Главная » Документы » Акты исторические 1620 -1629гг. » Акты исторические 1626г.

1626.07 — 1627.07.12

1626г. в июле — 1627г. июля 12. — Отписки тобольских воевод о сделанных ими распоряжениях, чтобы Немецкие люди ни водяным, ни сухим путем не прошли в Сибирь *).

1. (Начала акта нет) ... казак Васка Пустоозерец, что в нынешнем во 134 году был он на Обдори с атаманом с Иваном Бабарыкиным в толмачех, для ясачного сбору; и слышал на Обдори у пустозерского самоедина у Левы Родулохиянина. что в прошлом 133 году приезжали с болшого моря в Карскую губу, в дву караблях, люди, а быв в Карской губе, отъехали в море. А в Карскую, государь, губу пала Мутная река, которою преж сего ездили в Мангазею торговые люди от Арханьилского города с болшого моря малыми кочами. И мы холопи твои, по прежнему твоему государеву указу, послали из Тоболска меж Мутные и Зеленые реки на волок, на заставу, тоболских служивых людей 20 человек, да с Березова воеводам князю Лву Волконскому да Илье Зубову велели послати Березова города атамана Ивана Бабарыкина, да с ним березовских служивых людей 24 человеки, да в вожех того березовского казака Васку Пустоозерца, и наказную память к Ивану Бабарыкину послали мы холопи твои из Тоболска, а велели ему с тоболскимм и с березовскими [364] служивыми людми итти с Березова на твою государеву службу меж Мутные и Зеленые реки на волок, на заставу, наспех, днем и ночью, и пришед в Зеленую реку, велели досмотрити прежних заставщиков, сына боярского Федора Игнатьева с товарыщи, признак: а досмотря и пришед на волок, россмотрити места, чтоб было у воды и у крепости и близко твоих государевых ясачных людей; а россмотря места и приготовя лес, поставити острожек и всякие крепости поделати не мешкав, и велели ему в том острожке быти до Семеня дни, или до Покрова, и смотря по тамошнему делу, как им мочно до заморозов вытти на Березов, и велели им в том острожке жити с великим береженьем, и в день и в ночь в воротех и по острогу караулы ставити крепкие, чтоб Немецкие люди или Самоядь на тот острожек на них безвестно не пришли и дурна никакова не учинили, и велели из того острожку посылати служивых человек по пяти и по шти, по переменам, к морю водяным путем и сухими дорогами, откуда чаять приходу, проведывать про Немецких людей накрепко, чтоб однолично в Сибирь в Мангазею Немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали, и Руских торговых и [365] промышленных людей с моря ни с поморских городов Кулуем и на Канин Нос и на Тресковую и на два острова, что Варандеевских мелей, и на Моржевик малыми речками и болшим морем на Югорской шар и на Карскую губу и на Мутную и на Зеленую реку в Мангазею, а из Мангазеи на те ж места на Русь пропущати не велели. А кто будет от Арханьилского города с болшого моря тою старою дорогою в Мангазею, а из Мангазеи на те ж места на Русь поедет, и тех людей велели мы холопи твои на заставах имати и приводя в острожек роспрашивати накрепко: для чего они тою мангазейскою старою заповедною дорогою мимо твою государеву указную дорогу ездят, или с кем умышляючи и не по ссылке ль с Немецкими людми; а роспрашивая тех людей и речи их написав на список, велели присылати в Тоболеск. Да и того велели мы холопи твои проведывати: в прошлом во 133 году с болшого моря в Карской губе прямо ль карабли были, и сколко караблей было, и какие люди, и для чего приходили, и до коих месть доходили: и по Зеленой и по Мутной реке и на волоку и у Карские губы велели россмотрити: не поставлены ль какие признаки; да будет найдут какие признаки, и те признаки велели мы холопи твои сжечь, чтоб однолично в Сибирь в Мангазею Немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали. А [366] перед заморозы, как пойдут с заставы, острожек велели розломати и острожные бревна устроити для переду, где пригоже, а на том месте, где был острожек, велели учинити, для переду, признаки, какие буде пригоже, почему б вперед твоим государевым людем, которые будут посланы на заставу, то место знать А как, государь, тоболские и березовские служивые люди Иван Бабарыкин с товарищи с твоей государевы службы с заставы назад придут, и что про Немецких людей проведают, и мы холопи твои о том к тебе ко государю отпишем тотчас.

На обороте помета: 134, июля в 16 день, подал тоб . . . Осташка Онтонов.

2. Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Ондрюшка Хованской, Мирошко Вельяминов, Ивашко Федоров, Степашко Уготцкой челом бьют. В нынешнем, государь, во 134 году, июля в 1 день, в твоей государеве цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте, за приписью твоего государева дьяка Ивана Болотникова, в Тоболеск к нам холопем твоим писано, что Немецкие люди от Архангелского города и не займуя Архангелского города, из своих земель и не по первой полой воде, хотят отыскивать ходу, чтоб им пройти водяным или сухим путем в Мангазею. И по твоему государеву указу, велено нам холопем [367] твоим в Тоболску роспросити всяких людей которые водяной путь, старую дорогу из Мангазеи, реку Таз и Зеленую и Мутную реку и Карскую губу и болшое море окиян к Архангелскому городу ход и на Пустоозеро знают, или которые люди про тот ход слыхали, в котором месте на Мутной и на Зеленой реке на волоку и в иных местех мочно поставити острог и в том остроге поставити от Немецких людей заставу служивых людей, и много ли служивых людей надобно на тое заставу послати, и в одном ли месте застава надобна поставить, или не в одном, и в колких местех, и в которых урочищах, и по сколку человек служивых людей надобно поставить, чтоб Немецких людей в Мангазею не пропустить. Да и про то всяких людей велено роспросити: в тех местех, в которых мочно поставити заставу и остроги от проходу Немецких людей, лес на острожное ставленье есть ли, или нет? Да будет нам холопем твоим скажут, что такие места под остроги на Мутной и на Зеленой реке и в иных местех есть, а лес на острожное ставленье в тех местех добыть будет немочно, велено на то острожное ставленье лес в Тоболску приготовить тотчас; а приготовя лес на то острожное ставленье, и роспрося про тот ход, велено, выбрав из детей боярских и из служивых людей, сколко человек пригож, [368] добрых, которым бы такой ход и острожное ставленье было в обычей, и послати из Тоболска тех детей боярских и служивых людей водяным путем в судех, дав им твое государево жалованье и на острожное ставленье лес, и велено итти наспех, днем и ночью, до урочищ, в которых местех ставити остроги; и пришед на те места. поставити остроги и крепости всякие поделати и жити с великим береженьем; да из тех острогов велено посылати, по сколку человек пригож, по переменам, водяным путем и сухими дорогами к морю, откуды чаять приходу Немецких людей, и велено про Немецких людей проведывати, чтоб отнюдь, в Сибирь в Мангазею Немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали, и Русских торговых и промышленых людей с моря и из поморских городов водяным путем, Кулуем и на Канин Нос и на Тресковую и на два острога, что у Варендеевских мелей, и на Моржевик. малыми реками и болшим морем, на Югорской шар, и на Карскую губу, и на Мутную и на Зеленую реку, и в Мангазею. а из Мангазеи на те ж места пропущати не велено: а кто поедет Руских людей тою заповедною дорогою к Архангелскому городу из Мангазеи, или в Мангазею, велено со всеми товары и с запасы присылати в Тоболеск, а в Тоболску тех людей роспрашивать, для чего они мимо твоей государевы [369] указные дороги ... **) и собою ль, или с кем умышляючи, и не по ссылке ль с Немецкими людми? да о том велено писати к тебе ко государю к Москве. А детем боярским и служивым людем, которых на заставу пошлют, велено приказати накрепко: буде они до Мутные и до Зеленые реки не дойдут и острогов от приходу Немецких людей не поставят и воротятца назад в Тоболеск, а Немецкие люди в Мангазею пройдут и дорогу прознают, или хотя и Руские люди тою заповедною дорогою в Мангазею пройдут, и им за то быти кажненым смертью, и животы их велишь ты, государь, взяти на себя государя; и они б дети боярские и служивые люди однолично тем тебе государю послужили, от приходу Немецких людей на заставе острожок поставили. Да и о том велено приказати: как остроги поставят, и они б прислали в Тоболеск о том нарочно служивых людей, сколко человек пригож, и о том отписати, которою рекою и сколко днищами от Тоболска до тех мест, в которых остроги поставят, шли водяным путем, и вверх ли или вниз сухим путем волоками и которые тем волокам урочища, и сколь велики те волоки, и летом и зимою в тех острогех служивым людем быть мочно ль, или в тех острогех служивым людем доведетца быть одним летом, а зимою в тех острогех служивым людем быти немочно, и за чем [370] немочно; и толко в тех острогех зимою служивым людем быти не мочно, и тем острогом, которые они поставят, стоять мочно ль, и каких людей близко тех острогов нет ли, и приходу откуды каких воинских людей в те остроги не чаять ли, или как из тех острогов служивые люди пойдут острожные бревна доведутца ломати. Да что на заставах учнет делатца, и о том велено из Тоболска писати к тебе ко государю к Москве. И в нынешнем же, государь, во 134 году, маия в 14 день, писали к нам холопем твоим в Тоболеск с Березова воеводы князь Лев Волконской да Илья Зубов: в нынешнем де, государь, во 134 году, апреля в 3 день, сказывал им в сьезжей избе березовской казак Васка Пустозерец, что слышал он на Обдори у пустоозерскаго самоядина у Левы Родулохиянина ... . (За сим тоже, что в предыдущей отписке). Да о том мы холопи твои к тебе ко государю писали наперед сего в нынешнем же во 134 году, маия в 31 день, с тоболским пеших казаков пятидесятником с Осташом Онтоновым. А по нынешней твоей государеве грамоте, меж Мутные и Зеленые реки на волок на заставу служивых людей не послали, потому что твоя государева грамота пришла к нам холопем твоим поздо, к морскому ходу не поспела; а писали мы холопи твои, по твоей [371] государеве грамоте, из Тоболска на Березов к воеводам, ко князю Лву Волконскому да к Илье Зубову, чтоб оне про Немецких людей всякими мерами вестей проведывали, и твои государевы люди на Мутную и на Зеленую реку дошли здорово ль и острог поставили ль; да и березовским служивым людем, которых пошлют они на Обдор, для твоего государева ясачнаго сбору, велели приказати проведывати накрепко у Самояди, тайно разговором: в прошлом в 133 году прямо ль в Карской губе корабли были, и до которых мест доходили, и какие были люди, и для чего приходили: и в нынешнем во 134 году с болшого моря в Карской губе не были ль карабли, да будет были, и многие ль люди, и до коих мест доходили? Да что у них каких вестей про твоих государевых людей и про Немецких людей объявитца, и о том я холоп твой Ондрюшка велел им отписать в Тоболеск тотчас. И из Березова, государь, воеводы и с заставы тоболские и березовские служивые люди в Тоболеск нынешнего 134 году августа по 13 число не писывали; а как, государь, с Березова воеводы, или с заставы тоболские или березовские служивые люди к нам холопем твоим отпишут, и мы холопи твои о том к тебе государю отпишем тотчас.

На обороте пометы: В столп. — 135, ноября в 15 день, подал отписку тоболской сын боярской Данило Булычев.

[372] 3. Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Ондрюшка Хованской. Мирошко Вельяминов, Ивашко Федоров, Степашко Уготцкой челом бьют. В прошлом. государь, во 134 году, июля в 8 день, в твоей государеве цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте писано к нам холопем твоим, что Немецкие люди от Арханьилского города и не займуя Арханьилского города из своих земель, 134 году, по первой полой воде, хотели отыскивать ходу водяным или сухим путем в Мангазею. И по твоему государеву указу, велено в Тоболску роспросити всяких людей, которые водяной путь, старую дорогу из Мангазеи, реку Таз, и Зеленую и Мутную реку, и Карскую губу, и болшое море окиян к Арханьилскому городу ходу и на Пустоозеро знають, или которые люди про тот ход слыхали, в которых местех мочно поставити острог, и много ль в тот острог на заставу надобно послать служивых людей, и лес в тех местех на острожное ставленье есть ли; а будет в тех местех лесу на острожное ставленье добыть немошно, велено нам холопем твоим лес приготовить в Тоболску тотчас, а приготовя лес и роспрося про тот ход, велено послати из детей боярских и из служивых людей, сколко человек пригоже, и с ними лес на острожное ставленье, и велено на Мутной и на Зеленой [373] реке поставить острожок, хотя буде и не один, для приходу Немецких людей и для проезду в Мангазею и из Мангазеи на Русь торговых и промышленых людей. И в прошлом, государь, во 134 году, по прежнему твоему государеву указу, до той твоей государевы грамоты, меж Мутные и Зеленые реки, на волок на заставу и для острожного ставленья, посылали мы холопи твои березовского атамана Ивана Бабарыкина, да с ним тоболских и березовских служивых людей 43 человека, да дву человек вожей; а велели ему Ивану с служивыми людми, пришед на Зеленую и на Мутную реку, острог поставить где пригоже, и про Немецких людей велели проведывати накрепко, чтоб Немецкие люди водяным путем и сухими дорогами в Мангазею ходу не проискали и торговых и промышленых людей с моря и из поморских городов в Мангазею и из Мангазеи на Русь пропускати не велели. Да и того велели проведывати накрепко, всякими мерами: в прошлом во 133 году, с болшого моря в Карской губе прямо ль карабли были, и сколко караблей было, и какие люди, и для чего приходили, и до коих мест доходили; да и в прошлом во 134 году не были ль с болшого моря в Карской губе и в Мутной реке и на волоку и в Зеленой реке, для проведыванья ходу в Мангазею, Немецкие люди: и по Мутной и по Зеленой реке и на волоку и у Карские губы велели [374] рассматривать, не поставлены ль какие признаки; да буде найдут какие признаки, и те признаки велели мы холопи твои сжечь. И Березова, государь, города атаман Иван Бабарыкин с тоболскими служивыми людми приехали назад в Тоболеск в нынешнем во 135 году, сентября в 20 день. А в роспросе нам холопем твоим сказали: как пошли они с Березова на твою государеву службу, и шли до островов гребью 3 недели, потому что ветры де им были встрешные; а из островов вышед, бежали Мангазейским морем по левой стороне, на которой стороне Зеленая река, парусным погодьем двои сутки до руского завороту; и против де руского завороту, пришла на них туча с дозжом, и ветр встречной с сиверу, и парус на коче изодрало, и сапец у коча выломало, и павозок розбили, и кочь с якорей сбило, и прибило за кошку: и стояли де они за ветры 6 недель. дожидались пособных ветров; и до Оспожина дни пособных ветров не дождалися, а без пособных де, государь, ветров до Зеленые реки гребью дойтить было немочно; а не дошли де, государь, они до Зеленые реки за 3 дни да ж 2 ночи парусным ходом. А с Оспожина дни он Иван Бабарыкин с тоболскими, с березовскими служивыми людми воротился назад, а на Зеленую и на Мутную реку не пошли, потому что стало поздо, море стало мерзнуть, и лдов стало много, и земля мерзла, а лесу [375] никакова нет. А идучи де, государь, они с Березова, как проехали Обдорь, и до тех мест, где их море било, и назад идучи до Обдори людей никаких не видали и вестей никаких про Немецких людей не слыхали. И за то, государь, Ивану Бабарыкину и служивым людем, что они до Зеленой и до Мутной реки и до Карские губы не дошли, в Тоболску было наказанье. А в нынешнем, государь, во 135 году, за лдом, послали мы холопи твои на тое заставу тоболских служивых людей 20 человек, да с Березова воеводам князю Лву Волконскому да Илье Зубову велели послать Ивана же Бабарыкина, да березовских служивых людей 23 человека, да дву человек вожей, и наказную пямять к Ивану Бабарыкину послали мы холопи твои из Тоболска с великим укрепленьем, велели им однолично с Березова итти наспех, днем и ночью и пришед на волок поставити острожки, где пригоже, и велели им про Немецких людей проведывать накрепко. чтоб отнюдь в Сибирь в Мангазею Немецкие люди ходу не проискали, и Руских торговых и промышленых людей с моря и из поморских городов в Мангазею и из Мангазеи на Русь пропущати не велели, и про все статьи, по твоему государеву указу, велели рассмотрити и разведать подлинно, чтоб вперед тамошние меры, как твоих государевых служивых людей на ту заставу посылать, в [376] Тоболску ведать, потому что в Тоболску знатцов, кто б водяной путь старой дороги из Мангазеи рекою Тазом на Зеленую и на Мутную реку да на Карскую губу и болшим морем к Арханьилскому городу и на Пустоозеро подлинно знал, нет, роспросить некого, и лесу послати из Тоболска и с Березова не уметь, потому что тамошние места неведомы. А толко, государь, острожной лес послати из Тоболска, или с Березова, и твоим государевым служивым людем, которые посланы будут на ту заставу, в морскому ходу и досталь будет мешкота, а лесу не довезти ж, потому что бывают им встрешные ветры и кочи море бьет, и в те поры из кочей и хлебные запасы мочют в море. А как атаман Иван Бабарыкин с служивыми людми с заставы придут, и что нам холопем твоим про Немецких людей и про тамошние меры в роспросе скажут, и о том мы холопи твои к тебе ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии отпишем тотчас.

На обороте пометы: В столп. —135, июля в 12 день, с тоболским стрелцом с Тренкою Кириловым.

Дела сиб. прик. столб. №6049.

Примечания.

*)Эти акты служат дополнением к отпискам тобольских же воевод и по тому же предмету, 1614 — 1624 г., напечатанным во 2-м т. «Русск. Истор. Библиотеки» (изд. в 1875 г.) под № 254.

**) Здесь пропущено «ездят», или другое слово.


Воспроизводится по:

Русская Историческая библиотека Издаваемая Археографическою коммиссиею. Том восьмой. Санкт-Петербург 1884.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2011

Категория: Акты исторические 1626г. | Добавил: ostrog (30.03.2012)
Просмотров: 558 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]