Главная » Документы » Акты исторические 1640 -1649гг. » Акты исторические 1649г.

1649.03.20 ранее

[1649 г. ранее марта 20]. — Челобитная Ивана Похабова в Сибирский приказ о поверстании его в Енисейский острог в дети боярские за службу по сбору ясака с бурят, по прииску новых землиц и за постройку нового острога.

I.
Челобитная.


/л. 246/ Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом хо[л]оп твой Ивашко Похабов: в прошлом государь во 143-м1 году отца твоего блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу велено мне, холопу твоему, быть вь Енисейском остроге в детишках боярских и в прошлом же, государь, во 152-м2 году посылан я, холоп твой, из Енисейского острогу в Братцкой острожек для ясачного збору и для прииску новых землиц и я, холоп твой, в том Братцком острошке собрал твой государев ясак з братцких людей и с тунгусов при прошлых годех и с прибылью и круг старого острошку новый острог поставил и в прошлом же, государь, во 154-м3 году посылан я, холоп твой, из Енисейского острогу на твою государеву службу на твоих государевых ослушников брацких людей и приискивать новых землиц и серебряные руды и проведать Китайского государьства и пришед я, холоп твой, в Братцкую землю на Ангаре реке на Осинском острову острог поставил и во 155-м4 году ходил я, холоп твой, на Байкало озеро и на Бай[ка]ле озере в Култуке за боем взял я, холоп твой, иркутцково князца Нарея и из за того князца взял тебе, государю, с ясаку пять сороков шестнадцать соболей да лисицу бурую, и з Байкала озера ходил я, холоп твой, в Мунгальскую землю к Цысану кану из Мунгал привел я, холоп твой, мунгальского посла вь Енисейской острог и в Тоболеск и будучи я, холоп твой, на тех твоих государевых службах и что тех послов дорогою поил и кормил обнищал и одолжал великими ненужными долги и всякую нужду и голод терпел и пихту и сосну ел и в прошлом, государь, в 152-м году по указу отца твоего государева блаженные памяти велено быть в Сибире в Енисейском остроге вологжанину сыну боярскому Богдану [137] Болкошину и вь Енисейском уезде ведать старых твоих государевых пашенных крестьян и вновь на твою государеву пашню строить из вольных гулящих и ссыльных людей; да ему же, государь, велено ведать и Маковской острог и во 156-м году того Богдана Болкошина не стало, а на ево место нихто не отпис[ан]. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии пожалуй меня холопа своего вели, государь мне за те мои службишка и за великую нужду быть на того Богданово место Бол[коши]на5 вь Енисейском остроге и в уезде и у Дурческих у пашенных крестьян и в Маковском остроге на приказе ведать и распрос учинить. Царь государь смилуйся, пожалуй.

Помета на об. л. 246-го: «157 г.6 марта в 23 де[нь] приказал боярин князь Алексей Никитичь Трубецкой отпустить ево в Енисейской на Богданово место быть...7 что Богдану указано было ведать а ему то ж».

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 227, лл. 246 и 246 об., подлинник, местами осыпался.

II.
Справка Сибирского приказа о службах Ивана Похабова.

/л. 267/ И по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу воевода Федор Уваров да подьячей Василей Шпилькин по скаске сына боярского Ивана Похабова послали ево ж Ивана для острожного ставленья, где он приискал по старонним рекам на Ангаре и на Байкале озере места, а велели ему, Ивану, где пригож, поставить остроги и устроить со всем острожным строеньем, да с ними ж Иваном послано служилых и охочих людей 100 человек и ис тех острогов служилым людем велено иноземцов под государеву царскую высокую руку приводить и ясак с них вновь имать, а непослушником всяким ясачным было б страшно, и в том остроге с служилыми и с охочими людьми велено зимовать, чтоб брацкие ясатчики государев ясак и вновь с себя платили против прежнего и с прибылью, а как во 155-м8 году на весне лед вскроетца, и ему, Ивану, велено, оставя в том острошке годовальных людей, сколько человек пригож, и смотря по тамошнему делу, /л. 268/ чтоб служилым людем в остроге живучи было бесстрашно, а самому ему, Ивану, с служилыми с охочими людьми велено итти на Байкал озеро и с атаманом с Василием Колесниковым велено свеститца будет серебро и серебряную руду атаман [138] Василей Колесников сыщет и к нему, Ивану, пришлет весть, и ему с служилыми и с охочими людьми велено к атаману к Василью Колесникову итти в сход наскоро, да и самому ему, Ивану, велено на Байкале озере и по рекам проведывать про серебро и серебряную руду выспрашивать, да и для того Ивана Похабова послали с служилыми и приборными людьми, что из Брацкого острогу писал в Енисейской острог сотник стрелецкой Максим Перфирьев, что брацкие ясатчики чинятца государю непослушны, да из Байкала озера атаман Василей Колесников писал, что сказал ему тунгус про серебряную руду а до Байкала и до Яравны озер от Енисейского все ход вешней [?] /л. 269/ а привесть де их брацких людей под государеву царскую высокую руку мочно только де вперед как устроятца остроги и послать на них служилых людей больши, а у брацких де людей соболей добрых и бобров и лисиц у них много. Да в нынешнем во 157-м9 году генваря в 28 день писал к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии из Сибири из Енисейского острогу воевода Федор Полибин в прошлом де во 156-м году июля в 8 де[нь] привез Иван Похабов с товарыщи з Байкала озера в Енисейской острог что взято вновь с Иркута реки государева ясаку 5 сороков 16 соболей да 9 недособолей да лисицу сиводущету да ис тех же соболей 5 сороков 16 пупков да 9 пупков недособольих, енисейская цена соболям и пупкам и лисице 123 рубля 29 алтын з деньгою.
И всего Иванова збору Похабова ясачные мяхкие рухледи и с тем, что по сыску взято на служилых людех за краденые соболи по енисейской цене на 505 рублев на 26 алтын з деньгою.
/л. 270/ Да с ним ж Иваном Похабовым и с служилыми людьми пришли в Енисейский острог от мугальского Цысана кана и от зятя ево Турукая тубунана послы Седек да Улитай, Чорды, Гарма 4 человека, и он, Федор мугальского Цысана кана послов Седека да Улитая с товарыщи в сьезжей избе через толмач роспрашивал к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии от мугальского Цысана кана они послы пришли в посольстве ли или в челобитчиках и лист и дары к великому государю есть ли и мугальские де послы Седек да Улитай с товарыщи ему Федору сказали посланы де они из Мугальские земли от Цысына кана и от зятя ево Турукая табунана с Ываном Похабовым, а листу де и подарков к государю с ними послами нет и приказ де весь от Цысана кана с Ываном Похабовым и те роспросные речи Ивана Похабова и мугальских послов речи ж прислал к государю к Москве, а их мугальских послов Седека да Улитая с товарыщи и дары что посланы с Ываном Похабовым послал с ним же Иваном до Тобольска, /л. 271/ а ис Тобольска присланы они к Москве.
А Ивана Похабова в роспросных речах написано: послан он Иван был на государеву службу на Байкал озеро и на той де [139] государеве службе на Байкале озере поимал он иркуцкого князца Нарея и посадил ево в оманаты и из за тово аманата государев ясак брал с ыркуцких мужиков сь ево улусу, а иные де давали государю ясак и Тертеево улусу кои живут с ним вместе на той же реке Иркуте, да он же Иван видел на Нарее пояс по железу серебром навожен и он де велел толмачем у тово Нарея спрашивать где серебро емлют и в каком месте родитца. И Нарей де сказал: серебро де к ним идет из Мугальские земли от Цысана кана, а про серебряную руду откуды к ним идет или в их земле родитца тово они не ведают и он Иван отпустил на промысел служилых людей и наемщиков Федьку Говорина с товарыщи 14 человек и для проведыванья ясачных людей, которые государю непокорны и ясаку с себя не платят и тот де Федька с товарыщи шли нартами ис Култука до Погромны реки 12 дней и нашли на речке 4 юрты табунанавых кыштымов и их к государьской милости призывали, чтобы они государю с себе ясак давали и они де киштымы ясаку с себя давать не учали /л. 272/ и с служилыми людьми дрались и служилые де люди их киштымов погромили и ясырь поймали, а и к нему де Ивану тот погромной ясырь привели и на погроме взяли 34 соболи, а ясырю взяли мужика да жонок и робят 7 человек и тот ясырь и соболи поделили по себе, а иные де киштымы ушли к табунану с вестью и табунан де прислал к нему Ивану служилого человека Якунку Кулакова, которой послан был от атамана от Василья Колесникова к Цысану кану проведывать про серебряную руду, а толмачом Ганку да служилого человека Ваську Власова оставил у себя, а приказал табунан с ним Якункою будет ясырю /л. 273/ и соболей ему не отдадут и он де табунан и с своей земли выпустить их не велит и велит их побить и он де Иван у служилых людей ясырь и соболи побрали и ис Култука пошли с тем ясырем с собольми к табунану, а взяли с собою служилых людей 14 человек и тово Якунку Кулакова, а шли де до тубунана, лыжным путем 15 дней и как де пришли к табунану сь ясырем и ему табунану говорили для чево он государевых людей задержал и тубунан де ему Ивану сказал задержал де он государевых людей для того, что де они погромили ево киштымов и ясырь и соболи поймали, а будет де отдадут ево киштымов и соболи и он государевых людей Якунку Кулакова с товарыщи отпустит и он де Иван ясырь и соболи табунану отдал, а Якунку Кулакова с товарыщи взяли да Турукай де табунан взял у служилого человека /л. 274/ у Кирюшки Васильева пищаль и тое пищали Кирюшке не отдал, а к той пищали взял у него Похабова натруску, а в ней было пороху с пол фунта да топорок дорожной да батог дорожной же, а в нем было железо длиною с пол аршина, а как де он Иван ходил в Мугальскую землю к Цысану хану для проведыванья землиц и серебряные руды и с ним Иваном было служилых людей 14 человек да с ним же де Иваном для обереганья послал табунан Турукай своих людей дву человек, а ехали де они от табунана ево землею до Цысана /л. 275/ кана [140] 2 месяца, а конным бы де путем против русского обычая мошно де было доехать в две недели. А живет де Цысан кан от Селенги реки не подалеку и кочюют к Селенге реке и тою де Селенгою рекою мошно дойти до табунана и до Цысана кана, а как де он Иван к Турукаю табунану пришел и принес де ему подарков от государя 5 пар соболей да сукна красного 2 аршина с четью да и Цысану кану принес от государя ж подарков 2 сорока соболей да 5 аршин сукна красного аглинского да кормазинсково сукна вишневово /л. 276/ из зипуна хребет вырезан, да х Кутухте от государя ж отнес 6 пар соболей да 2 аршина с четью сукна красного аглинского, а те подарки собольи и сукна давал он Иван свои, а им Турукаю табунану и Цысану кану сказывал что те дары от государя и против де тех подарков Цысан хан и Турукай табунан и Кутухта послали к государю дары, а как де он Иван у Цысана был для проведыванья о серебряной руде и Цысан кан ему сказал серебряные де руды у нево нет, а есть де серебряная руда в Китайском государстве у богдоя царя, а емлют де за морем а богдоя де царя ходу до Китайского государства и назад до Мугал месяц, да в другом де месте есть серебряная руда в старом Китае у Садума царя, а копает де руду в горе, а сторожа у тое руды по 500 человек и царевич де те руды надсматривает, а ходу де от богдоя царя до Садума царя 3 месяца. И он де Иван бил челом Цысану, чтоб ево пропустил до богдоя царя. [Да он ж Цысан кан ево Ивана не п]10устил /л. 277/, а говорил ему чтоб взять ево послов и отвести к государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Русии, а о чем пословать к государю бил челом и с ними де от Цысана кана приказ есть, а подарки де от Цысана кана к государю даны ему Ивану для береженья, а на Москве те подарки отдать и нести к государю ево послом, а как де к государю их послы сходят здорово и серебряная де руда у государя будет, а в которую де пору послы их ходят и они де в ту пору серебряную руду промыслят на образец для опыту да он же де Иван Цысану хану и зятю ево Турукаю табунану говорил, чтоб оне были под государевою царскою высокою рукою послушны и ясак с своих улусных людей государю платили погодно и Цысан де кан и зять ево Турукай табунан ему Ивану говорили, чтоб им быть де з государем в любви и в совете и войною бы на них государь посылать не велел, а как де увидит государевых людей против своих послов и он де велит з брацких мужиков и с тунгусов и с киштымов государю ясак давать да у него ж де Ивана Цысана кана шурин ево Досии взял ево Иванову пищаль с натрускою и с ледункою и носил показывать к Цысану и Цысан де кан ему Ивану тое пищали и натруски и лядунки не отдал.
/л. 278/ Да и мугальские послы Седек да Улитай сказали: посланы де они из Мунгальской земли от Цысана кана с Ываном Похабовым а приказ де весь от Цысана кана с Ываном Похабовым.
[141] Да мугальские ж послы Седек и Улитай про серебряную руду сказали: родитца де серебряная руда в Китайском царстве, а копают де ее из горы на сухом месте, а у тое де руды живут китайские сидячие люди с 500 человек и караул де у тое руды безпрестани есть, а надсматривает де над ними царевич Боддин сын, а они де мугальские люди покупают у них на скот и на соболи и на лисицы плавленое серебро, а сами де мугальские люди в Мугальской земле из руды серебра не плавят.
/л. 279/ Да Иван же Похабов на Москве в Сибирском приказе в допросе сказал как ево табунан отпустил в Мугальскую землю к Цысану кану и ему де Ивану дал подводы и корм и для береженья 2 человека в вожи и велел проводить да кана Цысана до брата своего, а до брата ево ехали 2 дни, а от брата ево ехали до табунанова отца 3 дни и табунанов де отец не хотел ево Ивана пропустить, а сказал, что де сыну ево табунану от государя жалованья было, а ему де государева жалованья нет и он де Иван табунанову отцу вместо государева жалованья дал своего 3 аршина сукна аглинского и тот де табунанов отец ево Ивана дав подводы и корм отпустил к ноену к Шелгину улусу и ехал де он Иван до Шелгина улусу 5 дней. И как де он Иван приехал к Шелгину улусу /л. 280/ и Шеленга де велел ево Ивана и с служилыми людьми на другой день дать подводы, а велел ево отвести в ыные улусы, а не х кану Цысану. И табунановы де провожатые почели говорить Шуленгиным улаченом, что везут не гораздо и они почали тех провожатых бить и возили де по улусу 7 дней и в те дни корму им не давали и он де Иван Шеленге вместо государева жалованья дал своих 3 аршина сукна аглинского и он де Шеленга ево Ивана к Цысану кану и пропустил и подводы и корм дал.
/л. 281/ И у выписки енисейские служилые люди, которые были на государеве службе с сыном боярским с Ываном Похабовым десятник Дружинка Ондреев, Сенка Новиков, Кирюшка Васильев сказали по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованию как де пришел к Ивану Похабову от черных мугал от царево зятя от табунана тобольской служилой человек Якунка Кулаков, которого послал Енисейского острогу атаман Василей Колесников к царю к Цысану для проведыванья серебряной руды, а с ним де Якункою пришли брацких людей два человека чтоб под того Якунку и под товарыщев ево под двух человек, которые оставлены у тубунана, Ганка толмач да Васька Власов, тот ясырь и соболи, которые на бою взяли служилые люди Федька Говорин с товарыщи, отдал, а сказал Якунка Кулаков только де тово ясырю не отдадут и тех де людей, которые у табунана, не выпустят /л. 282/ и убьют и он Иван с служилыми людьми с 14 человеки ходил к табунану на лыжах, шел пятнатцать дней и под того Якунку и под товарыщев ево табунану тот ясырь и соболи отдал, а табунан того Якунку с товарыщи ему Ивану отдал. Да, он же де Иван табунану дал своих пять пар соболей да два аршина с четью сукна красного, а сказал де ему, что те соболи [142] и сукно государева жалованья; да он ж де Иван Похабов ходил к мугальскому царю Цысану для проведыванья серебряные руды и Китайского государства и шел два месяца и поднес де к Цысану кану в подарках два сорока соболей да пять аршин сукна аглинского красного да аршин сукна кармазину вишневого да Кутухте шесть пар соболей да два аршина с четью сукна аглинского красного, а сказывал де им, что те соболи и сукна государева жалованья, а те соболи и сукна все он Иван давал свои против де тех подарков мугальской Цысан кан послал с ним Иваном послов своих четырех человек, а что даров и тому воевода Федор Полибин прислал роспись.

На обороте л. 282 помета: «Красноярского острогу атаман вместо енисейских служилых людей Дружина Ондреева да Семена Новикова да Кирила Васильева по их веленью».

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 227, лл. 267 — 282 и 282 об., подлинник.

III.
1648 г. (?). — Роспись подаркам царю Алексею Михайловичу от монгольского хана Цысана и его зятя Турухай табунана, привезенным в Москву с их посланниками.

/л. 283/ А в росписи какову прислал воевода Федор Полибин под отпискою своею, что послал царю государю из Мугалские земли Цысан кан сь енисейским с сыном боярским с Иваном Похабовым.
Чаша серебряная весом пол 3 фунта 2 золотника.
Стопа серебряная оброчи медные весом 2 фунта 6 золотников.
Бархат травчатой рудожелт мерою 8 аршин.
Полбархата красново травчетого 14 аршин.
Камки индейские алые цветные 8 аршин 11 вершков.
Турукая табунана даров камки брусничные пол 8 аршина.
Кутни желтые 8 аршин без чети.
Платочик камчат белой чешуйчат.
/л. 284/ Да в Сибирском приказе боярину князю Алексею Никитичю Трубецкому да дьяку Григорию Протопопову Иван Похабов будучи на государеве службе идучи до мугальского Цысана кана и будучи в Мугальской земле у Цысана кана своей рухледи издаржал, а в росписи пишет:
/л. 285/ Роспись енисейского острогу сына боярского Ивашка Похабова как ходил на государеву службу на Байкалово озеро и подымал на государеву службу шесть человек и подъему на них стало восмдесять рублев, а на Байкалове озере поставил к [143] Култуке острог, а на бою взял в аманаты князца Нарея в оманаты и вь его улус дал подарков государева жалованья четыре аршины сукна аглинского красного доброво цена семь рублев две гривны да выкупать ис тапунаева11 улусу служилово человека Якунку Кулакова и под его дал своих восмь человек ясырю, а цену, что государь укажет, да под него ж дал тритцать четыре соболи погромных соболей, да Турукою табунаю поднесли государева жалованья пять пар соболей цена десеть рублев, да ему ж дал два аршины с четью сукна аглинского цена четыре рубли один алтын четыре деньги да он же взял топорок цена рубль, да он же взял пищаль и натруску цена восмь рублев, да табунаев отец взял три аршины сукна аглинского цена пять рублев четыре гривны, да Шуленга ноен взял три аршины сукна аглинского цена пять рублев три алтыны две деньги да Кутухе поднесли шесть /л. 286/ пар соболей цена двенадцать рублев, ему же дал сукна красново два аршина с четью сукна аглинского цена четыре рубли один алтын четыре деньги, да Цысану кану поднесли государева жалованья два сорока соболей с пупки и с хвосты цена сто рублев, ему ж пять аршин сукна аглинского красново дал цена деветь рублев, да он же взял пищаль и лядунку и натруску цена деветь рублев с полтиною.
/л. 287/ И всего по росписи Ивана Похабова оприч ясырю шти человек вышло в подарках по цене на 255 рублев на 10 алтын.
И государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии Енисейского острогу сын боярской Иван Похабов бьет челом, чтоб государь ево пожаловал своим государевым жалованьем к прежнему ево окладу денежного и хлебново придачею как ему государю бог известит.
/л. 288/ И к ево Иванову челобитью Похабова выписано на пример:
В памятех 144 году12 каковы присланы ис Посольского приказу в Приказ Казанского дворца за приписми дьяков думного Федора Лихачева да Максима Матюшкина написано:
Били челом государю в Посольском приказе томские служилые люди, которые посланы ис Томского к Алтыну царю сь Яковом Тухачевским, а ис Томского пришли они к государю с Алтыновыми послы за службу и за изрок и за убытки о жалованье и они в челобитье своем убытков написали, что они дали в подарках Алтыну царю и матери их по их прошенью платья и всякой рухледи и денег и с тем, что у них Алтын царь поимал ружье.
Сын боярской Лука Васильев на 40 рублев на 14 алтын на 3 де[ньги].
Казаки
Семенка Щепоткин на 30 рублев на 9 алтын на 2 де[ньги].
Ивашко Кудров на 27 рублев на 9 алтын на 4 де[ньги].
[144] /л. 289/ Тимошка Серебряник на 24 рубли на 7 алтын на 2 де[ньги].
Митька Вяткин на 22 рубли на 9 алтын на 2 де[ньги].
Гришка Тюменец да толмачь Федька по 20 рублев по 9 алтын по 2 де[ньги].
Ортюшка Завьялов на 17 рублев на 9 алтын на 2 де[ньги].
И за тое службу и за убытки и за изрон дано государева жалованья в Посольском приказе в приказ.
Сыну боярскому камка добрая да сукно лундыш да 30 рублев денег.
Казаком и толмачю Семейке Щепоткину с товарыщи 7 человеком по тафте да по сукну по доброму по аглинскому да им же дано денег.
Семейке Щепоткину 20 рублев, Ивашку Кудрову 18 рублев.
Тимошке Серебрянику 16 рублев.
Митьке Вяткину 15 рублев.
Гришке Тюменцу да толмачю Федьке по 14 рублев.
Ортюшке Завьялову 14 рублев.
/л. 290/ Да им же дано государева жалованья к прежним окладом сыну боярскому 4 рубли, казаком и толмачю по 2 рубли да хлеба всем против денег.
Томским ж конным казаком 3-м человеком, которые посланы к Алтыну царю сь Яковом Тухачевским, а присланы они ис Томского к государю з государевою соболиного казною в Приказ Казанского дворца и о той своей службе и за изрон били челом государю в Приказе Казанского дворца, дано государева жалованья в приказ по 16 рублев да Казенного двора по тафте да по сукну по доброму по аглинскому, да им ж придано к прежним их окладом по 2 рубли да хлеба против денег.
/л. 291/ Да в прошлом во 156-м13 году как приехал из Енисейского атаман Василей Колесников а был по государеву указу на государеве службе на Байкале озере для прииску и приводу новых землиц и для государева ясаку и для проведыванья серебряные руды. И он Василей издержал своих денег к государевым деньгам в прибавку иноземцом давал своих же запасов мало, и соль и товары и выдры и топоры и ножи и ему Василью дано на Москве за тое ево издершку по тамошней по енисейской и по байкальской цене 36 рублев 19 алтын з деньгою.
/л. 292/ Да ему Василью Колесникову за тое байкальскую службу велено быть в детях боярских, а государева жалованья оклад ему учинен вновь на Москве денег 15 рублей а за хлебное жалованье велено ему служить с пашни.
[145] А оклад государева жалованья енисейскому сыну боярскому Ивану Похабову денег 12 рублев хлеба 10 чети ржи 8 чети овса 2 пуда с четью соли ж и в приказ пятьдесят рублев.

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 227, лл. 283 — 292, подлинник.

Примечания:

1. 1634/35 год.
2. 1643/44 год.
3. 1645/46 год.
4. 1646/47 год.
5. В подлиннике порвано.
6. 1649 год.
7. В подлиннике одно слово неразборчиво.
8. 1647 год.
9. 1649 год.
10. Нижняя половина строки оторвана.
11. Так в подлиннике, должно быть «табунаева».
12. 1645/46 год.
13. 1647/48 год.


Воспроизводится по::

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2009

Категория: Акты исторические 1649г. | Добавил: ostrog (13.04.2012)
Просмотров: 1507 | Теги: острог, приказ, Сибирский, сын, служба, Челобитная, енисейский, Пахабов, боярский, поверстание | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]