Главная » Документы » Акты исторические 1650 -1659гг. » Акты исторические 1657г.

1657.05.10 ранее

1657 г. не позднее мая 10.Доезд конного пятидесятника Родиона Кольцова о поездке к «царевичу» Лоджану.

(Л. 39) Лета 7165 марта в 24 по Государеву Цареву и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержца и Государя Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича всея Велекия и Малыя и Белыя Росии указу и по наказной памяти красноярского острогу воеводы Михаила Федоровича Скрябина посыланы мы, Красноярсково ж острогу служи- лые люди конной сотни пятидесятник Родька Кольцов да толмач Ивашко Архипов да конной казак Федька Обухов, к алтынову сыну мугальскому Лоджану. А велено мне, Родьке с товарыщи, приехав к алтынову сыну Лоджану говорить речь про Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержца и Государя Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Росии. И он, Лоджан, про их государе- во многолетное здоровье не спрашивал и мы постояли время многое ево речи дожидався и то я стал ево царское имя пропущать в наказной памяти и он у меня спросил, для чево ты в наказе верхные строки пропускаешь, а не прочитаеш. и я ему, Лоджану с товарищи, говорил для тово пропускаю верхние строчки, что в наказех пишетца нашево Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и Государя Цаервича и Великого Князя Алексея Алексеевича Всея Великия и Малыя и Белыя Росии имя, а ты не спросил и я не прочитал и он, Лоджан, молвил и ты де сказывай дело о чем присланы.
Да мне же (Л.40), Родьке с товарыщи, велено спросить про отца иво здоровье и я не спраши- вал, для того, что он не спрашивал у нас про царьское многолетное здоровье и после того велено говорить алтынову сыну Лождану говорить речь о государевых делах, что учинился отец твой лоджанов алтын царь и ты Лоджан Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю Всея Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержцу и Государю Царевичю и Великому Князю Алексею Алексеевичю всея Великия и Малыя и Белыя Росии в поддатьстве и шертовал за отца твоего в Томском городе перед государевыми воиводы алтынов двуродной брат Дуран Табун, а в Мунгальской земле шертовали за него алтына и за тебя отец алтынов и учитель лаба Даил Мерген Ланза да брат же его Дуран Табун его алтыновою душею, что ему алтыну Великому Государю нашему его царьскому величеству служить и прямить и во всем добра хотити и на государеу землю на кыргиз и на тубинцов и на керетцов и на государевых ясашных людей саомоу войною не ходить и воинских людей не посылать и на государеве земле не кочевать и никаких государевых людей не розорять и не грабить. И в прошлом во 161 году отец иво алтын царь шерть свою нарушил и перед Великим Государем нашим неправду свою показал, приходил он алтын на государеву Киргискую и Тубинскую землю со многими людьми, а люди иво у киргиз и у всяких государевых ясашных людей животы их на лабазах грабили и лошеди и рогатой скот отогнали и государевых ясашных людей розгонили в камень и в черные леса, (Л. 41) а иных с собою поимал и государеву ясашному збору учинили поруху великую. А ныне ты,  Лоджан, пришел на ту ж государеву землю своими вдругоряд и просишь у кыргиз и у тубинцов и у всяких государевых иноземцлв запросов болших, чево преж сего не бывало из государевых ясашных [379] людей збираешь на себя соболи и бобры и всякую мяхкую рухледь, тем ты государев ясашной збор остановил и ясашных людей розогнал и сыскать никово негде, тем ты перед Великим Государем нашим неправду свою большую показал и шерть нарушил и ты б, Лоджан, помня перед Великим Государем нашим его царьским величеством правду свою и шерть ничем не нарушивал, во всем Великому Государю нашему добра хотел и киргиз и тубинцов и алтырцов и керетцов и государе- вых ясашных людей людям своим разоряти и грабити и дурна чинити не велел, соболей и бобров и всякие мяхкие рухледи с них не збирал. А что ты ныне з государевых ясашных людей соболей и бобров и всякие мяхкие рухледи собрал и ты б те все соболи и бобры и всякую мяхкую рухледь отдал нам а мы то все отвезем в Красноярской острог к государеву воиводе, а государев воивода пошлет ту казну к великим государем нашим к Москве и государевы киргиские земли в свою землю ныне сойди и впред на государеву землю не приходите, на себя государева гневу не наводи. А киргизы и тубинцы и алтырцы и керктцы учинились государем нашим в вечном холопстве и ты с них большие запросы отстав на что они давали отцу твоему и государев воивода за то ничево не говорит и за то не стоит.
(Л.42) И ево лоджановы речи, что де о том государев воивода и послал посылает да и в нака- зех пишет, что де отец мой шертовал и в Томском городе шертовал Туран Табун да и лаба отец де мой хотя и шертовал он де стар, а лаба шертовал тот умер, Туран Табун шертовал в Томском городе тот де умер уже, а я де не шертовал, а то де пишет, что учинился отец мой в подданстве, а когда де царь царю бывает в подданстве, когда де царь царя возмет войною тогда де бывает в подданстве и тем де воивода ваш меня бранит что пишет в подданстве. А что де пришел на государеву Кыргызскую землю и государевых ясашных людей розгоняешь и розоряешь, какая де земля вашего государя земля де из веку наша, а кыргизы де и тубинцы и алтырцы и керетцы и с киштымами вечные наши кыштымы, а не вашего государя или де сойди з земли выживают де так де из ызбы выживают собаку вон де вон, а я де пришел собой на свою землю и сойду собою. А то де что збираешь подати большие и запросы и ясак и то де мне вольну своих кыштымов хотя все взят хотя их пощадит а которые де кыштымы государю дают ясак и мы де их тех кыштымов не унимаем государю вашему давать да мы ж говорили буде ты Лоджан учинишся в силе и з земли не сойдешь и на тебя однолично из городов пошлют воиводы государевых ратных людей и велят тебя за твою дурость смирить и улусы твои разорить и то разоренье тебе будет от себя и ево лоджановы речи, я де миритца рад и на бой готов вы де люди а мы де не жонки и вы де скажыте (Л.43) на котором месте быть бою. Да он же Лоджан говорил, ехели де тубинские князцы а мои кыштымы под Красняорской острог и под Канской острожек и тех де воивода для чево не отошлет на свои земли.
И я, Родька, с товарыщи говорил алтынову сыну Лоджану что присылал ты в Красноярской острог людей своих Чечен Бакшу с товарыщи двожды к государеву воеводе к Михаилу Федорови- чю Скрябину, чтоб их велел выслать а с них запросы просить и о тех тубинских князцах государев воивода отказал имянно и нам велел выговорить подлинно, что те тубинские князцы люди государевы и прибежали покинув свои земли под Красноярской острог от твоей изгони и таких людей по государеву указу выдавать не велено и тебе до них дела нет, а тубинцы давно учинились Великому Государю нашему и [...] Государю Царевичю в вечном холопстве и шертью укрепились и аманаты для утверженья беспрестанно переменяяся сидят в Красноярском остроге, а которые тубинские князцы остались на Тубиснкой земле и что они в почесть дадут и за то стоять не за што, а и тех теперь грабить и разорят не выдадут, что они Великих Государей наших и вперед бы тебе, Лоджану, в тубинских князцах, которые под Красноярским острогом не пркиазывать. И ево лоджановы речи, те прежде я сего приказывал так же своих де я людей пойду сыскивать или де дорога лучитца и мимо город либо де государев хлеба вытопчю и де [сена потравлю], а не под государевы городы пойду и о том бы де на меня государь гневу не положил, хто де своих (Л.44) людей не сыскивает.
И после той речи говорил я, Родька с товарыщи, изменили де Великому Государю нашему тубинские улусные люди сеитковы дети Тайтонко да Ульчка да Блажанкай, побили на рыбной ловле и на хмелевом промыслу дву человек руских людей и животы их пограбили и своровав ушли к вам в мугалы и то де ведомо что один сеитков сын Тайтонко умер, а Улчка Балажанкай ныне с [380] тобою на Кыргиской земле и тебе бы ныне тех людей велеть сыскать и отдать нам, потому, что велено их привесть в Красняорской сотрог перед [...] воеводу. И ево лоджановы речи, за таких де воров стоять не за што, толко бы де воевода выслал тубинских князцов, а моих кыштымов ис под Красняосркого острогу и ис Канской земли и канским бы тотарам велел ясак давть, а буде ваш воевода тубинцов моих кыштымов не вышлет и мне конешно итти людей сових сыскивать. Лоджановы ж речи, я де ясаку сам збирать не хожу, людей своих посылаю, а то де чаю, что кыштымы сказали на смуту, потому что годне соболистой, а преж послал мне, ясак дали, а о вас пришли ясашные зборщики после вас дать нечево для тово, сказали, что мои люди взяли сильно, а войде и взяли я де велю поставить кыштымов, кои сказывали что соболи государевы сильно взяли, а воевода бы прислсл служилых людей ясашных зборщиков а в оседе и впрямь взяли, я тово не ведаю и я их поставлю вместе на очную ставку и будет взял я ту казну (Л.45) отдам, в том мы Родька Колцов с товарыщи сей доезд подали за руками своими а доезд писал красноярской пешей казачей десятник Ивашко Чагин, руку приложил.

На обороте листа 43 рукоприкладство: К сему доезду в место красняорсково конново казака Федора Обухова по иво велению преображенской дьячек Митюшка Иванов Вертикулаков руку приложил.

РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Стб. 513. Л. 39 – 45. Подлинник.

 
Воспроизводится по:
 
 Барахович П.Н.
Служилое население Центральной Сибири в XVII столетии (Енисейский и Красноярский уезды). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. 2016г. С. 378—380.

Категория: Акты исторические 1657г. | Добавил: ostrog (18.05.2017)
Просмотров: 41 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]