Главная » Документы » Акты исторические 1670 -1679гг. » Акты исторические 1675г.

1675

1675г. – Выписка о бытности в Китае (7179 года [1670 – 1671]) даурских служилых людей Игнатия Милованова с товарищи (составлена в Посольском приказе)

. . . а в отписке ево написано посылал де он Данило в посланникех к Богдоискому царю их Игнашку с товарыщи а о чем Богдоискому царю говорит и тому дана им была память з государева наказу каков дан был наказ Афонасью Пашкову.
[ccxl] А какову им Игнашка с товарыщи памят Данило Аршинскои дал и с тое памяти подали они в Сибирском приказе список.
А в списке с наказные памяти написано. Велено им Игнашку с товарыщи ехать из Нерчинского острогу к Богдоискому цару в посланниках и говорит Богдоискому царю.
У великого государя царя и великого князя Алексея Михаиловича всеа великия и малыя и белыя росии самодержца под его царского величества высокою рукою цари и короли и с своими государствы а великии государь жалует их держит в своем царском милостивом призренье. И он бы Богдыкан так же поискал великого государя царя и великого князя Алексея Михаиловича всеа великия и малыя и белыя росии самодержца его царского величества милости и жалованья и учинился под его царского величества высокою рукою.
А великии государь царь и великии князь Алексеи Михаиловичь всеа великия и малыя и белыя росии самодержец и многих государств государь и облаадател учнет ево Богдыкана жаловать и держать в своем царском милостивом призренье и от недругов ево в оборони и в защищении.
А однолично б он Богдокан у него великого государя был под его царского величества высокою рукою на веки неотступно и дан бы ему великому государю давал и его великаго государя людем с ево Богдокановыми людми на обе стороны торговать поволно.
А на чем он Богдокан положит с тем бы посланников и отпустил и к великому государю к его царскому величеству отписал с теми-ж посланники.
А в отписке Данила Аршинского написано. В [1671]-м году  августа в  [11]день посланники Игнашка Милованов с товарыщи от Богдоиского царя в Нерчинскои острог пришли а в роспросе ему Данилу сказали были де они в Богдоиском государстве перед Богдоиским царем да с теми-же де посланники с Игнашком с товарыщи приходил от Богдоиского царя посланец воевода Мугатеи а с ним служилых людеи  [30]человек да торговых и кошеваров [35] человек и привез от Богдоиского царя лист.
И Данило де тот лист в Нерчинском принял и переводчиком велел перевесть а в переводе с листу написано.
Великому государю царю и великому князю Алексею Михаиловичу всеа великия и малыя и белыя росии самодержцу от Богдоиского царя послан лист по его де великого государя указу присылал к нему из Нерчинского острогу Данило Аршинскои послов нерчинских служилых людеи Игнашку Милованова с товарыщи чтоб ему Богдоискому царю с великим государем посолство сводить и с торгами б люди ездили безо всякие помешки безпрестанно а надежно буде с коих сторонных земел под Нерчинские остроги и к нему каких воинских людеи и друг другу помогать а для ради де Гантимура Данило Аршинскои к великому государю писал да были де ево Богдоиского царя промышленные люди на Шилке реке для соболиново промыслу а приехав те ево промышленные люди ему сказали по Шилке де реке в Олбазинском живут руские неболшие люди Михифорко Черниговскои с служилыми людми и воюет де украинные ево людеи даур и чюгар и он де Богдокан хотель послат на руских людеи воиною и ему сказали что живуть великого государя люди и их де воевать он Богдокан не велел и послал людеи своих проведывать впрям ли де в Нерчинском остроге живут великого государя люди и из Нерчинского острогу по указу великого государя присылал Данило Аршинскои к нему послов и письмо. И ныне он Богдокан узнал что впрям в Нерчинском остроге воевода и служилые люди живут по указу великого государя и впред бы де ево украинных земел люди не воевали и худа-б никакова не чинили а что на том слове положено и жить в миру и в радости и для де того к великому государю царю и великому князю Алексею Михаиловичю всеа великия и малыя и белыя росии самодержцу он Богдокан лист послал. И тот лист Богдоиского царя Данило Аршинскои прислал к великому государю к Москве.
Да в Данилове-ж отписке Аршинского написано прислал де Богдоискои царь с воеводою Мугатьем ему Данилу подарков шапку азям чюгу камчатыя пояс шолковои с ножем [6] камок [2] бархата [2]отласа седло узду.
И по указу великого государя он Данило для его царского величества те подарки Богдоиского царя принял.
[ccxli] А даурским де служилым людем которые были посланы к Богдоискому царю в посланникех было от Богдоиского царя честь болшая и корму и питья доволно.
А подарков им Богдоиского царя было по шапке по азяму камчатому по поясу шолковому с ножами по  [5] камок по  [50] кумачей по коню с всею збруею да кошеваром их [4]-м человеком по шапке по азяму камчатому по [10]-ти кумачеи человеку.
Да тот же де Богдоискои посланец воевода Мугатеи бил челом великому государю из Албазинского де острогу Микифорко Черниговскои с служилыми людми их украинных людеи воюет даур и дючер.
И Данило де писал к Микифорку Черниговскому чтоб он без государева указу Даур не воевал.
А Богдоиского де посланца воеводу Мугатея государевым жалованьем кормил он Данило довольно и честь воздал и отпустил беззадержанья. А государева жалованья подарков дать было нечего в государеве казне ничего нет.
Да сказывали де ему Данилу Даурские служилые люди которые были у Богдоиского царя хотят де вытти из Богдоиские земли и с краинных юрт под государеву царскую высокую руку человек  [50] рядом тонгусы.
Августа в [29] день в Сибирском приказе Даурские служилые люди, которые присланы из Даур Богдойскаго царя с листом к Москве, Игнашко Милованов,  Антошка Филев, Гришко Кобяков, как они посланы были из Даур к Богдойскому царю в посланниках, по допросу сказали :
В прошлом де во [1671] году апреля в [9]-й день по указу Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича ... послал их Игнашку и Антонка и Гришку да с ними, Даурских же служилых людей г-х человек из Даур из Нерчинского острогу Данило Аршинской к Богдойскому царю с его Богдойскаго царя Даурскими людьми, которые приезжали в Нерчинской острог для торгу с Шарадаем с товарыщи. А что им Богдойскому царю говорить, и о том дал им Данило Аршинской наказную память.
И ехали де они, Игнашка с товарыщи, к Богдойскому царю из Даур от Нерчинского острогу на лошадях верхи до Аргуни реки семь днищ; а та река велика и большими судами ходить мочно. А живут де до тое реки государевы ясачные люди Тунгусы Нерчинского уезду, а за тою де рекою государевых ясачных людей нет.
А от Аргуни реки до Гана реки ехать Мугальскаго царя Чеченка новыми людьми Баргуты два днища; а те де Баргуты кочевные. А Ган река мелка, местами на лошадях переезжают; а широтою будет с Москву реку.
От Гана до Кайлару же реки ехали три днища; а Кайлар река такова ж широка, что и Ган река, а бродов чрез тою реку нет, потому что глубока. А меж теми Ганом и Кайларом реками кочуют те ж Баргуты. А те де они две реки перевозились в батах, а делали они те баты сами.
От Кайлара реки ехали к Задуну реке до броду с полднища и меньши и через тою Задун реку переехали на лошадех. И та Задун река мелка и узка. И подле тое Задуна реки ехали вверх до камени полтора днища; а тот камень не высок: на лошадях верхи и на телегах ездить мочно. А подле Задуна реки живут временем Богдойскаго царя люди Торгочины.
А от того камени Богдойскаго царя до ясачных Даурских пашенных людей и до Науна реки ехали три днища. А Наун река велика и глубока: большими судами ходить мочно. А живут межь каменем и Науном рекою Богдойскаго Царя люди Торгочины кочевьем и хлеб сеют. И у тое Наун реки встретили их, Игнашку с товарыщи, Богдойскаго царя два боярина да дьяк, да с ними сорок человек служилых людей, и их приняли и везли с собою вместе наскоро на заводных подводах до Китайскаго государства; а до Науна реки ехали они на своих лошадях.
И от Науна реки ехали до стены каменные [10] днищ... А от Нерчинского острогу до Китайскаго государства подле рек лесы :  топольник,    осоковник, ивняк, черемошник да в редких местех сосняк; а на степях местами чер-[ccxlii]носливник и орешник. Да до Китайского государства за четыре днища лес дуб, липняк, клен, ясен.
А та стена в вышину и в ширину сажени в четыре сысподи серои камень а к верху кладен кирпич с ызвестью а по стене башня каменная проезжая затворы дубовые окованы досками железными а от тое башни на обе стороны тое стены конца не видеть а сказывали им богдоиские люди что де та стена зделана от моря до моря а езду де подле тое стены з год.
А у тое стены блиско проезжих ворот город камменои а в городе дворы лавки каменные-ж а товары в рядех всякие китаиские и на телегах в привозе продажного ярового всякого хлеба и овощеи много а тот город скол велик того они не ведают потому что проехали скоро а живут в том городе Богдоиского царя люди.
А от стены от города ехали до Китаискаго государства три днища а было в проезде сем городов каменных а у тех городов в башнях затворы дубовые окованы досками железными а скол те городы велики того они не ведают а промеж теми семи городами живут китаиские люди а дворы у них строенье каменное а крыты черепом а в ыных местех соломою а простого места меж теми городами нет все пашни.
А с приезду в Китаиское государство вал да стена каменная и башня и ворота проезжие.
А от Нерчинского острогу до Китайскаго государства подле рек лесы топольник осокобник ивняк черемошник да в редких местех сосняк а на степях местами черносливник и орешник. Да до Китайскаго государства за четыре днища лес дуб липняк клен ясен.
А как они в Китаиское государство приехали и китаиские бояре проехали к царю а их с китаискими служилыми людми послали на посолскои двор их поставили и у посолского двора ворота заперли и караулы к воротам и к ним приставили и жили они на посолском дворе неделю и прислано к ним от Богдоиского царя пять человек поваров и работных людеи и корм им и питье давано довольно.
А ехали они Китаиским государством до посолского двора версты з две. А после недели взяли их Игнашку с товарыщи в приказ к боярам а как они в приказ пришли и в приказе сидит боярин да дьяк и боярин же их спросил с чем они к Богдоискому царю приехали и они Игнашка с товарыщи сказали по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михаиловича всеа великия и малыя и белыя росии самодержца прислал их к Богодоискому царю из Даур Данило Аршинскои а о каких делех и о том дана им наказная память.
И боярин де велел им наказную память честь и они де Игнашка с товарищи велели наказную память честь подячему своему а толмачь сказывал а Богдоиского царя дьяк писал и как наказную память прочьли и дьяк написал и боярин де подлинную у них наказную память за Даниловою печатью Аршинского взял и они де Игнашка с товарыщи говорили чтоб наказную память им назад отдали и боярин де им сказал отдать де им наказные памяти нельзя потому что де будет к великому государю от Богдоиского царя лист и пошли с тою памятью и с своим письмом к Богдоискому царю а их Игнашку с товарыщи послали с караулщики по прежнему на посолскои двор а у них де Игнашки с товарыщи с тои наказнои памяти был список.
И жили они на посолском дворе две недели за крепким караулом а на караулех приставлено было по сотнику да по [10] человек богдоиских стрелцов с селемами.
А после дву недель приходил к ним от Богдоиского царя сотник ввечеру и велел им к утру быт готовым итить к царю. А наутрее де приехал к ним боярин да с ним богдоиских служилых людеи [6] человек и привели под них кони со всею збруею и поехали они с тем боярином к царю и ехали они Китаиским государством до стены каменныя с полверсты.
А стена каменная вся мурамляная на красно а по стене башня а в башне двои вороты проезжие и у тое стены и у ворот боярин и китаиские служилые люди с лошадеи ссели и им потому-ж велели с лошадей ссесть и пошли они з боярином в город пеши и шли они до другие каменные-ж стены сажен со сто а после тои стены [ccxliii] ров глубина рву сажени в полторы а во рву крепостеи никаких нет а по тои стене башня а у тои башни пятеры ворота проезжие а против ворот через ров пять мостов каменных а в городе улица по которои они шли вся вымощена кирпичем до стены-ж каменные сажен с пятдесять.
А как они ехали и шли от посолского двора до третьеи стены и в Китаиском государстве никаких людеи по улицам в то время не было.
А по третьеи стене башня и ворота таковы-ж что и по другои стене а толщина башням сажен по тритцати да от тое стены до четвертые каменные-ж стены сажен сорок а в тех дву городех улицы по которым они шли потому-ж вымощены кирпичем и у третьих ворот встретили их два боярина которые их приняли у торговых китаиских людеи на дороге и пошли с ними-ж к цареву двору и по улицам до царева двора устроены служилые люди ротами з знамены и сь еловчики а служилые люди с селемами в цветном платье в озямах и поставлены были шесть слонов а покрыты те слоны коврами и оседланы а седла и узды и похви оправлены серебром с каменьи и позолочены а на седлах устроены чердаки как человеку сидеть серебреные-ж позолочены.
А на башнях над вороты молбища каменные-ж крыты черепом а на них маковки вызолочены.
А у царева двора у крыльца стояли служилые люди.
И привели их Игнашку с товарыщи в полату и серед полаты учинено место аспидное вышиною в полсажени и болши а всход на то место со всех сторон и на месте зделаны решетки з дверми золочены а над местом намет бархат черн.
А на месте сидел Богдоискои царь а ростом он середней волосом русь молод бороды нет платье на нем золото с пугвицы шапка с соболем наверху кисть шолк краснои на верх кисти утвержден камень краснои на спню длиною тот камень в вершок а видить было царя из за решетки по пояс а по скаске китаискиих бояр что де царь их дватцати пяти лет а по правую сторону подле места у царя стоял брат ево роднои болшои ростом середнеи волосом черн бороду сечет платье на нем золото и шапка такова ж что и у царя а камень на шапке менши а по левую сторону одал места стояли бояре в золотах же и в шапках а у золого ожерелья отложные золотные.
А как они перед царя в полату пришли и царю поклонились по приказу бояр ево в шапках до земли и стояли они перед ним в шапках же и царь на них смотрел с час и принесли к нему чаю травы вареного в кунгане серебреном и велел наливать в чашки серебреные и того чаю боярин поднес к нему царю в чаше и он принял и прикушал и указал на них Игнашку с товарыщи царь рукою и бояре де пять человек поднесли им в таких же чашах того-ж чаю по чаше и они де выпив царю поклонились в шапках же. И после того спросил их Богдоискои царь сколко кому из них лет и они про себя сказали что кому лет и посмотря на них велел их отпустить на посолскои двор и проводить тому-ж боярину которои на посолскои двор по них приезжал а болши того никаких слов у царя не было.
А как они от царя сверху шли и служилые люди и слоны стояли по прежнему и прошед служилых людеи видели они на улице собрано колодников всяких чинов китаиских людеи в железах ножных и на чепях скованых и на шеях доски деревяные а сколко человек колодников было того они не ведают.
А после того сказывали им на посолском дворе китаиские люди что де тех колодников для великого государя Богдоискои царь вины им простил.
И имали их Игнашку с товарыщи на кормовои двор по три дни обедать.
И после того прислал к ним Богдоискои царь на посолскои двор подарков а что подарков и то написано в Данилове отписке Аршинскои.
И велел им Богдоискои царь ходить но всему китаискому государству и они-де в Китаиском государстве две недели ходили поволно а для береженья были за ними караулщики.
И в Китаиском де государстве дворы и всякие дворовые заводы и в рядех лавки все каменные а деревяных хором и лавок нет а видели они в Китаиском государстве в городовых воротех шесть пушек длиною аршина по полутора а в толщину вершка в четыре и болши а иных болши того пушек не видали а мелкова ружья нет бои у них лучнои а в торгу учинены всякому товару особные ряды. А в рядех золото и серебро продают ланами и слитки весом против рубля и менши слиток и во всякои [ссхliѵ] посуде а в какову цену золото и серебро купят того они подлинно не ведают потому что им купить было не на что а камок и бархатов и отласов и китаек и меди и олова и свинцу в рядех много.
А сказывали де им китаиские люди что де у них мочно соболя продать лана по три а весом лан против рубля. А такие соболи в сибирских городех купить мочно по рублю собол.
А камки добрые мерою по шеснатцати аршин камка а ширина в аршин купили они по два соболя камку а цена по дватцати по шти алтын по четыре денги собол.
А бархат купили мерою по девяти аршин по тои же цене.
А китаикам и иным китаиским товаром цены они не ведают и от китаиских людеи по чему что купят не слыхали потому что торговать им было нечем.
А спрашивали у них многажды китаиские люди купить соболеи не рослых и не до соболеи чорных и пупков собольных горностаев белки песцов белых.
Да было де у него Игнашки сукна кармазину красного доброго аршин с одиннатцать дано ему в Тоболску из государевы казны по два рубли аршин а ему де Игнашке за то сукно давали в Китаех толко против полутора рубли товарами за аршин и того-де сукна продать он не мог.
А сказывали де им китаиские люди что де золото и серебро и мед и олово и свинец и порох и камки и бархаты и отласы и китаики делают у них в Китаиском государстве.
И купить золота и серебра и всяких китаиских товаров в Китаиском государстве и вывести мочно потому что сказывали им китаиские люди купит де и вывозить товары поволно а не велено де купить и вывозит луки да стрелные железа селемы куяки шеломы.
Да к ним же де Игнашку с товарыщи приходили на посолскои двор [3] человека гречен спрашивали у них про православную християнскую веру и кресты на них смотрели и тому они обрадовались и сказывали им Игнашку с товарыщи что де их гречен занесло по морю в Китаиское госуларство тому лет с семнатцать и Богдоискои де царь велел им жить у себя и православные христнянские веры у них не отнял.
А после того приходил на посолскои же двор изменник новокрещен родом крымских татар прежнего Ленского воеводы Дмитреев человек Франзбекова Анашка Урусланов которои ушол из Даур с Амуру реки в Китаиское государство в прошлых годех что де те гречене строят часовню каменную и иконы в часовне есть.
И они де Игнашка с товарыщи по тои скаске с посолского двора ходили и тое часовню в Китаиском государстве нашли строение каменное а на тое часовню делают две маковицы медные литые мерою по две сажени ручных кругом маковица а в часовне Спасов образ в окладе в киоте да образ Пречистыя Богородицы и Иоанна Предтечи да Николы Чюдотворца и иных икон много а как они были в часовне и тех гречан в то время у часовни не было роспросить было про все подлинно неукого а в часовню-же их пускал китаянин.
Да в Китаиском же де государстве видели они изменника-ж руского человека Ленского сына боярского Федорова человека Пущина Пахомка которои ушол из Даур от Микифорка Черниговского в прошлых годех.
И те де изменники Анашко и Пахомка в Китаиском государстве поженились и держат веру их китаискую и от Богдокана идет им корм и живут они своими дворами.
А жили де они в Китаиском государстве пять недель три дни и давано им корму довольно пшено бараны говядина рыба язи свежие да овощеи чеснок лук инбирь ретька соленая да питья вино горячее доброе да травы чаю варено в молоке да уксусу сколко им понадобилос. И велел их Богдоискои царь опустить с честью и проводит тем же бояром которые их на дороге встретили и объявили к великому государю те бояре им от Богдоиского царя лист и проводили их до даурских людеи до Науна реки где их встретили и отдали их и лист Даурскому воеводе Мангатею а велели их проводить на подводах до Нерчинского острогу и их объявит и лист подать Данилу Аршинскому.
И Даурской воевода Мангатей да с ним [66] человек служилых людей проводили их до Нерчинскаго острогу и лист отдал Мангатей Данило Аршинскому.
А как они с воеводою Мангатеем ехали и на дороге де Мугалскаго царя [ccxlv] Чечен Хановы люди Варгуты говорили воеводе чтобы Игнашку с товарищи на дороге покинули и они де их побют. I воевода де тем баргутам сказал: те де люди великаго государя и ему велено проводить до Нерчинскаго острогу. И после Баргутов говорил воевода Мангатей что де Мугалской царь Чечен Хан дань дает Богдойскому же царю.

(по совр. пагинации: РГАДА, Сношения России с Китаем Ф. 62, оп.1, книги и дела, кн. 3)

Воспроизводится по:

Russia, Mongolia, China :being some record of the relations between them from the beginning of the XVIIth century to the death of the Tsar Alexei Mikhailovich, A.D. 1602 - 1676, rendered mainly in the form of narratives dictated or written by the envoys sent by the Russian tsars, or their voevodas in Siberia to the Kalmuk and Mongol khans & princes : and to the emperors of China : with introductions, historical and geographical, also a series of maps, showing the progress of geographical knowledge in regard to northern Asia during the XVIth, XVIIth, & early XVIIIth centuries, the texts taken more especially from manuscripts in the Moscow Foreign Office Archives. London : Macmillan and Co., 1919. Vol. I. Appendix of russian texts, VIII "Милованов в Пекине", pp. CCXXXIX - CCXLV (seq. 309 - 315)

Категория: Акты исторические 1675г. | Добавил: ostrog (23.12.2014)
Просмотров: 308 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Спасибо! Документ интересный.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]