Главная » Документы » Акты исторические 1660 -1669гг. » Акты исторические 1661г.

1661.03.25

1661 около 25 марта.Акты о походе сына боярскаго Якова Похабова в Монголию, для отыскания откочевавших туда Братских ясачных людей, и проч.

I. Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, бьют челом холопи твои Енисейского острогу сын бояр-[238]ской Якушко Похабов, да пятидесятник Олешка Евдокимов Олень, ясаул Савка Иванов Каргапол, и служилые люди десятники казачьи Якунка Калинин Синерог, Васка Федоров Ездоков, Мишка Шатилов, рядовые служилые люди Гришка Кирилов, Гришка Телной и все сто тридцать человек: в прошлом, государь, во 168 году июля в 5 день, по твоему государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу и по наказным памятем, отпущен я холоп твой Якушка, с пятидесятником с Олешкою Оленем, и с десятниками, и с рядовыми со всеми служилыми, из Енисейского острогу на твою государеву службу, на трех твоих государевых дощаниках; мне Якушку велено быть приказным в нижнем Братцком остроге, а мне Олешке Оленю приказным в верхнем в Братцком в Белаганском остроге, а с нами служилые люди. А как, государь, на отпуске в Енисейском твой государев воевода Иван Иванович Ржевской, сверх указных памятей, говорил и речью наказывал мне, холопу твоему, Якушку и Оленю и всем служилым людям с велик . . жесточью и клятвою, взираючи на образ Божий и испущаючи слезы, чтоб нам холопям твоим на той твоей государеве службе тебе великому государю служить с великим радением, и вново прибыли в ясачном сборе приискать, и тем великому государю служба своя и радение явить: и я Якушко и пятидесятник и служилые люди, поспеша на твою государеву службу поднимались, на жестокие и великие пороги подымалися, и стали из Енисейского острогу в Братцкой острог в седмую неделю. И послыша допряма, что от верхнего Балаганского острогу при пятидесятнике при Дружине Попове и досталные ясачные Братцкие мужики откочевали и сбежали со всем и с женами и с детми, и пограбя твои лошади государевы, и Спаские церковные и казачьи кони отогнали, и служилых людей оголодили и безо всего учинили, и от того . . . задолжали великими; долгами, и твоего государева ясаку взять стало, не на ком, и мы холопи твои, пришед в Братцкой острог, покупали в кабалы кони самою болшою дорогою ценою, рублев по пяти и по шти и по семи, а те кони имали у сына боярского Якова Тургенева у человека его у Мочки Никитина, потому что люди бедные, купить нечем, имали в кабалы: и я холоп твой Якушка, собрав служилых людей и старых годовалщиков, и пашенных, крестьян и детей их и охотников, и поднялся из нижнего Братцкого острогу в верхней в Балаганской острог берегом конми, а иные судами. И как пришли в Балаганской острог, и в Балаганском отнюд нет ни единого человека, ясачные люди все розбежалися за Камень в Мунгалскую землю, не помня своего шертованья, тебе великому государю изменили: и мы холопи твои, радеючи тебе великому государю и хотя свою службу и радение показать, на тех изменников подымались и покупали коней, самою болшею дорогою ценою покупали, а иные имали в кортом, давали наймы болшие и головы свои кабалили, и пошли на твоих государевых изменников в поход вверх по Ангаре реке сыскивать тех ясачных беглых людей и вновь неясачных искать и призывать, и поехали по Иркуту реке конми верхами, а иные многие казаки на твою государеву службу шли пеши, потому что им купить и кортомить коней нечем; и сыскать, государь, мы тех беглых Братцких мужиков ясачных людей не могли. И взяв, я холоп твой Якушко и служилые люди с собою вожей, Тунгуских людей, и с теми вожами прошли рекою Иркутом вверх в тесной самой Камень в нужной и меж Камень Мунгалской, и нашел я холоп твой [239] с служилыми . . . . в Мунгалской земле меж Черными и Желтыми Мунгалскими . . . . живут Тотара Яндашские люди, особная их орда, а языка их Яндашского наши Руские толмачи не знают; язык у них, свой, и говорить с ними не умеют, толко говорили с ними переводом по-Мунгалски и по-Татарски, и я холоп твой Якушко с служилыми людми, прося у Бога милости, напуск . . . . , войною на них ударил, и розгромил шесть юртишек: и они иноземцы, видя на себя тот погром, поклонились тебе великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, соболиным ясаком, дали нам в твою государеву казну вновь ясаку четыре сорока двадцать четыре соболя; а говорят переводом Братцким и Мунгалским и Тотарским языком, и наши толмачи языку их худо знают, а по их языку толмачей нет; и я холоп твой Якушко и с служилыми людми за их покоренье не воевал, и впредь с себя они тебе великому государю ясак вечной сулят. А в тот путь мы, государь, холопи твои добре уделали задорным своим ходом; проведываючи беглых людей Братцких, а преж, государь, нас в ту землю Руские и служилые люди и промышленные отнюд не бывали и тех иноземцов никто не видал. А мы холопи твои в той твоей государеве в далной службе были не хлебны и гораздно скудны, и голодны и холодны, и взяв с них твой государев ясак вновь, назад воротились, и пристигла нас зимная пора, в Каменю пал снег великой, и захватили морозы лютые, и бездорожица непроходимая, и голод смертной, и те наши купленые и кортомленые конишка в той бездорожице пристали и перепропали, и многие присталые лошади по степям розметали, и борошнишка свои и животишка по дороге розметали, и брели нужную дорогу пеши, а с голоду, государь, и с нужи горкие не хотя умерет голодною смертию, ели по дороге присталых лошадей, постели и обутки и камось ели, с великою нужею едва с той твоей государевы службы в Балаганской острог живы приволоклися, испухли и оцынжали и позябли, а в походе, государь, того нашего нужного терпения было восмь недель; а в нижнем Братцком и в верхнем Балаганском острогах для береженья твоей государевы казны и для караулов аманатов оставались неболшие люди служилые; а сколко служилых людей и кто имяны тое твою государеву службу служили и голод и нужу терпели, и тех людей имена писаны под сею челобитною. А впредь, государь, нам холопям твоим без лошадей такова твоя государева далная служба служить и ясак с тех новых иноземцов сбирать не можно, а лошадей нам купить нечем, а за те, государь, за усталые и кортомленые лошади Братцким и Верхоленским . . . . платили цену болшую, по десяти рублей и болши за всякую лошадь, а от тое, государь, новые службы и проведанья новых ясачных иноземцов мы, холопи твои, и в новом приисканье и в голодном терпении и во всяком нужном страдании обнищали и обдолжали великими и неискупными долгами и розорились до основанья, и от тех великих и неискупных кабалных долгов стоим, государь, на правеже в нижном в Братцком остроге от Енисейского сына боярского Якова Тургенева от человека его от Мочки Никитина в тех конных кабалах, а платить нечем, государь, и тое великие для скудости твоей государевы службы мы холопи твои оставаем и погибаем на правежах; что дать нечего. — Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец! пожалуй нас холопей своих, вели, государь, своему государеву воеводе Ивану Ивановичю Ржевскому челобитную нашу в [240] сезжей избе принять, и . . . службу нашу, и про новую землицу про Яндашских людей и о их новом ясачном платежу, и о конной службе, и о нашей великой бедности и о голодном терпении, отписать о указе к тебе милостивому государю царю, чтоб нам холопям твоим в твоей в далной заочной государеве службе, в долгах стоячи на правеже, не погинуть, вели, государь, по тем кабалам дать сроку до своего государева указу, и впредь бы твоей государевы службы не отстать, а в том нашем в нужном в голодном в смертном терпенье вели, государь, милостивой свой государев царской указ нам учинить. Царь государь, смилуйся !

II. Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, холоп твой Ивашко Ржевской челом бьет. В прошлом, великий государь, во 166 году нижного и верхного Балаганского острогов Братцкие ясачные князцы Инкейко с товарыщи и с своими улусными людми тебе великому государю изменили, от Братцких острогов откочевали за Камень в Мунгалы, не платя тебе великому государю ясаку, при воеводе Максиме Ртищеве от налог и обид приказных людей, сына боярского Ивана Похабова с товарыщи, и о том к тебе великому государю к Москве воевода Максим Ртищев писал и сыск послал: и я холоп твой, по твоему великого государя указу, приехав в Енисейской острог, послал из Енисейского острогу в Братцкие в нижней и в верхной Балаганской остроги, для твоего государева ясачного сбору и приводу под твою великого государя царскую высокую руку Братцких ясачных князцов и их улусных людей, которые тебе великому государю изменили и от Братцких острогов отехали, Енисейского сына боярского Якова Похабова да с ним служилых людей сто человек; и тех Братцких людей велел ему Якову сыскивать и проведывать накрепко, и под твою великого государя царскую высокую . . . . призывать и промышлять всякими обычаи, сколко милосердый Господь Бог помочи подаст. И в нынешнем, великий государь, во 169 году, марта в 25 день писал ко мне холопу твоему из Братцкого в Енисейской острог Енисейской сын боярской Яков Похабов : сентября в 27 день ходил он Яков с служилыми людми на тех изменников, на Братцких князцов и на их улусных людей, которые тебе великому государю изменили и от Братцких острогов откочевали за Камень в Мунгалы, для твоего государева ясачного сбору и прииску и приводу тех Братцких людей, и тех де, великий государь, Братцких изменников он Яков не дошел, ушли за другой Камень в Мунгалы; а нашел он Яков новую Яндашскую землю; новых неясачных людей князца Яндаша с его улусными людми, которые тебе великому государю ясаку с себя не плачивали никому, вверх Иркута реки за Мунгалским первым Каменем, и милостью, великий государь, Божиею и твоим царским счастием, того князца Яндаша Дорогова и с его улусными людми под твою великого государя царскую высокую руку призвал, и ясак на тебя великого государя с тое новые Яндашской земли, с князца Яндаша и с его улусных людей, четыре сорока двадцать один соболь, с пупки и с хвосты, а в том числе девять недособолков, да три лисицы красные, да три соболя, взял и прислал ко мне холопу твоему в Енисейской острог с служилым человеком с Ивашком Соколовым. А в роспросе, великий государь, мне холопу твоему он Ивашко Соколов сказал: те де Яндашские земли люди живут особ, и преж сего Яндашской князец с своими [241] улусными людми тебе великому государю ясаку не платили, и в иные околные земли потомуж с себя ясаку не плачивали, жили о себе. — И я холоп твой тот твой великого государя новой ясачной сбор, и с кого именем ясаку взято и ясачному сбору книги за своею рукою, и ценовную роспись за руками торговых людей, послал к тебе великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и, Малыя и Белыя Росии самодержцу, к Москве, с Енисейским служилым человеком с Ивашком Соколовым, которого прислал сын боярской Яков Похабов ко мне холопу твоему в Енисейской с твоею великого государя новою ясачною соболиною казною, да с прежним таможенным подьячим с Иваном Пузаниным, за их приемом и отчетом, потому в Енисейском, великий государь, за службами осталось служилых людей мало, а на Москве, великий государь, велел им явитца и твою великого государя ясачную соболиную казну новой Яндашской земли, и и отписку, и книги, и ценовную роспись отдать в Сибирском Приказе, твоему государеву боярину князю Алексею Никитичю Трубецкому да дьяком, Григорью Протопопову, да Миките Юдину, да Тимофею Савлукову; а для той, великий государь, посылки к Москве с твоею великого государя соболиною казною, твое государево денежное и хлебное и соляное жалованье вперед на 170 год в Енисейском служилому человеку дано сполна, а подьячей, государь, послан с твоею государевою соболиною казною без твоего государева жалованья. А для, государь, досталных новой Яндашской земли неясачных людей, которые тебе великому государю ясаку не платили, пошлю я холоп твой из Енисейска весною, по первой полой воде, служилых людей к прежним годовалщиком в прибавку сто ж человек; и что,
великий государь, за помочью Божиею над теми неясачными людми новой Яндашской земли учинитца и что вновь под твою государеву царскую высокую руку в ясачной платеж к прежним ясачным людем приведут, и я холоп твой к тебе великому государю отпишу. А болши того, великий государь, служилых людей на твою великого государя службу в новую Яндашскую землю из Енисейска послать некого, потому в Енисейском остроге твоих государевых служилых людей мало, а вновь, великий государь, без твоего государева указу я холоп твой прибрать служилых людей, для приискных новых земель людей и новых острогов, не смею, и о том к тебе великому государю я холоп твой писал наперед сего, а толко ты, великий государь, укажешь в Енисейском вновь служилых людей прибрать сверх прежнего окладу, и тем, великий государь, служилым людем твое государево денежное и хлебное жалованье дано будет в Енисейском из тех прибылей, которые прибыли я холоп твой учинил тебе великому государю во 168 году перед прошлым 167 годом: и о том, великий государь, вели мне холопу своему свой государев указ учинить.

Из рукописи под заглавием: Списки Енисейской Архивы (часть 2, в лист, на 370 л.), писанной с подлинных столбцев для академика Миллера, во время путешествия его по Сибири.— Принадлежит Императорской Академии Наук.
 

Воспроизводится по:

Дополнения к актам историческим, т. IV, СПб., 1851, №97. С. 237 – 241.

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.
 
Сетевая версия – В. Трухин, 2015.

Категория: Акты исторические 1661г. | Добавил: ostrog (03.03.2015)
Просмотров: 332 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]