Главная » Документы » Акты исторические 1660 -1669гг. » Акты исторические 1663г.

1663.12.30 — 1664.08
1663 декабря 30 — 1664 в августе. Акты о посылке в Нерчинский и другие остроги прибавочных служивых людей.

I. От царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, в Сибирь, в Енисейской острог, воеводе нашему Василью Елизарьевичю Голохвастову. В прошлом во 171 году, марта 17 день, писал к нам великому государю из Сибири, из Даурские земли, Ларион Толбузин: в прошлом де во 168 году, по нашему великого государя указу, послан он из Тоболска на нашу государеву службу в Даурскую землю, на перемену Афонасью Пашкову, и приехал в Даурскую землю в прошлом во 170 году маия в 14 день, и принял у Офонасья Пашкова три острога, Нерчинской, Иргенской, Теленбинской; а в тех острогах служилых людей всех толко семдесят пять человек, а хлебных запасов в нашей государеве казне и у служилых людей ничего нет, и чтоб прислати к нему Лариону в Даурскую землю служилых людей, к тамошним в прибавку, и наших государевых хлебных запасов служилым людем на жалованье; и толко де в Даурскую землю служилых людей к прежним в прибавку и хлебных запасов на наше государево жалованье вскоре; прислано не будет, и ему де Лариону с служилыми людми помереть будет с голоду, и наш государев ясак сбирать будет некем. Да в нынешнем же во 172 году, декабря в 11 день, писал к нам великому государю из Даурской земли Ларион же Толбузин: в прошлом де во 170 году, в июле месяце, приходили под Иргинской острог Тунгуские воинские люди и отогнали наших государевых четыре лошади да служилых людей шесть лошадей, и он де Ларион, за малолюдством и опасался вперед воинских людей приходу, задержал в Иргенском остроге Якутцких да Илимских и Енисейских служилых людей, которые по нашему государеву указу посланы были из тех городов в Даурскую землю с ним Ларионом в провожатых, двадцать пять человек, покамест по нашему государеву указу присланы будут служилые люди в Даурскую землю к прежним в прибавку из Сибирских городов; да в том же де во 170 году пришли в Даурскую землю прежние Даурские служилые люди четырнадцать человек, которые были с Онофрейком Степановым и после бою Богдойских людей остались, и он де Ларион, по нашему государеву указу, тем служилым людем велел быть и нашу государеву службу служить в Нерчинском остроге. И по нашему великого государя указу посланы ныне с Москвы в Сибирь, в Даурскую землю, дети боярские, Тюменской Любим Евсевьев, Томской Иван Паршинников, которые наперед сего были на нашей государеве службе в Даурской земле при Офонасье Пашкове, а с ними послано нашего государева жалованья Даурским служилым людем, которые ныне в Даурской земле, двадцать пять половинок сукон Анбурских розных цветов на кафтаны, по четыре аршина человеку, да тысяча аршин холстов, да для рыбной ловли тысяча сажен сетей неводных, да на роздачю иноземцом ясачным людем, как они с нашим государевым ясаком учнут приходить, пуд олова в блюдах и в торелех, пуд одекую, двести ножей Усолских, да для писма две стопы бумаги пищей; а хлеб указали мы великий государь в Даурскую посылку для поспешенья купити в Енисейском остроге, а на тое хлебную покупку послано с Москвы нашей госуда-[321]ревы денежные казны тысяча двести рублев, а холсты и сети неводные и ножи в Даурскую посылку велено купити в Руских городех, где пригоже, а денги на тое покупку держать из тех денег из тысячи из двусот рублев, которые посланы с ними с Москвы в Енисейской на хлебную покупку. А в Даурскую землю к прежним служилым людем, ко сту к четырнадцати человеком, указали мы великий государь послати из Тоболска стрелцов и казаков шестьдесят человек, да из Енисейского острогу казаков двадцать человек, а наше государево денежное жалованье Тоболским служилым людем дати в Тоболску на нынешней на 172 год и вперед на 173 и на 174 год, по окладом, сполна, а наше ж государево хлебное жалованье и соль Тоболским и Енисейским на теж годы дати в Енисейском остроге, из тамошних Енисейских хлебных доходов и из тех хлебных запасов, которые куплены будут на нынешпие присылные денги с Москвы; и о том послана наша государева грамота в Сибирь, в Тоболеск, к боярину нашему и воеводам ко князю Ивану Ондреевичю Хилкову с товарыщи, а велено им, как Сибирские дети боярские Любим Евсевьев да Иван Поршевников с нашею государевою денежною казною и с товары в Тоболеск приедут, и им боярину нашему и воеводам велеть в Тоболску выбрати из Тоболских стрелцов и из пеших казаков шестдесят человек, добрых, с добрым ружьем, и дати им наше государево денежное жалованье на нынешней на 172 год и вперед на 173 и на 174 год по окладом сполна, и из тех людей изо штидесят человек послати из Тоболска в Енисейский острог десять человек, с Сибирскими детми боярскими с Любимом Евсевьевым да с Иваном Поршевниковым, по зимнему пути на нартах тотчас, безо всякого мотчанья, чтоб им дойтить до Енисейского нынешнею зимою до полой воды, а досталных стрелцов и казаков пятидесят человек из Тоболска послать в Енисейской же острог на нартах же после прежнего отпуску вскоре, чтоб им хотя по самой нуже дойтить до Енисейского или до Кетцкого острогу по нынешнему ж зимнему пути; а кого имяны Тоболских стрелцов и казаков, в Тоболску в Даурскую посылку выбрав, в Енисейской в дву посылках пошлют, и что им нашего государева денежного хлебного и соляного жалованья и на которой, год в Тоболску дано, или чего кому не додано, и о том велено боярину нашему и воеводам князю Ивану Ондреевичю Хилкову с товарыщи из Тоболска от себя для ведома отписати и роспись прислати к тебе в Енисейской острог. А быти им Тоболским и Енисейским служилым людем на нашей государевой службу в Даурской земле по два года, попеременам, без проезду, а по самой нуже для дальнего разорения и подъемов по три и по четыре года, а переменять тех служилых людей из Даурской земли техже городов служилыми людми, из которых городов ныне посланы будут, не описываясь о том к нам великому государю к Москве; а наше государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье в Даурскую землю служилым людем указали мы великий государь посылати против иных Сибирских городов; а будет которые служилые люди нам великому государю похотят служити в Даурской земле болши четырех годов, или похотят в тех Даурских острогах служити вечно, и им наше государево жалованье против иных Сибирских городов служилых людей будет с прибавкою. — И как к тебе ся наша великого государя грамота придет, а Сибирские дети боярские Любим Евсевьев да Иван Поршевников и Тоболские служилые люди с нашею государевою денежною [322] казною и с товары в Енисейской приедут: и ты б нашу государеву денежную казну, что у Любима с товарыщем от товарной покупки будет в остатке, велел принять на отчет и в приход записать, и на те денги велел покупать хлеб в Енисейском у всяких чинов людей по тамошней торговой цене, и суды в ту Даурскую посылку в два отпуска со всеми судовыми снастями велел строить наспех. А преж сего велел бы в Енисейском выбрати из Енисейских казаков охочих добрых людей к Тоболским к десяти человеком в прибавку десять же человек, с добрым ружьем и которые б плотничному делу умели, и в том числе хотя б один человек грамоте умел для писма у детей боярских у Любима и у Ивана, и которых бы с тое нашу государеву службу стало, чтоб взяв наше государево жалованье заслужили; а будет охочих людей не будет, и ты б потомуж выбрал из Енисейских казаков десять же человек добрых. И тем Енисейским служилым людем наше государево денежное и хлебное и соляное жалованье на нынешней на 172 год к прежней даче, будет им до сей нашей великого государя грамоты в оклады их не додано, в Енисейском додати, а впредь на 173 и на 174 год по окладом дати сполна; а Тоболским стрелцом и казаком наше ж государево хлебное и соляное жалованье на нынешней на 172год по Тоболской росписи, кому не додано, велел додати, а вперед на 173 и на 174 год, дати сполна; а детем боярским Любиму Евсевьеву да Ивану Поршевникову наше государево денежное жалованье на нынешней на 172 и вперед на 173 и на 174 год по окладом их дано на Москве, а наше ж государево хлебное и соляное жалованье велел бы еси ты дати в Енисейском остроге, на теж годы, по окладом их, вместо ржи двенадцати чети по двенадцати чети муки ржаной, а вместо овса … двенадцати ж чети крупами и толокном или мукою ж ржаною вполы по шти чети, а соли по три пуда человеку на год, да тое дачю велеть написать в Енисейских в росходных книгах. И отпустил бы их Любима и Ивана, и нашу государеву казну, сукна, и холсты, и сети неводные, и олово, и одекуй, и ножи, и бумагу писчую, и с ними Тоболских и Енисейских служилых людей двадцать человек из Енисейска в Даурскую землю через Байкал, или куда ближе и податнее, смотря по тамошнему делу и по вестям, в легких судах, на весну за льдом тотчас, безо всякого мотчанья, чтоб им дойти до Нерчинского острогу однем летом, а в Даурской земле наши государевы служилые люди до их Любимова и Иванова приезду от хлебной и от всякия б скудости врознь не розбрелись. А до приходу Тоболских же служилых людей, которые посланы будут из Тоболска в другой посылке, пятдесят человек, велел бы еси ты к ним в прибавку выбрать из Енисейских казаков охочих же людей десять же человек добрых, кому бы плотничное дело и судовой ход был за обычай, а будет охочих не будет, потомуж выбрать и не охочих; и под них служилых людей и под наши государевы хлебные запасы, которые хлебные запасы тем служилым людем для Даурские посылки даны им будут, и которые хлебные ж запасы посланы будут в Даурскую землю служилым людем в наше государево жалованье, как Тоболские служилые люди пятдесят человек в Енисейской острог приедут ........ и ты б тем Тоболским и Енисейским служилым людем, всего штидесят человеком, наше государево хлебное и соляное жалованье на нынешней на 172 год, Тоболским против Тоболской отписки и росписи, а Енисейским по Енисейским хлебным окладным и росходным книгам, будет кому в оклады [323] их или по окладом чего не додано, велел додать, а вперед на 173 и 174 год дати в оклады их сполна ж, а Енисейским казаком десяти человеком наше государево денежное жалованье потомуж на нынешней на 172 год в додачю, а впредь на 173 и на 174 год по окладом дати сполна, и отпустить из Енисейского с нашими государевыми хлебными запасы в Даурскую землю потомуж вскоре, безо всякого мотчанья. А послал бы еси ты наших государевых хлебньих запасов, с Тоболскими и с Енисейскими служилыми людми, в Даурскую землю сыну боярскому десять чети муки ржаной, да служилым людем сто четырнадцати человеком на жалованье в оклады их на 173 год, по пяти чети с осминою муки ржаной, по две чети круп и толокна человеку, или будет вместо круп и толокна тож число муки ж ржаной, да соли сыну боярскому три пуда, казаком по полтора пуда человеку, а Тоболским и Енисейским служилым людем осмидесят человеком давал бы еси ты наше государево хлебное и соляное жалованье против прежнего нашего государева указу, как давано в Енисейском наперед сего служилым людем для Даурские посылки, чтоб им в нашем государеве хлебном и в соляном жалованье болшие скудости и оскорбленья не было. А однолично б тебе выбрать в тое Даурскую посылку из служилых людей добрых, которых бы с тое нашу государеву службу, стало, и посылать бы тебе в те Даурские остроги по отпискам из Тоболска от бояр наших и воевод и из Даурских городов по отпискам же приказных людей, что годно на тамошнюю руку, не отписываясь о том к нам великому государю. А которого числа Сибирские дети боярские Любим Евсевьев «а Иван Поршевников и Тоболские служилые десять человек с нашею государевою денежною казною и с товары, и последние Тоболские служилые люди пятдесягь человек из Тоболска в Енисейской приедут, и в которых числех Любима а Ивана с Тоболскими и с Енисейскими служилыми людми, и последних Тоболских и Енисейских служилых людей из Енисейского, и в сколких судех в Даурскую землю отпустишь, и сколко рублев денег из тысячи из дву сот рублев на покупку издержано будет, и какого товару купят, и сколко денег за покупкою в остатке будет на лицо, и сколко четьи и какого хлеба на те денги и по какой цене какой хлеб куплен будет, и что того покупного хлеба к тому в прибавку из Енисейских доходов, и сколко пуд соли Сибирским детям боярским Любиму Евсевьеву да Ивану Поршевникову и Тоболским и Енисейским казаком в наше государево годовое жалованье и на которой год каким хлебом роздать, и сколко чети какого хлеба и сколко пуд соли в Дауры пошлешь, и кого имяны Тоболских и Енисейских казаков в дву отпусках из Енисейского в Даурскую землю отпустишь: и ты б о том отписал и всему роспись прислал к нам великому государю к Москве, с нарочным гонцом, а отписку и роспись велел подати в Сибирском Приказе, околничему нашему Родиону Матвеевичю Стрешневу, да дьяком нашим Григорью Порошину да Льву Ермолаеву; да и в Даурскую землю к Лариону Толбозину о том о всем для ведома ты от себя, отписал же, и Тоболским и Енисейским служилым людем имянную роспись послал. А однолично б ты того себе в оплошку не поставил, как приедут в Енисейской Сибирские дети боярские Любим и Иван и Тоболские стрелцы и казаки, чинить по нашему государеву указу и как к тебе о том в сей нашей государеве грамоте писано выше сего; а будет ты против сего нашего государева указу радети не учнешь, и служилых людей выберешь пло-[324]хих, или наше государево жалованье учнешь роздавать по посулом, и вскоре служилых людей в Даурскую посылку не отпустишь, для своей безделной корысти, и от того нашему государеву делу учинитца какая поруха, и тебе от нас великого государя быти в опале и в розоренье безо всякие пощады. Писан на Москве, лета 7172, декабря в 30 день. — На подлинной грамоте в помете написано: дьяк Григорей Порошин; справил Мишка Обросимов.

Из рукописи под заглавием: Списки Енисейской Архивы (часть 2, в лист, на 370 л.), писанной с подлинных столбцев для академика Миллера, во время путешествия его по Сибири. — Принадлежит Императорской Академии Наук.


II. От царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, в Сибирь, в Томской, воеводам нашим Ивану Васильевичю Бутурлину да Прокофью Прокофьевичю Поводову. В прошлом во 171 году, марта в 17 день, писал к нам великому государю из Сибири, из Новодаурской земли, Ларион Толбузин: приехал де он на нашу государеву службу в Даурскую землю во 170 году, маия в 14 числе, и принял три острога, Нерчинской, Иргенской, Теленбинской, а в тех острогах служилых людей всех толко семьдесят пять человек, и чтоб прислати в Даурскую землю служилых людей, к тамошним в прибавку, и наших государевых хдебных запасов служилым людем на жалованье; и в прошлом же де во 170 году, июля в … день, приходили под Иргенской острог воровские люди Тунгусы войною, и отогнали десять лошадей, и он де Ларион за малолюдством в Иргенском осгроге Якутцких, Илимских и Енисейских служилых людей задержал двадцать пять человек, которые по нашему государеву указу посланы были с ним Ларионом в провожатых; да в том же де во 170 году встретились с ним Ларионом на Тугире реке прежние служилые люди, которые остались после бою Богдойских людей Обрашко Парфенов с товарыщи четырнадцать человек, и он де Ларион тем служилым людем Обрашке Парфенову с товарыщи велел быть и нашу государеву службу служить в Нерчинском остроге. И в нынешнем во 172 году, декабря в … день, по нашему великого государя указу посланы с Москвы в Сибирь, в Даурскую землю, Сибирские дети боярские Любим Евсевьев да Иван Поршевников, которые были наперед сего на нашей государеве службе в Даурской земли с Офонасьем Пашковым, а с ними послано нашего государева жалованья Даурским служилым людем сту четырнадцати человеком двадцать пять половинок сукон Анбурских разных цветов на кафтаны, по четыре аршина человеку, да на рубашки и на портки тысяча аршин холстов, да для рыбной ловли тысяча сажен сетей неводных, да хлебного и соляного жалованья на 173 год по окладом их сполна; да в Даурскую ж землю, к прежним служилым людем в прибавку, послано стрелцов и казаков из Тоболска шестьдесят человек, из Енисейского двадцать человек, и наше государево денежное и хлебное и соляное Жалованье Тоболским и Енисейским служилым людем, на нынешней на 172 и впредь на 173 и на 174 годы, велено им дати в Тоболску и в Енисейском остроге. Да в нынешнем во 172 году, генваря в 23 день, писал к нам великому государю из Даурской земли Ларион же Толбузин: в прошлом во 171 году служилые люди Обрашко Парфенов с товарыщи, да к ним же де пристали прежние Даурские служилые люди Захарко с товарыщи, подговоря с собою Якутцких, Илимских, Енисейских, да [325] Нерчинских и Иргенских служилых людей, побежали по Шилке реке на Амур; и после де побегу Обрашки Парфенова с товарыщи в Даурской земле в трех острогах служилых людей с ним Ларионом осталось толко сорок шесть человек, и те служат нам великому государю шесть лет без нашего государева жалованья. И ныне по нашему великого государя указу посланы с Москвы в Сибирь, в Даурскую землю, в Нерчинской да в Иргенской и в Теленбинской остроги, Даурские служилые люди, пятидесятник казачей Степан Вятка, рядовые Ивашко Бубенной, Вавилко Фомин, Куземко Бархатов, а с ними послано нашего государева жалованья Даурским служилым людем сороку шести человеком, на прошлые на 167 и на 168 и на 169 и на 170 и на 171 и на нынешней на 172 годы, денег четыреста шестьдесят рублев, на два года, по пяти рублев человеку на год, да на два ж года сукон Анбурских розных цветов да сетей неводных, и холстов и крашенин, в том числе сукон тридцать семь половинок, по цене на четыреста на семь рублев, а сетей и холстов и крашенин на пятьдесят на три рубли; да хлебных запасов купя велено послати из Енисейского на два годы шесть сот девяносто четей, вместо пяти четей с осминою ржи мукою тож число, да вместо четырех четей овса по две чети муки ржаные человеку на год; а на тое хлебную покупку и на судовое дело послано в Енисейской с Москвы нашие государевы денежные казны четыреста шестьдесят рублев, да из Енисейска ж велено послати девяносто два пуда соли, по два пуда человеку; да в Даурскую ж землю послано с Москвы на роздачю иноземцом, ясачным людем, у ясачного сбору три пуда олова в блюдах и в торелех, два пуда одекую. А за тою нашею государевою казною в провожатых и для подъему хлебных запасов, указали мы великий государь к Даурским служилым людем Стенке Вятке с товарыщи в прибавку послати служилых людей, из Томского сорок человек стрелцов и пеших казаков, из Енисейского десять человек, добрых, которым бы плотничное дело и судовой ход были за обычай; и тем служилым людем для Даурской посылки дати им наше государево денежное жалованье на 173 и на 174 год в тех городех, кто из которого города будет послан, из тамошних городцких доходов, а хлеб и соль на теж годы Томским и Енисейским дать в Енисейском остроге по окладом же; а как Томские и Енисейские стрелцы и казаки нашу государеву казну и хлебные и соляные запасы в Даурскую землю привезут, и тех служилых из Даурских острогов велено отпустить в те городы кто из которого города послан, потом наш государев указ в Даурскую землю к Лариону Толбузину послан. — И как к вам ся наша великого государя грамота придет, и Даурские служилые люди пятидесятник казачей Стенка Вятка с товарыщи нашу государеву казну, денги и хлеб и товары, в Томской привезут: и вы б велели у них тое нашу государеву казну, денги и товары, что с ними послано с Москвы и что они Стенка с товарыщи купят едучи с Москвы в Сибирь дорогою, против сей нашей государевы грамоты пересмотрили на лицо, а пересмотря из Томского отпустили их в Енисейской острог по зимнему пути на нартах, а отпустя Стенку Вятку с товарыщи, велели выбрать в Томском из Томских стрелцов и пеших казаков в Даурскую посылку сорок человек добрых с ружьем, которым бы плотничное дело и судовой ход был за обычей; а будет толко выбрать в Томском в Даурскую посылку служилых людей сорок человек, и тем в Томском служилыми людми оскудит, и вы б велели [326] из Томских стрелцов и казаков в Даурскую посылку выбрать сколко пригоже, а к тем в прибавку велели бы есте выбрать Томского розряду из острогов, которые остроги подошли близко Томского, стрелцов же и казаков, чтоб Томских и Томского розряду острогов служилых людей в Даурскую посылку выбрати сорок человек, опричь Енисейских десяти человек; а выбрав Томских и Томского розряду острогов служилых людей в Даурскую посылку сорок человек, и дати им. наше государево денежное жалованье впредь на 173 и на 174 годы, по окладом их сполна, из тамошних Томских денежных доходов, и отпустити их из Томского в Енисейской на нартах после Стенкина отпуску Вятки с товарыщи вскоре, чтоб им дойтить до Енисейского до полой воды, а хлебное и соляное жалованье тем служилым людем на теж годы дано будет в Енисейском остроге; а будет которые Томские служилые люди учнут бити челом нам великому государю, чтоб им нашего государева хлебного и соляного жалованья, для их бедности и Даурские посылки, дати в Томском на полгода или на год, и вы б против их челобитья велели им нашего государева хлебного и соляного жалованья дати в Томском по своему разсмотрению; а кто имяны Томские и Томскаго, розряду острогов служилые люди выбраны, и из Томского в Енисейской отпущены будут, и что им нашего государева жалованья денег и хлеба и соли на которой год дано будет, и вы б о том в Енисейской острог к воеводам Василью Голохвастову и в Даурскую землю к Лариону Толбузину из Томского отписали, и имянные росписи с денежными и с хлебными и с соляными оклады под отписками послали. А которого числа Даурские служилые люди, пятидесятник казачей Стенка Вятка с товарыщи, с нашею государевою денежною казною и с товары в Томской приедут, и сколко человек и кто имяны Томские и Томского розрядов из острогов служилые люди в Даурскую посылку выбраны будут, и что им нашего государева денежного и хлебного и соляного жалованья и на которые годы в Томском дано будет, и которого ж числа Стенку Вятку с товарыщи с нашею государевою казною и после их Томских или Томского розряду острогов служилых людей из Томского в Енисейской отпустите: и вы б о том о всем отписали, и служилым людем имянную роспись с оклады послали к нам великому государю к Москве, а отписку велели подать в Сибирском Приказе, околничему нашему Родиону Матвеевичю Стрешневу, да дьяком нашим Григорью Порошину да Лву Ермолаеву. Писан на Москве, лета 7172, августа в 25 день. — На подлинной грамоте пишет: дьяк Григорей Порошин; справил подьячей Васка Корнилов.

Из рукописи, содержащей, в себе списки с подлинных столбцев Томскаго архива (часть 2, в лист, на 540 л.), снятые для академика Миллера, во время путеществия его по Сибири. — Принадлежит Императорской Академии Наук.

III. Господину Ивану Федоровичю Ларион Толбузин челом бьет. По указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя благоверного царевича и великого князя Алексея Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, велено мне писать к тебе, господине, в Якутцкой острог о прибавочных служилых людех: и я, господине, в прошлом во 170 году, маия в 12 день, и в прошлом во 171 году зимою писал, господине, к тебе в Якутцкой острог о прибавочных служилых людех. И по указу великого государя царя и великого князя Але-[327]ксея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя благоверного царевича и великого князя Алексея Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, прибавочные служилые люди к нынешнему 172 году не присланы. А в нынешнем, господине, во 172 году под Нерчинским и под Иргенским острогами живут ясачные Тунгусы конные, прикочевали вново, а преж сего те Тунгусы великим государем ясаку не плачивали, а ныне великим государем ясак дали, и хотят быть под их царскою высокою рукою до веку не отступны; а приезжают под острог Мунгалские люди человек по 40 и по 30, и емлют с ясачных людей ясак на Мунгальского царевича силно, и те ясачные Тунгусы бьют челом великим государем и просят на Мунгалских людей обороны, а мне, господине, ясачных людей от Мунгал оборонить некем, потому что со мною в трех острогах служилых людей мало, всего 46 человек, и те со мною в острогах от Мунгалских людей сидят в осаде, помирают голодною смертью. — И тебе б, господине, по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя благоверного царевича и великого князя Алексея Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, прислать прибавочных служивых людей в Нерчинской и в Юргенской и в Теленбинской остроги наскоро, чтоб над острогами от Мунгалских людей какое дурно не учинилось, а меня б с служилыми людми не побили и не поморили бы голодною смертию. Да в нынешнем, господине, во 172 году, генваря в 10 день, в Теленбинском остроге изменник новокрещен Алешка Толмачь отезжал к ясачным Тунгусам, и подзывал ясачных Тунгусов с собою итить войною под Нерчинской и под Теленбинской остроги и побивать служилых людей, а остроги розорить, и откочевать хотел в Мунгальскую землю: и я, господине, с служилыми людми того изменника Олешку поимал, и по указу великих государей того изменника Олешку велел казнить; и Починского роду лутчие ясачные люди били челом великим государем, чтоб они великие государи тому изменнику Олешке велели дать вместо смерти живот, и выслать в Енисейской острог, чтоб впредь от такого изменника в земле смуты не было, и я, господине, по указу великих государей, того изменника Олешку выслал в Баргузинской острог. Да в нынешнем же, господине, во 172 году, генваря в … день, учинилось мне ведомо от ясачных Тунгусов, что будут де под остроги войною Табудутцкие люди.

Из рукописи под заглавием: Списки Якутской Архивы (часть 2, в лист, на 344 л.), писанной с подлинных столбцев для академика Миллера, во время путешествия его по Сибири. — Принадлежит Императорской Академии Наук.

Воспроизводится по:

Дополнения к актам историческим, т. IV, СПб., 1851, № 133,. С. 320 – 327.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.
 
Сетевая версия – В. Трухин, 2012
Категория: Акты исторические 1663г. | Добавил: ostrog (12.09.2012)
Просмотров: 2264 | Теги: бесплатно, нерчинский, острог, Еравинский, воевода, история, Теленбинский, енисейский, Степанов, Сибирь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]