясачными людьми на соболи. А на Индигирке зашиверы, великого государя ясачные люди юкагири и ламутки, приказного человека Амоса Михайлова хвалят, что им иноземцом от него Амоса никаких обид и налоги нет, добр и приятен, поит и кормит.

К. 201, столб. 28 на 36 сставах; сст. 4—10.

Примечания:

1. Так в подлиннике.

Воспроизводится по:

Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII в. Сборник архивных док-в. Л. Изд-во ин-та народов Севера, 1936.
Категория: Акты исторические 1663г. | Добавил: ostrog (07.04.2012)
Просмотров: 1099 | Теги: река, подьячий, якутск, память, Индигирка, Колыма, доезд, Абрамов, казна, сыск | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]