Главная » Документы » Акты исторические 1680 -1689гг. » Акты исторические 1681г.

1681.04.26 не ранее

1681г. не ранее апреля 26.Наказная память Нерчинскому сыну боярскому И. Милованову о назначении его приказным человеком Зейского и Селенбинского острогов. 1

2 7189 Года, Апреля 26-го дня, по государевому Цареву и Великого Князя Федора Алексеевича всея великие и малые России Самодержца Указу, и по приказу стольника и воеводы Федора Дементьевича Воейкова, память Нерчинскому сынбоярскому Игнатью Михайлову сыну Милованову: ехать ему Игнатью из Нерчинского острогу вниз по Шилке реке на Амур на Зею реку в Новозейской острог и Силинбу для того: в нынешном во 189 году Февраля в 28-й день в Государеве Цареве и Великого Князя всея Великие и малые и белые России Самодержца грамоте написано столнику и воеводе Федору Дементьевичу Воейкову: в прошлом де во 188 году Генваря 21-го дня Великому Государю писал из Сибири из Тобольска боярин и воевода Князь Иван Петрович Борятинской да дьяк Василей Телицын. В прошлом де во 187 году Июля в 15-м по [117] челобитью Албазинского острогу служивых людей отпустил он Григорей из Албазинского острогу десятника казачьего, Федьку Остафьева, да толмача Игнашку Бирюцкого, да казаков, и охочих промышленых людей, всего 71 человек, а для той посылки дали им два дощаника, со всеми судовыми припасы, и приказали им, на Зее реке поставить острог, и с Улигырских, с оленных Тунгусов, и с иных родов ясак сбирать; и Февраля в 25 писал к нему Григорью десятник казачей Федька Остафьев, на Зее де реке против устья реки Мумыша, он Федька острог поставил, и собрал в том остроге, и прислал в Албазинской Великого Государя ясачной соболиной казны, четыре сорока, двацать один соболь, да поклонного соболя; да он де Федька с товарищи в верху Зеи реки... сакму оленных Тунгусов, и поимали аманата Ай-лагирского роду, и по посылке ево Федьки служилые люди, в верх Зеи реки, поставили ясачное зимовье, и аманатов поймалиж Тонкинова роду, а нанизу де Зеи реки товарищи ево поймали аманата Кан-тагаева роду. И в прошлом де во 187 году, в Верхзейском остроге толмачу Игнашке Бирюцкому Шаман казак сказывал: ходил де он Шаман на торговище к Богдойским людям, Уйлагарского роду и в то де время приходили торговать Магирские Тунгусы конные и сотник де Магирских Тунгусов, Тольдучка, Великому Государю поклонился, и послал поклонного соболя, и словесно ему и Шаману козаку говорил, чтоб де Великого Государя ратные люди не воевали, и указал бы Великий Государь на усть Селинбы реки поставить острог, и они де стануть Великому Государю ясак платить, также как и он Шаман казак в новом Верхозейском остроге...2

3
... Игнатью Милованову предписание и из какова чину в те остроги послано, и что им дано В. Гос. денежного и хлебного жалованья, и свинцу, и иных каких припасов, и сколько под государеву самодержавную высокую руку учинились ясочных людей, и что аманитов взять, и что на них ясаку положено, и сколько далеко тот Зейской и на Силинбе остроги от Албазинского и от новопоставленного Верхозейского и от оных острогов поставлены, и хлебородные места естьли? И тому всему учинить роспись и чертеж; а учиня о том писать в Нерчинской острог Стольнику и Воеводе Федору Дементьевичу Воейкову с нарочными посыльщиками наскоро, а описку, и роспись, и чертеж велеть подать в Нерчинском остроге в съезжей избе, а самому ему Игнатью по Указу Великого Государя и Великого Князя Феодора Алексеича, и посему наказу быть в новопоставленном Зейском и на Силинбе в острогах [109] приказным, и видать служилых промышленных и всяких чинов Русских людей, тех, которые по Указу Великого Государя из Албазинского острога на тое Великого Государя службу тобою Игнатьем будут посланы. А как в Новозейской и на Силинбу в остроги станут приезжать ясашные иноземцы, и ему Игнатью в то время быть в цветном платье, и сказать тем ясачным иноземцам Великого Государя милостивое жалованное слово, чтоб они ясачные иноземцы на государевую милость были надежны во всем, жилиб в тишине и во смиренстве, и своюб братью неясачных землец иноземцов под Государеву самодержавную высокую руку призывали, в вечное ясачное холопство, и приводилиб тех людей с собою в Зейской и на Силинбу в остроги без всякого опасения. И будут их ясачных иноземцов от которых немирных земель иноземцов бывают обиды и разорения, и ониб ясачные иноземцы на тех немирных иноземцов били челом Великому Государю в обидах и разорениях, и Великий Государь пожалует их ясачных людей: от тех неприятельских иноземцов велит их ясачных людей оборонить своими Государскими ратными Рускими людьми. А самому Игнатью с Богдойскими и с инными ни с которыми немирными землицами задору никакого невчинать ни которыми меры, для того чтоб в землях шатости не учинить; да и самому ему Игнатью и служилым людям велеть проведывать с великим радением новых землиц иноземцов, а проведав к ним посылать служилых людей по сколько человек пригоже, и велеть тех новых иноземцов уговаривать и призывать под Государеву Царскую самодержавную высокую руку, ласкою и приветом. И которых землиц новые иноземцы учинятся Великому Государю послушны, ему Игнатью тех новых иноземцов писать имены в ясачные книги, имянно кто и которова роду? А на Великого Государя ясак с них имать собольми по тамочному, смотря как мочно, чтоб им ясачным новым людям платить ясак было в [110] мочь. Да емуж Игнатью будучи в Новозейском остроге, промеж служилыми и всяких чинов Рускими людьми расправа чинить, по вине смотря чинить наказание; а которые объявятся в каких больших делах, а самому ему Игнатью тех дел вершить будет нельзя, и емуб тех людей на вершение дела отсылать в Албазинской острог, и велеть тех людей объявлять, и отписки и невершеные дела подать в съезжей избе Андрею Федоровичу Воейкову. А жить бы тебе Игнатью в Новозейском остроег от неприятельских людей с великим бережением, а на остроге караулы ставить накрепко днем и ночью беспрестанно, а самому ему Игнатью караулы надзирать для того, чтоб на вас безвестно не пришли какие неприятельские воинские люди, и какова б над острогом и над Государевою казною и над служилыми людьми дурна неучинили. А однолично б ему Игнатью будучи в Новозейском остроге и на Силинбе всякие Великого Государя дела делать, против сего наказу. А буде он Игнатей станет делать непротив сего наказу и учнет с Богдойскими и с инными немирными землями какую ссору чинить, и от того в Зейском острог и на Силинбе учинится какая поруха, а после про то сыщется допряма, что учинилось по ево Игнатьеву задору; и ему Игнатью от Великого Государя за то быть в жестоком наказанье и смертной казни без всякие пощады и как он Игнатей Новозейской и на Силинбе остроги построит с великой крепостью и к тем острогам приищет и призовет новых землиц иноземцов в вечной ясачной платеж, и аманатов крепких возмет, и по той ево служб из Нерчинского острогу Стольник и Воевода Федор Дементьевич Воейков учнет писать к Великому Государю к Москве. А как в 190 году в Зейском и на Силинбе в острогах он Игнатей на ясачных иноземцах под аманатов на великого Государя ясак сберет сполна собольми, и ему Игнатью тое Великого Государя сборную ясачную соболиную казну из Зейского и [111] Силинбы из острогов и аманатов по первому вешному водяному пути отпустить в Албазинской острог к Андрею Федоровичу Воейкову, а самому ему Игнатью остаться на Силинбе реке в острог где заведет пашни, и тот Силинбинской острог укрипить накрепко и жить в нем с достальными служивыми людьми потому с великим бережением, дота мест, как из Албазинского острогу ему Игнатью пришлются наприбавку Албазинские служилые люди, а самому ему Игнатью будучи в Зейском и на Силинбе в острогах Великого Государя собольною казною не корыстоваться и во время ясачного сбору и после с ясачными иноземцами неторговать, и никакой мяхкой рухляди не покупать — да заказать накрепко служилым и всяких чинов Руским людям, чтоб они потомуж вовремя ясачного сбору и после с ясачными иноземцами не торговались, и Государевою казною не корыстовались, поколику б ему Игнатью во всем Великому Государю прямую свою службу и раденье показать, и себя за то видеть в Государеве милости и в жалованье. А будет он Игнатей учнет делать всякие Государевы дела непротив сего Государева Указу, и призору и строения ко всяким людям держать неучнет, или учнет какими товары торговать или насильства какие служилым и всяким людям и туточным иноземцам чинить, и посулы и поминки имать, или на ясачных людях учнет ясак править правежем, и Государевою казною чем корыстоваться, или учнет у себя корчму держать, вино и пиво и кумыс и табак продавать, всяким людям потомуж велит держать, и про всякое ево нераденье будет подлинно ведомо, и ему Игнатью за то от Великого Государя Царя и Великого Князя Федора Алексеича всея Великие и малые и белые России Самодержца быть в наказанье безо всякие пощады 3.

Примечания:

1. В оригинальной публикации текст документа не датирован и опубликован без названия. При публикации листы документа видимо были перепутаны. Часть текста в публикации отсутствует, возможно была утрачена.
2—2 Первая часть документа, в оригинальной публикации, была объединена с частью наказной памяти выданной Василию Милованову о строительстве Аргунского острога и опубликована в подборке под номером 6.
3—3 Вторая часть документа, в оригинальной публикации, была опубликована как отдельный документ под номером 2.
(Название, датировка и примечания к тексту документа В. Трухин. 2017г.)

Воспроизводится по:

Исторические воспоминания о реке Амуре. // Москвитянин, № 7. 1843, с. 108—112, 116—117, док. № 2, 6.

Категория: Акты исторические 1681г. | Добавил: ostrog (24.08.2017)
Просмотров: 44 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]