Главная » Документы » Акты исторические 1640 -1649гг. » Акты исторические 1649г.

1649.03.06 не ранее
1649 г. не ранее мрта 6.  — Наставление, или память, данная Хабарову из Якутска, при отправке его на Амур, в Марте 1649 г.

7157 году, Марта 6 дня, бил челом Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Руссии старой опытовщик Ерофейко Павлов Хабаров, а в челобитье своем сказал: в прошлых де годех по государеву указу посыланы были на Государеву службу на Лавкая, да на батогу, при, стольнике и воеводе, при Петри Петровиче Головине, Письменный Голова Еналей Бахтеяров, да с ним служилых людей семьдесять человек, и они де до тех Князцов недошли, а ходили де по Витиму, а не но Алекме, прямыя дороги не знали; а давано де было из Государевы Казны Государево денежное и хлебное жалованье, и порох, и свинец, и пищали; и Государь бы его Ерофейка пожаловал: велел с ним охочим служилым и промышленным людям иттить, которые похотят, без Государева жалованья, а он де им, на 150 человек, на ссуду станет давать хлеб и всякие запасы, и суды, и судовыя снасти, или сколько может прибрать; а будет де Государевым счастием, под Государеву Царскую высокую руку приведут Лавкая и Ботогу, или иных каких захребетных неясачных людей, и Государю де в ясашном сборе будет прибыль большая. И по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии Указу, Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да дьяк Осип Степанов, велели ему Ерофейку итти, и с ним охочим служилым и промышленным людям 150 чел., или сколько может прибрать, которые похотят, без Государева жалованья, итти по Алекме и по Тугирю рекам и подъволок Шильской и на Шилку, на Государевых непослушников, которые Государю непослушны и непокорны, и ясаку с [94] себя и с улусных людей не платят, на Лавкая и на Батогу и на улусных их людей, и на иных захребетных неясачных же людей, для Государева Царева и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии для ясачнаго сбору, и для прииму новых землиц; и дорогою итти бережно, сторожливо, и на станех ставиться с караулом, чтоб пришед иноземцы над ними какова дурна не учинили; и дошед Алекмою рекою и по Тугирю реке до волоку, или до Шилки, домышляючи Государю, где пригоже острог поставить, и укрепить велеть тот острожек всякими крепостьми накрепко, чтоб в том острожке будучи для Государева ясачнаго сбору, от приходу немирных неясачных людей безстрашно и без боязни; и ходить ему Ерофейку, с охочими служилыми и с промышленными людьми, которые с них будут, из того острожку в походы на Лавкая и на Батогу, и на иных неясачных захребетных людей, которые к Государскому Величеству непослушны и непокорны, и говорити им, чтоб оне были под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии высокою рукою, в вечном ясачном холопстве, на веки неотступны, и ясак бы они Лавкай и Батога, с себя и своих улусных людей давали, а с тех непослушников неясашных людей Лавкая и Батоги и его улусных людей, и иных неясачных захребетных людей имать соболей, выбирая из Тунгусских ясачных иноземцов знающих людей добрых, сколько человек пригоже, чтоб кто знал, и выпровожати и указывати Руским ратным людям не на ясачныя места, где кто живет по кочевьям. А будет они иноземцы Лавкай и Батога, и улусные люди, и иные неясачные захребетные люди, под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии высокою рукою будут послушны и покорны, и ясак с себя и с своих улусных людей по вся годы платить учнут, и им Лавкаю и Батоге с своими улусными людьми жить на прежних своих кочевьях, без боязни, и велить Государь их оберегати своим Государевым ратным людям; и того Лавкая и Батогу, и иных лутчих людей, по их вере привесть накрепко, натом, чтоб им быть, со всем своим родом и с улусными людьми, под [95] Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии высокою рукою на веки неотступно, в прямом ясачном холопстве, и ясак Государев, с себя, и со всех родов давать по их мочи, по вся годы, безпереводно, а котораго рода тех новых неясачных людей и с кого имянем к шерти приведете, и тех лучших людей имена у себя записывати, и приведши их к шерти, и взять в аманаты у них лучших людей, чтоб впредь с тех родов Государев ясак и поминки было за кем имати по вся годы, а Лавкаю и Батоге, и их улусным людям, и иным захребетным неясачным людям, заказывати накрепко, устрашивая Государевою грозою и смертною казнью, чтобы они торговых и промышленных людей грабить и побивать, и ничем теснить и изобижать им невелели, а будет те новые неясачные люди учинятся непослушны, Государева ясаку и аманатов давати не учнут, и ему Ерофею, с служилыми с промышленными людьми, прося у Бога милости, над ними поиск чинить, промышлять войною всеми служилыми и промышленными охочими людьми, чтобы их немирных неясачных людей Лавкая и Батогу, и их улусных людей, и иных захребетных неясачных людей, ратным обычаем, войною смирить, и в аманаты у них лучших людей изымать под когоб мочно впред ясак на Государя сбирать и смирять, по тамошней мере всякими мерами промышлять над иноземцы, над Лавкаем и над Батогою, и над иными неясачными людьми, с великим раденьем неоплошно, чтоб Государеве ясачной казне учинить не малая прибыль, и которая Государю впредь прочна была и стоятельна, а себя бы за ту службу видеть в Государеве жалованьи, и одноличноб тебе Ерофею Государевым делом радети, под Государеву Царскую высокую руку Лавкая и Батогу, и иных неясачных непослушных людей, которые Государю ясаку не платят, приводить и смирять их, прося у Бога милости, ратным обычаем, войною, безвестным, тайным приходом, и на Государя с них ясак имати, соболи и шубы собольи, и ожерелья, и плостины собольи, и попольники собольи, и лисицы черныя, и чернобурыя, и бурыя, и черночеревыя и красныя, а шубы горностальи, а бобры и выдры; [96] а у которых будут неясачных людей степныя места, а не лесныя, а в тех степных местах соболей, и лисиц, и бобров, и выдр нет, и с тех людей имати иными какими зверями, или узорочными товарами, что у них в их землях есть, золото, или серебро, или камни, или каменье дорогое, по их изможенью; а за тем бы они не раздумывали, что для своей ясачной звериной скудости и не быть под Государевою высокою рукою; и им бы однолично ни в чем в том не опасаться, и впредь бы Государю прочно было и стоятельно, а им бы новым людям не в тягость, и не в налог, чтоб их тем от Царския высокия руки не отгонить, а будет они Лавкай и Батога ясаку с себя и с улусных людей своих платить не учнут, и под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии высокою рукою в вечном холопстве быти не захотят, и на них Лавкая и Батогу, и на иных неясачных людей, прося у Бога милости, Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, будут, собрався со многими большими ратными людьми, и велят всех побивать, и вешать, и разоряти, а повоевав до основания, жен их и детей в полон возмут, а будет они неясачные люди Государю покорны и послушны во всем будут, и тех людей потому-же приводити по их вере к шерти, чтоб они однолично были под Государевою высокою рукою, в вечном ясачном холопстве, вовеки неподвижно, и ясак с себя и с улусных своих людей по вся годы безпереводно платили, и меж служилыми и промышленными людьми, которые с ним Ерофейком охочие люди будут, расправа чинить, смотря по вине, от всякаго дурна унимать; будет которые служилые и промышленные люди учнут тебе Ерофею челобитные подавать, по кабалам, или в исках, челобитные принимать я записывать, а не судить, имать по истце и ответчике поручныя записи, и челобитные и записки присылать в Якутской острог, в съезжую избу, и о том писать к Воеводам Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову. А как аже даст Бог, Божиею милостию, а Государевым счастием, на Шилку перейдете, и тех новых людей Лавкая и Батогу, или иных каких неясачных [97] людей, идучи дорогою, по Алекме и по Тугирю, под Государеву Царскую высокую руку приведете вновь, и ясак с них на 158 год возмете и аманатов, и тебе Ерофейку, с тою Государевою, ясачною и поминочною казною послать в Якутский острог сколько человек пригоже, и той Государеве казне ясачныя имянныя книги и рекам чертежи, и многоль по тем рекам людей живет, и какие люди, и о том отписать в Якутской острог, в сьезжую избу, к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову; а которые торговые, или промышленные люди будут на Алекме для своих торгов и промыслов, и тебеб Ерофейку осматривать накрепко, и по осмотру что у них объявитца Тунгусской перекупной мягкой рухляди, и тебе у тех людей Тунгускую перекупную мягкую рухлядь записывать, а тех людей за поруками отпущать в Якутской острог, чтоб они в иные которые города не прошли и велеть явиться в Якутском, остроге в съезжей избе, к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову, а будет у них Тунгусской перекупной мягкой рухляди не объявитца, и тебе их отпущать в Якутской острог без задержания потому же, а напрасно не приметываться, и о том о всем писать в Якутской острог в съезжую избу.

Воспроизводится по:

ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ О ПОДВИГАХ ЕРОФЕЯ ХАБАРОВА, НА АМУРЕ, В 1649-1651 ГГ. «Сын Отечества», 1840, кн. 1,С.-ПЕТЕРБУРГ

Стиль, пунктуация и орфография  сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2008
Категория: Акты исторические 1649г. | Добавил: ostrog (14.04.2012)
Просмотров: 1514 | Теги: Олекма, витим, Головин, якутск, опытовщик, Лавкай, амур, Хабаров, Францбеков, Бахтеяров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]