Главная » Документы » Акты исторические 1680 -1689гг. » Акты исторические 1689г.

1689.01.02 не ранее

1689г. не ранее января 2.Донесение казачьяго Головы Поручика Бейтона Нерчинскому Воеводе Власову.

Царскаго Величества Стольнику и Воеводе Ив. Остафьевичу Афонька Бейтон челом бьет. В нынешном во 197(1688*) году Октября в 6 день прислана ко мне от вашей честности указная память и по той памяти по вашей милости и по разсмотрению Стольника и Воеводы Ивана Остафьевича приняли скот и хлеб присланной и в приход писан и служилым и всяких чинов людям роздано до указу Великих Государей и вашего, потому что люди раззорены от нечестивых до основания, что было Государской милости прислано и свои последния крохи посеяны тут же и к рукам не пришлось, зерна нет и питатца нечем, а служат те всяких чинов люди со служилыми людьми в ряд и кому [181] сколько что дано и учинена имянная роспись и за их руками послана с челобитчиком с Тимошкой Волковым с товарищи, а в ту указную память не описано, что тот скот и хлеб казакам на 197 год жалованье верстать, а ныне 197 году Енваря 2-е число прислана от Вашей честности указная память — велено принять Государскую милость 54 скотины по оценке Нерчинской и верстать казакам 197 год в хлебное жалованье и в то число принимали 30 скотин, а достальной скот зачат бить выше Аргуни у Микишкина зимовья по Шильке и так же ниже Аргуни к Албазину ближе бить же был и к месту положен был и потом скот наимывали и посылали и собрали опричь Микишкина зимовья двух скотин по Шильке и тот скот роздан сту сорока человекам служилых и всяких чинов людям и те люди в росписе по статьям писаны и в том числе в росписе писаны те служилые люди, которых прислал с Атаманом с Иваном Бузуновым и в той памяти не написано, а хлебное жалованье и скот на нынешной 197 год иные брали и тем казакам тот скот так же давал, а об том как ты Господин укажешь, в денежное ли жалованье поверстать или как вы изволите, да ко мне ныне в указной памяти писано о смете служилым людям и сколько на [182] лицо в Албазинском и сколько в разных годах побито и померло и оружие умерших у всяково казака Государское и казачье оружие, ей Создатель Сердовидец милость прошу у Бога, да у вас Государя Стольника человеческое убогое и хворое и безпамятное и несмысленное писать и сметить некому и отписываюся с нужею, а прежным книгам бывшаго Воеводы Алексея Ларионовича Толбузина смотреть не смею и по смерти его Государя нашего на разных боях и в осадное время и сколько кто побиты записать вскоре не кому и некогда было, потому что страшное время было, — друг друга не видали и кто оздоровет раненые и кто умрет не знали, потому что скудость во всем стала такая у нас в Албазине, сколько люду, друг друга доводится непротянут и мирския докуки и челобитья от нужных и бедных людей безпрестанно, чтоб отпустить голодных людей в Нерчинско к вашей честности государя нашего Стольника и Воеводы Ивана Остафьевича доводитца покормитца до Великих Государей и вас милостиваго и праведнаго разсмотренья милости попрошать и запасов сюды как мочно прислать на скоре и Государскую казну не покинуть и нам бы было с кем береччи и службу служить Государскую и нам бы томною и голодною смертию не помереть, а для хлебныя нужи и скудости во [183] нынешных числах отпущаются по мирскому челобитью, потому что зело скудно и прокормитца нечем, а кто отпущены будут для подлинной ведомости имяна их написаны будут и с письмом объявятся к вашей честности Ивана Остафьевича, а в том вольны Государи и вы государь наш, ей голодны! что неможно держать под Государской грозой и вашей милости, а ныне всеконечно туго пришлось. А что оружие Государское прибрано в казну умерших казаков триста тридцать самопалов, сто девяносто гладково оружия целова, в том же оружии много старово, самопалов сорок шесть свалино без приправу, десять пищалей без замков, шестнадцать ломаных пищалей и многим служилым людем кто по осадное время к нам в Албазин не приплывает без оружия и оружие испорчено и тем многим давано и переменено, потому что место здесь украйна, неприятеля нечестиваго зачем не видим и то оружие собрал я бродючи о костылях с казаками вместе будучи в худых душах заставливали сбирать, в целовальники выбран был. Иван Шимилин, неправда наша и казачья то Бог видит буди в чом неправда наша и нерадение, то не попустит Господь нетокмо що на земли и на небеси, ящо сверх тово казна в Албазине Великих Государей соболиная, гра-[184]натки и пушки, порох и свинец и всякие разные припасы за Божией помощию, наших благочестивых Великих Государей ласками и грозою и молитвами, тако же и Вашего Величества Стольника и Воеводы Ивана Остафьевича милосердием своим до воли Божия собрал, но и впредь Божья воля. Не покиньте нас свет Государь Иван Остафьевичь Божьей милостью, здешняя украйна у тебя Государя нашего Вы пожалуйте нас своею милостию держите и берегите, только на Бога и на Вас Государя нашего надежа, укажите Государь милостивой как жить? И прикажите Государь буде возможно дать ума и вели к нам писать и свою милость к нам обявить, чтоб ратным людям не унывать, на Бога и на вашу милость уповать, утри кровавыя уста своим милосердным словом, ей Господь Сердцеведец! Иново писать не смеем и не умеем на украине и мы бедные безпомощные, от неприятеля мы до основания раззорились, безпрестанно в обидах, сколько Государския милости казакам ни присылается и он милые служивые вместо дару Господня принимают с радостию, только малой час в руках подержут, а в конце и достанетца неприятелю, а на воров живота не напахать, войной до основания раззорены, а что в Указ прислано о умерших, о казачье оружии винтовках и глад-[185]ком оружии, что опричь что было Воеводскова оружия, давно прибрано в казне Государевой сем пищалей, разных карабин да пара пистолей, а иново его живота остатков за Государевою печатью, а тем животам учинена роспись ныне за Государскою печатью, а кто изволит приедет и приметца и будет ему в честь, прибрано все в росписе покойнова и двороваго Родиона Максимова роспись его руки и как им покажится без поклепу. Пили мы с покойным одну кровавую чашу с Алексеем Ларионовичом и он выбрал себе радость небесную, а нас оставил в печали и видим себе всегда час гробный, указал нам Господь земному богу служить и правду объявить и памятовать смертной час, а что умерших казачьих оружие у казаков осталось по их сказке иным за долги оставлено, а иных умерших осталось и целовщина, просят казаки милости у Бога и Великих Государей и у Вас Царскаго Величества Стольника и Воеводы Ивана Остафьевича у милосердаго отца, что оружие у них от умерших объявилось до указу Великих Государей и до Вашей милости, оружие у них в казну неимал, потому что тем головы свои кормят, а прибрать в казну оружие портитца и положить некуда, а у ково сколько объявилось в том сказки дали и те сказки и [186] росписи под сею отпискою к Вам Государя Стольника и Воеводе Ивану Остафьевичу посланы и о всем как вы укажете. Не в указ Вашей честности с нынешной отпиской отпущены небольшия люди наскоре, чтоб обо всем обвестить будет весть или указ какой — объяви Государь милость свою и прикажи Государь как мочно к нам Указ послать или весть какая и мы бы с достальными казаками как мочно до водополья протянулись. Опасаюся яз зело иноземцов и к нам иногды придут, а у нас малолюдство страх, не отнели бы пути в Нерчинско, посылал я в невдавное число перед маслиной подъезд по Камарской дороге до погромные отколь осенесь нечестивые выезжали, Бог миловал по се время нечево не бывало и не объявилось, а впредь будет что объявитца наскоро к вашей честности отписано будет, и от Вас Государя нашего так же к нам вести ожидаю и ныне что к нам вести долго нет! и ратным людям зело мнительно и печально, летось как над волею Божьей грех ради наших учинилось, неприятели нас до основания раззорили, почали многие нарываться и бити челом в Нерчинско, потому что на тот час не осталось толмачей, Артюшка Мунгал тоже бил челом и яз всячески Божиею милостью и Царской тако же грозой держал и [187] разговаривал, чтобы Государской украйны не оставляли на всеконечную погибель. Известно Вам Государю нашему чиню: некоторый казак моего полку имя Митька Ваулин осенесь после Николина дня пришел к казакам к новопроезжим в зимовье — едят в Филипов пост мясо, имена им один новоприборной Яков Зовей бывал в деле при Окольничем и Воеводе Федоре Алексеевиче, а другова зовут Андрюшка Фадеев Гробова полку, говоря межь собой ту речь: пытали мы Афонасью Бейтону бить челом чтобы нас отпустил на Нерчу, чтоб с ним в Албазине голодною смертью не помереть и он нас не отпускает, праздник Господень придет Рождество Христово и мы сгородим что нибудь и он нам скорее указ учинит и в Нерчинско отпустит, в ту пору ничево не сказал и прилучился праздник Рождество Христово, и у Атамана Ивана Бузунова была корчага квасу и собравшися в четвером моего полку Артюшка толмачь, Гробова полку Сенька Киселев да Андрюшка Фадеев, да новоприезжей казак Яков Зовей и учинили между собой у Атамана драку и квас выпустили и посуду приломали и сверх той драки Артюшка толмачь Атамана ножем дернул не до смерти, ожил, и яз за то разобрал дело, довелось по Государеву Указу бить кнутом нещад-[188]но и яже вместо кнута снял рубашки, нагих приказал бить батоги нещадно и поруки по них собрал крепкия и сверх тово, что Вы Государь укажете, яз воистину тому толмачу Артюшке не рад, а переменитца нечем; прошу милолости прикажи Государь переменить, а без толмача быть нельзя, нынешной Артюшка толмачь нечестивых лукавство знает сполна и сам тако же лукав и о нашей нужи во Албазине и бедности везде знают сполна, не ведаю как быть? Вы Государь наш вольны, на Федьку Никана нечево надеятся, всякому в Албазине жить на скучило зело, ожидаю от Бога и Великих Государей милости и от Вас Государя нашего призренья, тако же чтобы нам тамной и голодной смертию у казны Государския не умереть, вырываются служилые и пашенные голоду ради в Нерчинско и яз уже иных отпущаю, иным отказываю и разговариваю как мочно и кто отпущен будет к вашей честности понадеючись на Бога и на Вас Государя нашего и на милосердаго отца, дам им письма за своею рукою до водополья покормитца в Нерчинском, а как лед скроется, помилуй свет Иван Остафьевичь, изволишь Государь их выслать назад в Албазннской острог.

Примечания:

* В тексте книги 6 октября 197 года отнсено к 1689 году. Правильно к 1688, так как 7197 год по современному летоисчислению длился с 1 сентября 1688 года по 31 августа 1689 года. Прим. сайта "Памятники Сибирской истории" (http://sibrelic.ucoz.ru/).

Воспроизводится по:

Паршин В.П. Поездка в Забайкальский край ч. 2: История города Албазина. Приложение № 25, с. 180–188. 1844 г.  СПб.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2015

Категория: Акты исторические 1689г. | Добавил: ostrog (01.10.2015)
Просмотров: 207 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Спасибо! Особенно обрадовала Камарская дорога smile С разгрома острога прошло лет 30-35, а Камарская дорога - действовала...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]