Главная » Документы » Акты исторические 1630 -1639гг. » Акты исторические 1639г.

1639.05.31 не ранее

1639 г., не ранее мая 31. – Отписка якутских воевод Петра Головина и Матвея Глебова из Тобольска о приеме под свое начало тобольских и березовских служилых людей и об их волнении из-за нежелания воевод выдать в Тобольске жалованье на три года

 
Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холопи твои Петрушка Головин, Матюшка Глебов, Еуфимко Филатов челом бьют. По твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу велено нам, холопем твоим, взяти в Тоболске на твою государеву службу на великую реку Лену стрелцов и пеших казаков двести сорок пять человек, з Березова пятдесят человек и обоего двести девяносто пять человек добрых, с вогненым боем, у которых бы оружье было доброе и которым бы служба была за обычей, и в тех бы тоболских служилых людей человек с тритцать или болши было таких, которые топором судовому и всякому шному делу умели, да дву человек кузнецов добрых, которые бы оружейному и всякому плотнишному делу умели. И тем тоболским, и березовским, и на енисейских служилых людей твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье на один на 147-й год велено дать столнику и воеводам князю Михаилу Темкину-Ростовскому с товарыщи в Тоболску оклады их сполна. А дву годов, 148-го и 149-году твое государево денежное, и хлебное, и со[ляно]е жалованье тем служилым людем, [и ку]знецом, и толмачем велено взять в То[болске] на Лену нам, [хо]лопем твоим, с собою, давать им твое государево жалованье […]. И в нынешнем, государь, во 147-м году маия в […] мы, холопи твои, пришли в Тоболеск, [и по твоему] государеву указу столник и воевода князь Миха[ил] Темкин-Ростовский с товарыщи прислали к нам, холопем твоим, тоболских служилых людей-стрелцов и пеших казаков-двести сорок пять человек да березовских казаков пятдесят человек, и обоего двести девяносто пять человек, и им имянной список з денежными, и хлебными, и с соляными оклады за приписью дьяка Дорофея Пустынникова.
И в том, государь, имянном списке служилых людей пятидесятников нет, а десятников всего шеснатцеть человек да плотников шеснатцать же человек. И служилые люди все сказали, что в тех плотниках четыре человека плотничать судового дела не умеют, а делают портное дело. Да у смотру ж, государь, объявилось в тех же служилых людех старых, и увечных, и болных дватцеть три человека, а с твою государеву далную службу их не будет. И служилые люди про них сказали, что они преж сего на твоих государевых далных службах нигде не бывали и в свое место наймывали. Да и сами они, старые, и увечные, и болные служилые люди, тебе, государю, били ж челом, чтоб ты, государь, их пожаловал для их старости и увечья, велел переменить или в свое место нанять. Да в тех же служилых людей у смотру объявилось два человека без пищалей, а в роспросе сказали: как оне были на твоей государеве службе у соли у Ямышева озера, и на стрелбе у них пищали розорвало. И мы, холопи твои, к воеводам ко князю Петру Пронскому с товарыщи посылали память, чтоб оне велели к тем служилым людем прислать пятидесятников и десятников и в тех служилых старых, и увечных, и болных людей место добрых иных служилых людей, чтоб были с оружьем добрым и с твою бы государеву ленскую службу их стало, и вместо худых и розорваных пищалей велети тем служилым людем выдать ис твоей государевы казны иные пищали добрые.
И воеводы князь Петр Пронской с товарыщи о перемене старым, и болным, и увечным отказали, и мы, холопи твои, тех старых, и увечных, и болных служилых людей по их челобитью для поспешенья твоей государевы службы велели переменить и в их место велели им наймывать ис промышленых гулящих людей плотников добрых, которые б судовому и всякому плотнишному делу умели и с твою б государеву ленскую службу их было. И которых они наняли, и мы, холопи твои, по тех наемщиках велели взять в твоей государе[ве служ]бе и в денежном, и в хлебном, и в соляном жалованье, и в судовом во всяком пло[тнишном] деле поручные записи и привели их Хр[истову] целованью. А ис тех служилых людей Гришка Прокофьев в свое место нанять не добыл, а оставлен за болезнью в Тоболске, и твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье на 148-й и на 149-й год ему не дано.
А про енисейских, государь, служилых людей по твоему государеву указу сказано нам, холопем твоим, было на Москве, что, пришед в Енисейской острог, велено взять у воеводы у Микифора Веревкина служилым людем имянные списки и по тем имянным спискам велено нам, холопем твоим, енисейских служилых людей выбрать добрых, с оружьем добрым, и которым бы твоя государева служба была за обычей, и которые бы преж сего бывали на Лене-реке. А в наказе у нас, холопей твоих, написано: велено в Енисейском остроге взять служилых людей у воеводы у Микифора Веревкина. И о том нам, холопем твоим, вели свой государев указ учинить, чтоб худыми людми твоему государеву делу порухи не было.
И маия ж, государь, в 30 день били челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, тоболские и березовские служилые люди-стрелцы и пешие казаки, Богдашко Ленивцов-литвин, Копотко Григорьев с товарыщи, двести девяносто пять человек, а нам, холопем твоим, подали челобитную за своими руками. А в челобитной их написано: по твоему государеву указу велено им быть на твоей государеве службе на великой реке Лене, а твоего-де государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье на нынешней на 147-й год всем им дано половина, а за другую половину тоболским служилым людем за хлеб давано денгами по дватцети алтын за четь, и то-де они твое государево денежное и хлебное жалованье з женами и з детми съели, а ныне-де им, служилым людем, на твою государеву службу на великую реку Лену поднятца без твоего государева жалованья нечем – наги и боси. А купить-де им платья, и обувей, и для рыбных ловель на прокорм себе сетей, и мереж, и иных рыбных промыслов нечем. А в Енисейском-де остроге перед Тоболским все купят втрое ценою, [а на] Лене-де твое государево денежное жалованье им будет, и им-де на те свои нужи и купить ничево не добыть, а что-де будет и добудетца, и то купить болшою ценою.
А прежде, государь, сего посылывали их ис Тоболска и из Березова на твои государевы службы для серебреной руды и на годовые службы в Мангазею с хлебными запасы, и в Енисейской острог, и на Зеленую и им-де давано твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье впредь года на два и на три вдруг для их бедности и далнего подъему все сполна, и чтоб ты, государь, их, служилых людей, пожаловал, для своей государевы далние службы велел им ныне дать свое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье впредь на 148-й и на 149-й год для их бедности в Тоболске, чтоб им, идутчи на твою государеву ленскую службу, нагим и босым с стужи и з голоду не помереть и твоей бы государевы далние службы не отбыть. И мы, холопи твои, против их челобитья посылали к воеводам ко князю Петру Пронскому с товарыщи память, чтоб к нам велели отписать, которые служилые люди посыланы для серебреной руды и в Гуляши, и на Лену, и в Енисейской острог, и на Зеленую, и в Мангазею, и им твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье на прежние годы давано ль, и будет давано, и на сколко годов впредь давано.
И маия ж, государь, в 31 день в памяти к нам, холопем твоим, за приписью дьяка Ивана Трофимова написано. В Тоболску в съезжей избе в росходных книгах прошлого 141-го году тоболским служилым людем, которые посланы были на реку Лену с тоболским сыном боярским с Воином Шаховым, и тем служилым людем и Воину Шахову твое государево жалованье на 141-й и впредь на два годы, на 142-й и на 143-й год, денги, и хлеб, и соль по их окладом дано сполна в Тоболске. Да в росходных же книгах прошлых лет и 146-го году написано: служилым людем, которые посылываны в Мангазею и в Енисейской острог с хлебными запасы, и тем служилым людем твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье на тот год, в котором году которых пошл[ют], и впредь на целой год давано ж оклады их сполна.
И мы, холопи твои, видя их, служилых людей, бедность, сказали им, что твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье дадим сполна для подъему впредь на 148-й год в Тоболске. И послали мы, холопи твои, детей боярских Григорья Демьянова да Ивана Пилникова с целовалники и с служилыми людми, а велели им приймать твои государевы хлебные запасы и судовые всякие снасти и грузить в суды. И дети боярские Григорей Демьянов да Иван Пилников, пришед к нам, холопем твоим, в съезжую избу, сказали, что служилые люди твоего государева денежного, и хлебного, и соляного жалованья на один год имать, и запасов никаких грузить, и на твою государеву службу итти не хотят. И мы, холопи твои, призвав их в съезжею избу, говорили, что они твоим государевым делом зачем мотчают, и хлебных и судовых всяких запасов не приймают, и в суды не грузят. И тоболские, государь, и березовские служилые люди пришли к нам, холопем твоим, в съезжею избу, собрався многими людми, болшим шумом и озорничеством сказали нам, что им твоих государевых хлебных и судовых всяких запасов не приймать, и судов не грузить, и твоего государева денежного, и хлебного, и соляного жалованья на один на 148-й год не имать, и на твою государеву службу не йти. И, выступя из них пешей казак Безсоновы станицы Жукова Сенка Павлов, Мишка Ортемьев да Тугариновы станицы Панютина десятник Стенка Колмогорец, учели кричать болшим озорничеством и невежеством и отказывать, что им твоей государевы [казн]ы и хлебных запасов не приймывать и на твою государеву службу не итить.
И мы, холопи твои, велели детем боярским Сенку Павлова, Мишку да Стенку изымать и под[ержать] в съезжей избе, и Стенка из избы ушол, а Мишку велели бить батоги. И на [Мишку] Ортемьева товарыщи ево Сенка Скороходов да Олешка Чюкмасов поволялися на него и бить не дали. А товарыщи их перед избою и на дворе около съезжей избы кричали болшим шумом. И мы, холопи твои, Сенку Скороходова, да Сенку Павлова, и Мишку Ортемьева, и Олешку Чюкмасова велели в съезжей избе подержать, а тех людей, которые озорничеством кричали, послали писменого голову Василья Пояркова, а с ним детей боярских, а велели их на дворе изымать. И ис тех служилых тоболских людей Якунка Куклин да березовской казак Васка Серебреник писменого голову Василья Пояркова лаели и в шею толкали и изымать тех воров, которые у съезжие избы кричали, не дали. И мы, холопи твои, тех служилых людей Сенку Павлова, Мишку Ортемьева, да Сенку Скороходова, да Олешку Чюкмасова велели бить перед собою батоги, вместо кнутья, нещадно. А как их били, и в те поры ссылной человек тоболской стрелец Ивашко Болховитин, собрався со многими служилыми людми, пришед к съезжей избе под окошко, кричал на нас, холопей твоих, болшим шумом, что бьем товарищев их запосмешно, не по твоему государеву указу.
И мы, холопи твои, послали писменого голову Иналея Бахтеярова з детми боярскими, а велели ево, Ивашка, изымать. И служилые люди ево, Ивашка, изымать не дали, а он, Ивашка, на писменова голову и на детей боярских нож вынел и хотел резать. И мы, холопи твои, Сенку Павлова, да Мишку Ортемьева, да Олешку Чюкмасова, да Сенку Скороходова, бив батоги нещадно, послали з детми боярскими и с подьячим в тюрму. И как их, Сенку Скороходова с товарыщи, повели в тюрму, и служилые люди, собрався, хотели у детей боярских и у подьячево Сенку Скороходова с товарыщи отнять. И Сенка Скороходов и Олешка Чюкмасов служилых людей от себя отбили и в тюрму пошли. И того ж, государь, дни березовские казаки Васка Юрьев, Максимко Архипов с товарыщи того березовского казака Васку Серебреника, которой писменого голову лаел и толкал, и тоболские служилые люди Якунку Куклина привели ж к нам, холопем твоим, в съез[жею] избу. И мы, холопи твои, того В[аску], бив батоги нещадно, послали в тюрму. [И по И]вашке Болховитине прислал к нам, хо[лопем] твоим, твой государев богомолец архиепи[скоп] Нехтарей, чтоб тому Ивашку Болховитину для ево наказанья не учинить, потому что он озорничел в те поры пьянством. И назавтрее, государь, того дни те служилые лутч[ие] люди, пришед к нам, холопем твоим, в съезжею избу, били челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, и в том своем озорничестве и невежестве винились. И мы, холопи тв[ои], велели им твои государевы хлебные и судовые всякие запасы приймать и грузить в суды и им твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованье по их челобитью для их бедности дали на 148-й год сполна. А Сенку Скороходова и Ивашка Болховитина с товарыщи, держав в тюрме неделю, велел[и] дать на поруки з записми, что им впредь бунтов и заводов не делать и скопом, и заговором, и озорничеством не приходить.
И как, государь, служилые люди хлебные и судовые всякие запасы принесли и суды нагрузили и твое государево денежное, и хлебное, и соляное жалованья на 148-й год взяли сполна, и оне, тоболские и березовские служилые лутчие люди и кузнецы, пришед к нам, холопем твоим, в съезжею избу, били челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, своею бедностью, что им поднятца тем твоим государевым жалованьем, что им дано на 148-й год, нечем платья про запас, и обувей, и рыбных всяких снастей себе на прокорм купить нечем, чтоб нам, холопем твоим, твое государево денежное жалованье для твоей государевы далные службы и их бедности на 149-й год велеть выдать в Тоболске ж. И твой государев богомолец арихепископ Нехтарей нам, холопем твоим, по их челобитью говорил же, чтоб им для их бедности и подъему твое государево денежное жалованье на 149-й год выдать в Тоболске. И мы, холопи твои, примереся к прежним отпуском к твоим государевым далним таким же службам, в которые посланы преж сего на Лену, и тем давано твое государево жалованье в Тоболску вперед на три годы сполна. А в Енисейской, государь, и в Мангазею, которых служилых людей посылают с хлебными запасы, и тем дают твое государево жалованье на полтора годы. И их, служилых людей, видя самую нужу, дали им твое государево денежное жалованье и на 149-й год в Тоболску. А по них взяли поручные записи в том, что им впредь на 148-й и на 149-й год тебе, государю, о жалованье не бити челом и тово твоего государева жалованья не проворовать. А хто будет из них с твоей государеве службы збежит или твое государево жалованье проворует, и им, порутчиком, в того беглово место на твою государеву службу наймывать собою, а про воров извещать. А хто твое государево жалованье проворует, и им тех служилых людей ссужать собою ж. И, дав им твое государево жалованье, выбрали из них пятидесятников и десятников добрых и тем пятидесятником и десятником дали наказные памяти, что им в своих пятидесятнех и в десятках ведать у своих товарыщев всякая их рухледь и харчи и зерни, и воровства, и всякое дурно над ними смотреть накрепко. А у ково их товарыщей объявитца зернь или какое иное воровство, и им на них извещать. А будет мимо их извету сыщетца в товарыщех их зернь или иное какое воровство, и им, пятидесятником и десятником, быть за то в твоем государеве наказанье и в пене.

На л. 5 об.: адрес: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии.

Пометы: 148-го сентебря в 3 день подал березовской казак Максим Потелицын.
Взять к отпуску, а в Тоболеск отписать: у которых стрелцов пищалей нет, и к тем велеть пищали послать тотчас. А к Петру Головину по тому ж отписать, чтоб служилые люди государева жалованья хлеба и денег не проворовали, у всех бы хлебное жалованье было с ними.
   
РГАДА. Ф. 214. Ст. 75. Л. 4–19.

Воспроизводится по:

Первое столетие сибирских городов. XVII век. Новосибирск., 1996. С. 86–89.
Категория: Акты исторические 1639г. | Добавил: ostrog (06.04.2012)
Просмотров: 1627 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]