Главная » Документы » Акты исторические 1640 -1649гг. » Акты исторические 1646г.

1646.04.25 не ранее

1646 г. после апреля 25. — Отписка якутского воеводы Василия Пушкина в Сибирский приказ о походах сына боярского Алексея Бедарева и пятидесятника Курбата Иванова против братцких людей, о переговорах с последними в целях их умирения и о необходимости усиления местных служилых людей в целях дальнейшего освоения края.

/л. 3/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Васька Пушкин, Кирилко Супонев, Петрушка Стеншин челом бьют. В нынешнем, государь, во 154-м1 году сентября в 18 день писали к тебе государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии к Москве мы холопи твои с ленскими служилыми людьми с Трофимком Федоровым с товарыщи, по отписке из Верхоленского Брацкого острожку пятидесятника Курбатка Иванова, что в прошлом, государь, во 153-м году брацкие люди, которые были под твоею государевою царскою высокою рукою от розгрому атамана Васьки Колесникова с товарыщи тебе государю изменили и ясаку с себя платить не учали, и преж того твоих государевых служилых людей, выманя из острожку в свои улусы, а иных, которые посыланы были для твоево государева ясачного збору, и на Ламе Семейку Скороходова с товарыщи побили, и под Верхоленской Брацкой острожек войною не по одно время приходили, и кони и коровы у служилых людей отгоня и пашенного крестьянина Оверку Елизарова роззоряли и работников [61] ево руских людей 5 человек побили, и сена прижгли, и хлеб розсыпали, пашенной завод розвезли. И после того, государь, как мы холопи твои о той братцких людей измене писали к тебе государю к Москве, те ж брацкие люди, пришод под тот же под Верхоленской Брацкой острожек со многим собраньем, и служилых людей в острожке осадили, и достальной скот кони и коровы отгонили, и сена прижгли. А оборонится, государь, было в Верхоленском острожке им служилым людем от тех брацких людей за безлюдством некем, потому что в том Брацком острожке их служилых людей было всего и с целовальником 27 человек, а нам, государь, холопем твоим с Ленского Илимского волоку на прибавку к тем служилым людем в Верхоленской Брацкой острог вскоре послать было неково ж, потому, которые, государь, служилые люди ис Тобольска 50 человек с нами холопи твоими на твою государеву службу на Лену посланы и вь Енисейском остроге для твоего государева сыскново дела 20 человек взяты, и те, государь, все служилые люди шли с хлебными запасы, которые их же тобольских служилых людей оклады и пашенных черкас двугодовой месячные кормы из Енисейского острогу отпущены, и на Илиме реке у Верхнего порогу замерзли с теми запасы, а мы, государь, холопи твои в своих судах людишками своими шли на Ленской волок для поспешенья поскорее. И писал, государь, к нам холопем твоим на Илимской Ленской волок из Верхоленского Брацкого острожку тот же пятидесятник Курбатко Иванов, что брацкие де люди видя их безлюдство, /л. 4/ идут на них с Лены реки на Орленгу, где было поселился вновь пашенной Офонька Долгой, и на усть Куты реки, где твои государевы наемные служилые люди пашут на тебя государя 15 десятин и соляная варница, в которой на тебя государя соль варят, их раззорять, и с Ылимского Ленского волоку дорогу отымать и нас холопей твоих на Лену не пропустить. И мы, государь, холопи твои на Ленском Илимском волоку на твою государеву службу в Верхоленской Брацкой острог на брацких людей войною в поход велели сыну боярскому Олексею Бедареву прибирать к себе в полк ис промышленых и из гулящих людей. И собралось, государь, на Ленском волоку на твою государеву службу на брацких людей с сыном боярским с Олексеем Бедаревым приезжих сибирских городов и промышленых и гулящих людей по росписи 82 человека, да к тем же новоприборным людем в прибавку дали х тому сыну боярскому Олексею Бедареву ленских и тобольских служилых людей, которые немногие люди с нам пришли, а иные, государь, к нам холопем твоим с отписками встречю из Якуцкого острогу пришли всего 31-во человека. Да мы ж, государь, холопи твои для безлюдства ж дали своих людишек: я Кирилко 4-х человек, а я Петрушка 5-ти человек и всего, государь, служилых и наших холопей твоих Кирилковых и Петрушкиных людишек и гулящих охочих людей было с сыном боярским 123 человека, и дав им для твоей государевы службы из твоей государевы казны по фунту зелья, свинцу то ж, да вперед на запас[62] дали сыну боярскому Олексею Бедареву на иных новоприборных охочих людей, которые приберутся вновь на усть Куты и на Орленге, пол пуда зелья, свинцу то ж, потому что, государь, у тех: гулящих охочих людей своево зелья и свинцу не было, и за тем но на твою службу итить не хотели, в том числе было служилых и наших людишек и охочих человек с 50 конных. И тому сыну боярскому Олексею Бедареву дав наказную память, отпустили, государь, мы холопи твои с ним тех твоих государевых служилых и гулящих охочих людей на твою государеву службу по первому зимнему пути октября в 6 день нынешняго ж 154-го году. А велели, государь, по твоей наказной памяти тому сыну боярскому Олексею Бедареву с теми служилыми людьми в Верхоленской Брацкой острог на прибавку к верхоленским брацким служилым людем итить с Илимского волоку с великим поспешеньем, днем и ночью, не мешкая нигде ни часу, с великим береженьем, учиня перед собой яртаул и дневные и ночные крепкие караулы, чтоб над ними брацкие люди на переходе, пришод безвесно, какова дурна не учинили. А из Верхоленского, государь Брацкого острожку тому сыну боярскому Олексею Бедареву да с ним пятидесятнику Курбатку Иванову взяв из твоей государевы казны, которые тут есть, куяки /л. 5/ с наручи и шеломы, и с теми со всеми служилыми и с новоприборными охочими людьми, оставя в Верхоленском острожке для обереженья от брацких людей немногих людей сколько мочно, велели им просить у бога милости итить войною на тех твоих государевых изменников на брацких людей и на ними промышлять, сколько милосердный бог помочи подаст. И как государь, сын боярской Олексей Бедарев с служилыми и с новоприборными людьми пришли на усть Куты реки, и октября в 20 день встретились с ним с Олексеем и с служилыми и новоприборными людьми ленские служилые люди, которые, государь, посланы были из Якуцкого острогу в провожатые за твоею государевою ленскою соболиною казною до Ленского волоку 49 человек, и сказали им, что де твоя государева ленская соболиная казна до усть Куты замерзла, не дошед за 10 ден, а до Ленского Илимского волоку за пол третьи недели, против Чичюйского волоку на заимке пашенного крестьянина Панфилка Яковлева. И встретясь государь, они с теми служилыми людьми того ж числа и разошлись, сын боярской Олексей Бедарев с служилыми и с новоприборными охочими людьми пошли на твою государеву службу, в Верхоленской Брацкой острожек, а те ленские служилые люди пошли, государь, на Илимской Ленской волок к нам холопем твоим. И в нынешнем же, государь, во 154-м году ноября в 29 день на Ленской Илимской волок писал к нам ис походу сын боярской Олексей Бедарев, что октября ж де в 31 день с усть Куты к Верхоленскому острожку на полудороге, в урочищах выше Орленги у речек Ботов, в тесных местех, встретили их воинские брацкие многие люди, человек с 500 и больше, и у них с ними бой был, дрались с ними с полудни до вечера, и божиею милостию и твоим государевым счастьем от тех брацких людей они[63] служилые малые люди устояли. А на том бою убили у них брацких людей 3-х человек добрых брацких мужиков, в том числе одново брацкого лутчево мужика убили Котогорского роду, наездника, который к ним в наезде напущал с людьми на всех 3 напуска, князца Магалчюкова брата Баатыря и, убив ево, у них взяли со всем в куяке с наручи и в шишаке и с саадаком, а иных де, государь, многих брацких людей и под ними коней испереранили. А у них де, государь, служилых людей на том бою из охочих вольных людей убито 5 человек да 2 человека /л. 6/ ранены, потому что де, государь,те служилые и охочие люди были безодежны, пансырей и куяков у них ни у ково не было, и с того де, государь, бою те брацкие люди, как у них того наездника мужика убили, побежали, а сказывали де государь, мы сыну боярскому и служилым людем тунгусы, которые пришли к ним навстречю после того бою на другой день, Чидеука да Дорыга, бежали де мимо их тунгусов брацкие люди и сказывали им, что пошли де было они на Орленгу и на усть Куты к соли твоих государевых всяких руских людей побивать, и пашенных крестьян роззорять, и деревни пустошить, и хлеб и сена жечь, Конготурского роду князец Мукунчак, а с ним многих родов люди Болоцкого роду да князца Тоная дети, которой взят был в аманаты и сидел в Верхоленском Брацком острожке да тут и пропал, да Сукичи и Сосы князец, да Багул да Дюгудей с людьми своими, да бакушурские люди с верх Уды, да с Оки реки икиняжские люди, а было де, государь, тех брацких людей в собранье больши 500 человек. И только б, государь, мы холопи твои на Лене реке собрав охочих новоприборных людей с сыном боярским с Олексеем Бедаревым в нынешнем во 154-м году по первому зимнему пути в Верхоленской Брацкой острожек не послали, и твои государевы служилые люди с теми брацкими людьми не встретились, и те б, государь, брацкие люди на Орленге промышленых людей всех, которые в те поры тут были, а на промыслы не разошлись, человек с 40 и больши, и на усть Куты твоих государевых служилых и пашенных, которые на тебя государя 5 человек с работными людьми твою государеву пашню 15 десятин пахали, и варничного усолья целовальника, и служилых людей, которым тут 3-м человеком было приказано, и работных людей, соловара и подварка, и дроворубов и промышленых же людей, которые в то время тут были, всех бы побили и деревни роззорили и твой бы государев хлеб пожгли. Да и над твоею б государевою соболиною казною, которая к тебе государю из Якуцкого послана и ниже усть Куты за 10 днищей замерзла, от тех же брацких людей де чаять было дурна большого, потому что от усть Куты вниз Лены, где та твоя государева соболиная казна была в заморозе, недалече и обойти было с тою твоею государевою соболиною казною мимо того усть Куцкого места к нам на Ленской волок иною дорогою отнюдь некуда и негде, а у той твоей государевы соболиной казны служилых людей, которые за тою твоею государевою соболиною казною из Якуцкого острогу посланы в провожатых до Москвы с Митькою Вяткою с[64] товарыщи и с целовальники, всего было человек 40. А как, государь, с тою твоею государевою соболиною казною тот Митька Вятка с служилыми людьми пришли к нам холопем твоим /л. 7/ на Ленской Илимской волок, и мы, государь, холопи твои того Митьку Вятку роспрашивали, для чево он Митька от твоей государевы соболиной казны служилых людей, которые с ним из Якуцкого острогу посланы были до Ленского волоку в провожатых, их от себя отпустил и к нам на Ленской Илимской волок наперед себя задолго прислал, и кем было ему от тех твоих государевых изменников от брацких людей в остереганье быть, и тот Митька Вятка нам холопем твоим в роспросе сказал, что де ему вь Якуцком остроге стольник и воевода Петр Головин в наказной памяти велел написать, будет где их на Лене реке с тою твоею государевою соболиною казною заморозь застанет, и ему Вятке велел за хлебную скудостью тех провожатых служилых людей, которые посланы с Ленского волоку, отпустить наперед себя на Ленской Илимской волок. А у них де служилых людей с собою зелья и свинцу было мало, у иных и не было, потому что де им вь Якуцком остроге твоево государе[ва] зелья и свинцу не дано. А как, государь, на твою государеву служб[бу] после того брацкого бою сын боярской Олексей Бедарев с служилыми людьми в Верхоленской Брацкой острожек пришли ноября в 8 день, и из Верхоленского, государь, острожку на твоих государевых брацких людей войною ходили 2 похода, и всего, государь, они в Верхоленском Брацком острожке жили и в походы на брацких людей войною ходили, и как из Верхоленского Брацкого острожку назад к нам на Илимской на Ленской волок пришли марта по 19 число, 18 недель. И о тех, государь, они своих походех писали к нам холопем твоим. И как тот сын боярской Олексей Бедарев и пятидесятник Курбатко Иванов с служилыми людьми на Илимской Ленской волок пришли и в послужном походном своем списку и в роспросе перед нами холопи твоими сказали, как де, государь, они служилые люди сын боярской Олексей Бедарев и пятидесятник Курбатко Иванов со всеми служилыми и новоприборными и охочими людьми, опричь тех, которые оставлены были в острожке, подшод на брацкие улусы, которые тебе государю изменили, в твоем государеве ясаке отказали и войною под острог приходили Икережского роду, и в тех де, государь, икережских юртах в первом походе взяли 30 баб, в том числе одна икережского князца Бурина жена, да 18 робенков, да 11 куяков, 8 шеломов, 7-ры наручи, да твоей государевы казны пансырь, да лоскутье пансырное, что побиты на Ламе твои государевы служилые люди Семейка Скороходов с товарыщи, да в тех же де, государь, юртах нашли пищальную натруску казачью, да киот образную, да пашенного Оверки Елизарова ральник, да рубашку холщевую; и многой де, государь, отгонной скот /л. 8/ у тех брацких людей Верхоленского Брацкого острожку служилые люди опознавали. И декабря, государь, в 31 день приехали того Икирежского роду от Буры князца в Верхоленской острог ясачные два тунгуса да с[65] ними брацкой мужик и били челом тебе государю, чтобы ты их, государь, пожаловал, велел жену ево Бурину и иной ясырь отдать на выкуп, и привезли тебе великому государю от него Буры и тово Икирежского роду с ыных брацких людей, з Булуя да з Доргия да з Жаяка и сь их улусных людей, которых они служилые люди громили, твоево государева ясаку 10 сороков, ожерелье брацкое соболье шито, в нем 4 пластины, лисиченко красная. Да как они служилые люди из Верхоленского ж Брацково острожку ходили в другой поход на брацких людей Сипугайского роду, и божею милостию и твоим государским счастьем в том другом походе того Сипугайского роду брацких людей погромили и многих на бою побили, и после, государь, того погрому тех брацких людей с князца Чоргидона и сь ево улусных людей взяли на тебя государя ясаку 77 соболей. 2 недосо[боля] да 4 ожерелья брацких. Февраля де, государь, в 20 [день] приехали в острог Икирежского роду Булуй Бурин брат да Кунчюк да Бунгудайского роду Пиромовых улусов меньшово брата сын Поронхой, а с собою привез тебе государю ясаку 33 соболи, 2 кошлочишка, да з Бунгудайского роду Содок прислал тебе государю ясаку с своих улусных людей 30 соболей да сдирок лисиченка красного. И они, государь, сын боярской Олекеей Бедарев и пятидесятник Курбатко Иванов икирежского князца Буры жену я[сырку] к нему отпустили без выкупу, а иной ясырь давали на выкуп на лошеди и на скот, а тех мужиков взяли все в аманаты. А к нам холопем твоим на Илим привезли дву аманатов, икирежского князца Буры брата Мулуя да сипугайского мужика, которого взяли на погроме, Чакура; в Верхоленском де, государь, Брацком острожке оставили в аманатех Икирежского роду Бунчюка да Сипугайского роду Доргодонова сына Уртегу /л. 9/ да Бунгудайского роду Поронхоя. А тот, государь, они ясак, что з брацких людей погромя и с них на тебя государя взяли, 13 сороков 20 соболей, 2 недособоли, 5 ожерелей брацких собольих, 2 кошлочишка, лисиченко красное с лапы без хвоста да одирок лисиченка красного /л. 10/ привезли к нам же на волок, и пришлем к тебе государю мы холопи твои из Якуцкого острогу с ыным твоим государевым нынешнего 154-го году ясачным збором вместе. И марта ж, государь, в 22 день писал к нам холопям твоим из Верхоленского Брацкого острожку казачей десятник Васька Бугор: как де сын боярской [с] служилыми людьми и с аманаты из Верхоленского острожку пошли к нам на Илимской волок, и февраля в 28 день, пришод под острог ночною порою, брацкие люди те же Икережские и Сипугайские и Бунгадайского роду человек с 70 и их погромные кони и скот, что были у них на погроме взяты и на ясырь выкуплены были, отогнали весь к себе назад. И мы, государь, холопи твои тем братцким мужиком, которые привезены в аманатех. Икирежского роду Булую да Сипугайского роду мужыку Чокуру, выписав ис прежних верхоленских отписок пятидесятника Курбатка Иванова, и ево Курбатка и иных служилых людей про их измены роспрося и тому учиня письмо, в съезжей избе перед собою те [66] их все измены выговорили, как по твоему государеву указу стольники и воеводы Петр Головин с товарыщи во 149-м году посылал на них братцких людей твоих государевых [служилых] людей и их улусех лутчево их братцково мужика Куржума на бою взяли, он Куржум тебе государю перед Петром Головиным с товарыщи шертовал, что ему Куржуму быть [с] своими Икирежскими роды улусными людьми под твоею государевою царскою высокою рукой в вечном холопстве навеки неотступным, и ясак с себя тебе государю давать, и иных брацких князцей и улусных людей под твоя государеву царскую высокую руку приводить, и во всем тебе государю он Куржум хотел служить и прямить и радеть. И как после того тот Куржум, дав в аманаты сына своево Чевдока, тебе rocударю изменил, приехав от Петра Головина в Верхоленской острог твоих государевых служилых людей Максимка Кислокваса да толмача Гаврилка с товарыщи шти человек, выманя из острогу для того, что бутто ево улусных людей для твоево государева ясаку переписать, приветчи в свои улусы, побил до смерти и того сына своево в аманатех отступился. И как, государь, к нему приходили ево Куржума уговаривать из Верхоленского острожку твои государевы служилые люди толмач Федька Степанов да Данилко Скробыкин, и тот Куржум того Федьку да Данилка хотел до смерти побитъ/л. 11/ же, и тот Федька да Данилко, видя над собою от того Куржума смертьное убойство, как их уч[ал] уже вязать, и они того Куржума да другово мужыка Шугожуна в их юртах от себя ножи зарезали, и то он Куржум пропал за свою неправду. И после того как на Ангару реку посыланы твои же государевы служилые и промышленые люди Семейка Скороходов с товарыщи и они своровали ж, ис тех служылых и промышленых людей 18 человек до смерти побили жь, а того, государь, побою у них икирежей в их улусе в нынешнем погроме сыскан твой государев пансырь. И после того во 152-м году, тому ныне два года, как твои государевы служилые люди пятидесятник Курбатко Иванов с служилыми людьми ходили на твоих государевых непослушных братцких людей, на мужика на Чоглоя, и после того погрому они Булуй да Булчюк да Онгоев брат да Инчин да Бонгадайского роду мужык Торым з братом своим с Наераем, приехав в Верхоленской острог, тебе государю шерть свою дали на том, что было им брацким людем с своими улусными мужыки быть под твоею государевою царскою высокою рукою в прямом холопстве без измены навеки неотступным и ясак с себя и со всего роду своего улусных мужиков платить полной по вся годы беспереводно. Он Булуй и брат ево Бура и их улусные братцкие мужыки после той своей шерти своровали ж, тебе государю изменили, ясак понемногу даючи по своей воли, и во 153-м году под Братцкой острог приходили зимою войною двожды, в октябре о Дмитреевской суботе, да генваря в 1-м числе, а в третие летом июля в 9-м числе, и что было у служылых коней и коров и иного скоту, то все отогнали без остатку ж, и сена пожгли. И того отгонного скоту вь их улусех в нынешнем же [67] погроме служилые люди опознали много, и то их воровство ж. Да они ж братцкие люди приходили в урочище на Тутуру реку и пашенного, которой было тут поселился вново, Оверку розоряли и руских у него работных людей 5 человек до смерти /л. 12/ побили, и кони и скот отогнали, и пашенной завод розвезли, и хлебные запасы розсыпали, и сена прижгли. Да в прошлом же во 153-м году все они брацкие люди икирежи, тебе великому государю изменя, и в ясаке отказали и ясаку с себя платить не учали, и за то по твоему государеву указу мы холопи твои, как пришол на Илимской волок, посылали на них сына боярсково Олексея Бедарева не з большими служылыми людьми, а велено их за измену войною пострастить с пощадою, чтоб они вперед в своих винах тебе государю добили челом, и вину свою принесли, и были б под твоею государевою царскою высокою рукою попрежнему в прямом холопстве навеки неотступны и покорны, и не до конца разорены. И того сына боярского с служылыми людьми они ж братцкие люди, пошед на твою государеву землю на Орленгу и на усть Куты на пашенных войною большими своими людьми, на твоей государеве земле на Лене реке в урочищах, повыше Орленги, у речек Ботов встретясь, дрались и твоих государевых служылых людей 5-ти человек убили. А как после того из Верхоленского острожку сын боярской Олексей Бедарев с служылыми людьми на их улусы ходили, и их икирежские улусы громили с пощадою и людей до смерти не побивали, а которых их жон и детей и брата ево Бурину жену взяли, и тот ясырь служивые люди на выкуп им отдали, а брата ево Бурину жену отдали им без выкупу. Да он же Булуй, как в Верхоленской острог приехал, и которые было с собою привел коней добрых выкупать достальной ясырь, и он те лошади назад отослал. А после их ис под острожка кони и скот весь, за ними ж аманаты пришед, их же братцкие люди весь отогнали, и то их измена ж. И довелись было они по твоему государеву указу за ту их за многую измену раззоренья большово, а он Булуй и брат ево Бура довелись и смертной казни, повесить, для того что /л. 13/ тому всему дурному делу в ызмене заводчики и иных братцких людей научали он Булуй и брат ево Бура. И как, государь, мы холопи твои тем аманатом ту измену выговорили, и те аманаты, икережской мужик Булуй и сипугайской мужык Чокур, били челом тебе государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, чтоб ты, государь, их пожаловал, те их вины велел отдать и казнить их смертною казнью не велел, и своим государевым служилым людем их улусы воевать и розорять не велел же и пожаловал бы ты, государь, их, велел отпустить в Верхоленской Братцкой острожек. А они де братцкие мужыки с своими улусными людьми под твою государеву царскую высокую руку быть рады и ясак с себя тебе великому государю платить учнут по вся годы. И чтоб де ты их, государь, и в том пожаловал, которого году они соболей в твой государев ясак на свой скот купить не добудут, и за тот свой ясак ты, государь, велел бы у них имать [68] коньми и скотом, потому что они люди степные и сами собольми не промышляют, а покупают соболи на свой скот у тунгусов. А которые де буде иных улусов и родов братцкие люди учинятца тебе государю непослушны, и они де с твоими государевыми служилыми людьми на тех непослушных братцких людей учнут стоять заодин. И под твоих государевых служилых людей с своих улусов кони и вожей давать учнут и отгонные кони и скот, что без них будет их улусов братцкие люди отогнали, сыскав весь, пригнав, велят отдать в Верхоленском Братцком острожке служилым людем. И мы, государь, холопи твои тем братцким аманатом Булую и Чокуру твое государево жалованное слово сказали: только будут они впрямь тебе государю в тех своих винах с своими улусными людьми добьют челом и ныне на том дадут тебе великому государю свою прямую шерть, что им впредь быть под твоею государевою царьскою высокою рукою /л. 14/ в прямом холопстве без измены навеки неотступном, и ясак с себя полной по вся годы платить учнут безперевод[но], и ты государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии их пожалуешь, прижние их изменные вины отдать им велишь и казнить их ныне смертною казнью не велишь. И на том тебе великому государю перед нами холопи твоими те аманаты шерть с собе дали. Да били челом тебе государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии твои государевы /л. 15/ служилые люди, которые ходили на тех братцких людей войною в поход, сын боярской Алексей Бедарев да Верхоленского Братцкого острожку пятидесятник Курбатко Иванов, десятники и рядовые Павлик Малафеев и во всех товарыщей своих Верхоленского Братцкого острожку служилых людей места, а нам, государь, холопем твоим в сьезжей избе подали челобитную, а в челобитной их написано:...2 И мы, государь, холопи твои велели в тот Верхоленской Братцкой острожек х тем, которые в том Верхоленском острожке отправлены с сыном боярским с Олексеем Бедаревым, и с пятидесятником с Курбатком Ивановым посланы, и в том в Верхоленском в Братцком острожке для обереганья учинить всех 50 человек. Да ему ж сыну боярскому Олексею Бедареву и пятидесятнику Курбатку Иванову ныне на усть Муки реки из гулящих охочих людей на братцких непослушных людей велеть прибирать из гулящих охочих людей, а сколько будет, государь, человек приберетца, и того сына боярского Олексея Бедарева и пятидесятника Курбатка Иванова с теми братцкими аманаты да с ими ж служилых из гулящих охочих новоприборных людей, как нынешней весны 154-го году, выпловя Мукою и Купою и Сетою рекою на Лену, пошлем, государь, мы, холопи твои их [в] Верхоленской Братцкой острог тотчас и над непослушными твоими государевыми изменики братцкими людьми, опричь тех, которые будут под [69] твоею государевою царьскою высокою рукою, прося у бога милости, велим промышлять и войною их смирять, сколько милосердый бог помочи подаст. А опрично, государь, /л. 16/ тех служилых 50 человек к ним в прибавку послать бы, государь, нам холопям твоим иных неково, потому что, по роспросу тех же твоих государевых служилых людей, на Лене ныне вь Якутцком остроге твоих государевых служилых людей немного, и по твоим государевым службам для ясачного збору вперед россылать будет неково, в которые де в дальные места посылывались человек по 30-ти, и в тех ныне местах всего человек по 10-ти, а в ыных и в самых дальных местах человек по 15-ти и по 20-ти, а в ыные места за безлюдством и ленских воевод Петра Головина с товарыщи меж их рознью и не посланы. А иные служилые люди тебе государю били челом, а к нам холопем твоим приносили челобитные, чтоб их пожаловали, велел их отпустить на твою государеву службу в ыные в дальные места на Собачью и на море и иные сторонные дальные реки для прииску и привода под твою государеву высокую руку и ясачного збору иных новых немирных землиц; и тех твоих государевых служилых людей, что ныне на Лене и вь Якутцком остроге, впредь будет мало для новых немирных землиц иноземцев, где ныне проведаны и впредь проведаютца для прииску и под твою государеву царскую высокую руку приводу и для ясачного збору россылать будет неково. А которые гулящие охочие люди на твоих государевых непослушных людей без твоего государева жалованья прибираютца ис погрому и бьют челом тебе государю о оружие и о зелье и о свинцу, и нам, государь, холопем твоим твоего государева ружья им давать нечего, потому что твоего государева запасного разного ружья, карабинов и мушкетов, на Лене и вь Якутцком остроге и в Верхоленском Братцком острожке и на Илимском Ленском волоку в твоей государеве казне нет, и о том ружье к тебе государю мы холопи твои наперед сего писали ж, и о том, государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии, нам холопем своим что ты, государь, укажешь.

Архив ЛО ИИ АН СССР, к. 191, столб. 13, лл. 3—16.

Датирован по предыдущему документу (см. № 33).

Печатается по тексту, опубликованному в КПМЯ, № 189.


Примечания:
1. 1645 год.
2. Далее следует изложение челобитной А. Бедарева и К: Иванова от 1646 г. ранее апреля 25, напечатанной выше под № 33.


Воспроизводится по:

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2009

Категория: Акты исторические 1646г. | Добавил: ostrog (10.04.2012)
Просмотров: 819 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]