Главная » Документы » Акты исторические 1650 -1659гг. » Акты исторические 1651г.

1651—1652
[1651/52 г. ?] — Челобитные в Сибирский приказ енисейского сына боярского Петра Бекетова пожаловать его «головством» в Енисейском остроге за его службы по прииску новых землиц и приводу в подданство тунгусских и братцких князцов и выписка из Сибирского приказа.


I.

/л. 95/ Царю и государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом холоп твой дальные твоей государевой отчины Енисейского острогу сынчишко боярской Петрушка Бекетов.
Служил я, холоп твой, блаженные памяти отцу твоему государеву государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и тебе государю в дальней твоей государевой отчине в Янисейском остроге многое время с 135-го1 году по 158-й2[176] год. А в те годы я, холоп твой, по многим рекам и по многим землицам розным по Тунгуске реке и на Рыбной и на усть Оки реки и на Илимском волоку и верх Лены реки и на низу реки Лены в Якутах острошки и зимовья поставил многие и ис тех острошков и зимовей многих розных землиц князцей и их улусных людей под твою царскую высокую руку привел тунгуских и брацких и якуцких и с тех розных землиц и с князцей и сь их улусных людей тебе государю в ясачном зборе многую прочную прибыль учинил. А в те годы служил я, холоп твой, всякие твои государевы службы зимние и летние струговые и нартные и кровь свою проливал, терпел голод и холод и ел траву и коренье и душу свою сквернил. Да в прошлом государь во 158-м году по твоему государеву указу был я, холоп твой, на твоей государевой службе в Брацком остроге и чинил тебе государю прибыль на усть Оки реки в ясачном зборе при прошлых годах полпята сорока соболей да я ж, холоп твой, в Братцком остроге устроил тебе пашню и пашенных крестьян посадил четырех человек, а впредь государь в Брацком остроге изволишь по своему царскому изволенью прибрать служилых людей на житье сто человек да из Енисейского по прежнему на годовую посылать по сороку человек и тебе государю в ясачном зборе прибыль будет немалая прочная потому что к Братцкому острогу землицы прилегли многие розные братцкие и тунгуские и мунгальские да и Байкала, государь, озера к Брацкому острогу прилегло поблиску всего три недели ходу да и порогов, государь, от Брацково острогу до Байкала озера нет. А служилых людей из Енисейского посылаетца /л. 96/ на твою государеву службу на годовую всего по сороку человек. И теми людьми под твою царскую высокую руку привесть некем, а для своей государевой пашни изволишь послать из сибирских городов заводных пашенных крестьян тритцать человек и теми, государь, пашенными крестьяны твоя государева пашня мошна устроить большая потому что к Брацкому острогу земля прилегла пашенная и хлебородная и место немалое, а как государь твоя государева пашня устроитца и хлеб уродитца и тем служилым людем брацким сту человеком с твой государев обиход хлеба будет и с лишком. Да я ж, холоп твой, в Енисейском остроге был у служилых людей головством, а ныне я, холоп твой, головства отставлен без вины неведомо почему.
Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии пожалуй меня холопа своего вели, государь, мне быть в Енисейском остроге по прежнему головством за мое службишко, чтоб мне холопу твоему волочас меж двор голодною смертью не умереть. А будет, государь, изволишь в своей государевой дальной отчине в Брацком остроге устроитца служилых людей и пашенных крестьян посадить в пашню и вели, государь, мне холопу своему, быть в Брацком остроге до [177] своего государева указу покаместа служилые люди и пашенные крестьяне устроятца потому что мне, холопу твоему, твоя государева служба за обычай. Царь, государь, смилуйся.

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 402, ч. I, лл. 95 —96, подлинник.

II.

/л. 97/ Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом холоп твой дальние твоей государевы вотчины Сибирские украйны Енисейского острогу сынчишко боярской Петрушка Бекетов.
Служил я, холоп твой отцу твоему государеву блаженные памяти великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и тебе государю в дальней твоей государеве вотчине в Енисейском остроге многое время со 135-го3 году по 159-й4 год. А в те годы я, холоп твой, по многим рекам и по многим землицам розным по Тунгуске реке и на рыбной ловле на усть Оки реки и на Илимском волоку и с верх Лены реки и в Якутах на низ Лены реки острошки и зимовья многие поставил и ис тех розных острошков многих землиц князцей и их улусных людей под твою царскую высокую руку привел тунгуских и брацких и якуцких и с тех розных землиц с князцей и сь их улусных тебе государю вь ясачном зборе многую прочную прибыль учинил. И в те годы служил я, холоп твой, всякие твои государевы службы зимние и летние струговые и нартовые и лыжные и кровь свою проливал, терпел голод и холод и ел траву и коренья и нечистою снедью душу свою осквернил. Да в прошлом государь во 158-м году по твоему государеву указу был я холоп твой на твоей государеве службе в Брацком остроге и учинил тебе государю прибыль на усть Оки реки вь ясашном зборе при прошлых годех полпята сорока соболей. Да я ж, холоп твой, в Брацком остроге тебе государю пашню и пашенных крестьян посадил четырех человек да и впредь тебе государю в Брацком остроге вь ясашном зборе будет прибыль немалая, только ты государь изволишь служилых людей в Брацком остроге прибавить, пашенных крестьян построить сколь ты государь изволишь, место прямое пашенное теплое хлебородное, мошно государь тут большой пашне быть. И за те службы и за кровь при отце твоем государеве блаженные памяти при великом государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии пожалован я холоп твой, учинено мне денежного жалованья дватцать рублев да хлеба дватцать четвертей да соли шесть пуд и был в Енисейском указом в головах и в [178] прошлом государь во 156-м5 году и из голов я холоп твой переменен без челобитья /л. 98/ и учинен мне оклад твоего государева денежного жалованья годового десять рублев, а хлебнова и соляного ничево не указано и мне холопу твоему з женишкою и з детишками и с людишками своими прокормитца не кем. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии пожалуй меня, холопа своего, за многие мои службишка и за кровь и за нужное терпенья вели, государь, мне] учинить свое государево денежное и хлебное и соляное жалованье против прежнего моево окладу как я в головах был и npoтив моей братье Ивана Галкина Андреевым окладом Бернацкого, а тот Андрей Бернацкой по твоему государеву указу из Енисейского острошку взят на Верхотурья, а оклад ево вь Енисейском остроге порозжей, ни кому не дан, и то б мне холопу твоему з женишкою и з детишками и с людишками своими скитаючи меж двор голодною смертью не умереть и твоей государевы службы не отбыть.
Царь, государь смилуйся.

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 402, ч. I, лл. 97 — 98, подлинник.

III. Справка Сибирского приказа

/л. 99/ И в Сибирском приказе выписано:
В прошлом во 137-м6 году писал блаженные памяти к великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии из Сибири из Енисейского острогу воевода Василей Аргамаков:
В прошлом де во 136-м7 году посылал он служилых людей збирать государева ясаку вь Енисейской уезд по ясачным книгам на 136-й год, да сверх того ясачного збору посылал он для государева ясачного збору чтоб государю перед прежним учинити прибыль в дальние новые землицы и по Тунгуске в верх на рыбную ловлю, где збираютца ясач-/л. 100/ ные люди, Петра Бекетова с служилыми людьми, потому что тунгуские люди под государевою царьскою высокою рукою еще не укрепилис и ясаку с себя дают мало и то с подарки, а не окладом, а иные ничево не дают и служилых людей побивают и убили служилых людей да целовальника 3-х человек, и велел ему тут острожек поставить. И Петр Бекетов с служилыми и с промышленными людьми острожек поставили и призвав в острожек тунгуских людей и аманатов у них и под тех аманатов ясак взяли перед [179] прежним с прибылью, а что с них государева ясаку собрано и то писано вь ясачных книгах подлинно.
А в енисейских ясачных книгах прошлого 137-го году, каковы присланы ко государю из Сибири из Енисейского острогу за рукою воеводы Василья Аргамакова, написано: , взял государева ясаку вновь, ездя в Тунгуску острожку ставить на рыбной ловле, Петр Бекетов с служилыми людьми с князцы Ирканья с товарыщи /л. 101/ 2 сорока 36 соболей, да 10 пластин соболиных да 2 шубы собольи.
Да в прошлом же во 138-м8 году писал к государю из Сибири из Енисейского острогу воевода Василей же Аргамаков: в прошлом де во 137-м году посылал он из Енисейского острогу для государева ясаку под Брацкой порог енисейских служилых людей Петра Бекетова, а с ним енисейских казаков 19 человек. И Петр Бекетов с служилыми людьми в Тунгуске под Брацким порогом собрал государева ясаку 15 сороков 2 соболя, а из под Брацкого порогу ходил он Петр с служилыми людьми для государева ясачного збору в Брацкую землю 7 недель, чтоб государю вь ясачном зборе учинити прибыль и уговаривал брацких людей, чтоб они брацкие люди были под государевою царьскою высокою рукою и ясак с себя давали. И хотя в Брацкой земле терпели голод, ели траву и коренье и уговоря брацких людей привели под государеву царьскую высокую руку князцей /л. 102/ Кодогоня да Кулзаза да Алдая с товарыщи на том, что им князцам и брацким людем быть под государевою царьскою высокою рукою вперед неотступным и ясак с себя платить вь Енисейской острог и взяли з брацких людей государева ясаку на 137-й9 год 2 сорока 7 соболей.
А в енисейских ясачных книгах прошлого 137-го году каковы присланы ко государю из Сибири из Енисейского острогу за рукою воеводы Василья Аргамакова написано: взято государева ясаку с новых землиц под Брацким порогом с тунгусов и з брацких людей на 137-й год збору Петра Бекетова с служилыми людьми 17 сороков 9 соболей да пластина лисья да 2 подволоки лыжные бобровые.
А что той мяхкой рухледи обоих зборов Петра Бекетова 136-го и 137-го году сибирская и московская цена того выписать не ис чево, потому что в ценовной сибирской росписи ени-/л. 103/сейская ясачная мяхкая рухледь с старых и с новоприискных ясачных людей списана ценою вместе10, а не порознь.
Да в прошлом же во 140-м11 году писал к государю из Енисейского острогу воевода Ждан Кондырев [?]: в прошлом де во 139-м12 году послал на государеву службу из Енисейского [180] острогу на великую реку Лену для государева ясачного збору и прииску новых землиц Петр Бекетов, а с ним енисейских служилых людей 30 человек.
И в прошлом во 143-м13 году писал к государю из Енисейского ж острогу воевода Ондрей Племянников и прислал под отпискою своею Петра Бекетова и служилых людей новоприискным землицам и непослушным ясачным людем и ясачному збору послужной список, а в послужном списку написано:
/л. 104/ Петр Бекетов с служилыми людьми ходил в Брацкую землю в верхь Лены реки на усть Ону реку к брацким и к тунгуским людем для государеву ясаку, которые преж того государева ясаку не плачивали и те де брацкие и тунгуские люди государю учинилис непослушны и хотели их служилых людей побить и они де Петр с товарыщи от тех брацких людей сидели в осаде 3 дни и божиею милостию и государевым счастьем он Петр с служилыми людьми тех брацких людей побили /л. 105/ и убили их на розных боех и на приступех 90 человек брацких и якуцких и тунгуских людей, а брацкие люди на тех боях ранили служилых людей 3-х человек да 2 тунгусов, которые у них были в вожах. И после того те брацкие и тунгуские ясачные люди учинилис под государевою царьскою высокою рукою на веки неотступны и взяли с тех с новых ясачных людей государева ясаку на 140-й14 да на 141-й15 год 23 сорока 31 соболь да лисицу красну да в аманаты князца.
/л. 106/ Да во 141-м16 году сентября в 25 день Петр же Бекетов с служилыми людьми поставил на Лене реке против якуцкого князца Мамокова улуса и меж иными многими улусы для збору государева ясаку острог и ис того острогу посылал служилых людей кь якуцкому князцу к Бурухе и кь ево детем и к улусным людем и в ыные сторонние землицы для государева ясаку. И князец Буруха и иные многие якуцкие люди государю учинилис непослушны и государева ясаку платить не похотели, а иные поделали острожки и сели в осаде и он де Петр с служилыми людьми с теми государевы непослушники билис и острожки сожгли и побили Якуцких непослушных людей 20 человек, многие якуцкие люди учинилис под государевою царьскою высокою рукою навеки неотступны и к шерти князцов и лутчих людей на том, что им быти под государевою царьскою высокою рукою привели.
/л. 107/ А всех князцов Петр Бекетов с служилыми людьми до острожного и после острожного ставленья под государеву царьскую высокую руку привел 32 человека и ясак с них и сь их улусных людей на государя взяли да они ж взяли в аманаты дву [181] человек князцов и отдали тех аманатов енисейскому сыну боярскому Парфену Ходыреву, которой прислан на ево место на перемену.
А в ясачных книгах прошлого 141-го17 году, каковы присланы из Сибири из Енисейского острогу, написано Енисейского уезду о новоприискных ясачных людей, что приискали вновь Петр Бекетов с товарищи на Лене реке вь Якуцких улусех государева ясаку на прошлые на 140-й18 да на 141-й год 7 шуб собольих 14 сороков 33 соболя, 40 пластин собольих 4 лисицы красные, 8 сороков 32 пупка собольих да с промышленных людей, которые промышленые люди приходили на соболиные промыслы /л. 108/ на Лену реку и что взято сь енисейских служилых людей десятые и с судных дел пошлин 62 сорока 38 соболей, 2 сорока 30 пластин собольих, 12 сороков 18 пупков собольих, 31 шуба соболья да шубу бобровую, 12 лисиц да недолис красный, 3 бобра. Сибирская енисейская цена той всей мяхкой рухледи 5740 рублев 28 алтын 2 деньги.
А московская цена той рухледи 7607 рублев.
Да в прошлом во 146-м19 году писал ко государю из Сибири из Енисейского ж острогу воевода окольничей Прокофей Федоровичь Соковнин: привез де с Лены из нового усть Олекнинского острогу Петр Бекетов с служилыми людьми государева ясаку и с торговых и с промышленных людей десятые пошлины на прошлые на 143-й20 да на 144-й21 год 19 сороков 34 соболя, /л. 109/ И прибрав Петр Бекетов государева ясаку и десятые пошлины перед прежним зборщиком перед Иваном Кузминым мяхкою рухледи 4 сорока 28 соболей. А не добрал 3-х шуб собольих.
А что тот ясачной и десятинной мяхкой рухледи збору Петра Бекетова 143-го и 144-го году цена, того выписать нет ис чево, потому что списана та мяхкая рухледь и ценена с ыною енисейскою мяхкою рухледью вместе, а не порознь.
Да во 149-м22 году декабря в 16 день писал к государю из Енисейского острогу воевода Микифор Веревкин и прислал с великие реки Лены из нового Ленского острошку на прошлой на 147-й, год государева ясаку збору Петра Бекетова с товарыщи 83 сорока 12 соболей и иной всякой рухледи по сибирской цене на 6536 рублев на 23 алтына на 5 де[нег]. /л. 110/ И прибрал Петр Бекетов тое мяхкие рухледи перед збором атамана Ивана Галкина на 2797 Рублев на 17 алтын.
Да с великой же Лены реки покупки и привозу Петра Бекетова с товарыщи покупочной мяхкой рухледи, что куплено в новом Ленском острожке и в сторонних речках 19 сороков 34 соболя с [182] хвосты и без хвостов и шуб собольих 6 пластин собольих, 121 лисица красных, пластина лисья, 14 лисиц черночеревых, 2 шубенка лисьи; а куплена та мяхкая рухледь на государевы деньги ленского збору и на государевы посыльные товары, а дано за тое рухледь деньгами и товары 111 рублев 3 алтына 4 де[ньги], а мяхкой рухледи енисейская цена 1247 рублев 5 алтын.
И прибыло у той покупной мяхкой рухледи по енисейской оценке 1136 рублев 8 де[нег].
/л. 111/ И всего Петр Бекетов собрал государевы ясачные и десятинные мяхкие рухледи в прибыли сверх зборов прежних ясачных зборщиков мяхкою рухледью 24 сорока 33 соболя да по сибирской и по московской цене и с тем что у покупной рухледи прибыли 11540 рублев 24 алтына з деньгою, да поставил 2 острога.
/л. 112/ И во 149-м23 году за те службы по указу блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии и по помете на выписке дьяка Микифора Шипулина енисейскому сыну боярскому Петру Бекетову велено быть вь Енисейском остроге головою у енисейских стрельцов и у казаков на Богданово место Болкошина. И государева ему денежного жалованья оклад учинен тот же, что был Богдану Болкашину, 20 рублев, а за хлебное жалованье велено ему Петру пашня пахать.
А старого окладу челобитчику Петру Бекетову государева жалованья денег 10 рублев, хлеба 6 чети ржи, 4 чети овса.
И к тому ево старому окладу ему Петру за те службы ничего государева жалованья не прибавлено.
/л. 113/ Да в нынешнем во 159-м24 году писал к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии из Сибири из Енисейского острогу воевода Федор Полибин и прислал ясачные книги, а в тех ясачных книгах написано:
/л. 114/ збору сына боярского Петра Бекетова з Брацкие землицы и з Брацкого острогу с окологородных людей с князца и сь ево улусных людей и з брацких киштымов и с князца ж и ево улусных людей и с тунгусов и с новогулских и с новых сторонних с Вихоревы и с Уды и с Ангары рек на 158-й25 год собрал государева ясаку собольми и всяким зверем за соболи 15 сороков 14 соболей с пупки и с хвосты.
И перед прошлым 157-м26 годом прибрано государева ясаку собольми и всяким зверем за соболи взято на 158-й год 2 сорока 27 соболей с пупки и с хвосты.
Да Петр же Бекетов к сей выписке подал письмо, а в письме пишет:
/л. 115/ В прошлых годех из Енисейского острогу сын боярской Петр Бекетов посылан для ясаку на Тунгуску реку и на [183] Ангаре де реке на усть Оки реки поставил Брацкой острожек. Да [в] прошлом во 158-м году был он в Брацком острошке с служивыми на годовой и он де в Братиком острошке завел пашню на государя вновь и посадил четырех человек пашенных людей.
А около де Брацкого острошку места прямые пашенные теплые по оби стороны Ангары реки в ширину по версте и больши, а середь реки де Ангары против усть Оки реки остров в длину днища на два езду, а поперег версты по полторе и по две и вешнею водою не поимает земля пашенная, а будет де укажешь государь пашенных построить и тут де мошно быть большой пашне сту человеком или двум стам человеком; земель де пашенных добре много.
А только де вновь прибрать пашенных людей и им давать на завод по десять рублев и по пятнатцати человеку да по две лошеди. А на лошедь де с Москвы послать сукон красных недорогих по тритцати алтын без гривны аршин. А дать де у братов за лошедь по пяти аршин сукна, а за добрую по шти аршин.
А до коих де мест своею пашнею хлеб заведут и им де года два давать государев месечный хлеб мужу с женою по осмине муки на месяц.
/л. 116/ А ясачные де люди подлегли тунгусы и браты и мунгалы.
А ясак де ныне дают которые живут и кочюют блиско Братцкого острогу братцкие де люди дают ясак с человека по соболю, а тунгусы по пяти соболей с человека.
А которые де подале живут и кочюют и те ясаку не платят, потому что людей в Братцком острошке не много, всего де посылают на годовую по сороку человек служилых людей. И теми де людьми Братцких и Тунгусских и Мунгальских землиц и князцей и улусных людей под государеву руку привесть [не кем].
А в прошлом де во 158-м27 году собрал он Петр ясаку 16 сороков и при прошлых де годех прибрал пол пята сорока. А как де укажет государь служилых людей вновь прибрать и построить сто человек да построить пашенных тритцать человек и тем де хлебом тритцати человек пахотою тех служилых людей сто человек прокормят.
А сто де человека тутошними служилыми людьми да сорок человеки годовыми под государеву руку многих землиц мочно привесть и вь ясачном де зборе государю прибыль будет большая прочная. А без попа де быть там нельзя, да для де пашенных людей и служилых людей для подковки [?] кузнец надобен.
/л. 117/ И государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии енисейской сын боярской Петр Бекетов бьет челом, чтоб ево государь пожаловал велел за ево службы и за терпенье своего государева денежного и хлебного и соляного жалованья оклад учинить против прежнего ево окладу, что ему было в [184] головах и против ево братьи Ивана Галкина Ондреявым окладом Бернацкого, а тому Ондрею по государеву указу велено быть на Верхотурье, а оклад ево вь Енисейском порозжен никому не отдан.
А по енисейским окладным имяным книгам каковы присланы к государю во 157-м28 году государева жалованья оклад енисейским детям боярским:
Денег по 20 рублев.
Иван Галкин, а хлеба ему 16 чети ржи, 10 четей овса, 2 пуда с четью соли.
Ондрей Бернацкой, хлеба ему 20 чети ржи, 15 чети овса, 5 пуд соли.
А казачью голове один денежной оклад 20 рублев.
/л. 118/ И во 157-м году29 декабря в 9 день послана государева грамота на Верхотурье к воеводе к Борису Дворянинову да к подьячему к Игнатью Недовескову велено ссыльного иноземца Ондрея Бернацкого з женою и з детьми перевесть из Енисейского на Верхотурье и государева ему служба служить с верхотурскими детьми боярскими с прежним своим окладом, что ему государева денежного и хлебного жалованья было вь Енисейском остроге денег 20 рублев, хлеба 20 чети ржи, 15 чети овса и то государево жалованье давать ему Ондрею по ево окладу с верхотурскими детьми боярскими вместе.
А выбылых окладов вь Енисейском енисейских детей боярских есть ли того в Сибирском приказе не ведомо, потому что ис Том­ского томских и Томского розряду острогов сметных и пометных списков ко государю не прислано.
Да к Петрову ж челобитью Бекетова выписано на пример:
/л. 119/ В прошлом во 140-м30 году енисейскому атаману Ивану Галкину и енисейским служилым людем за службу, что они на Лене взяли государева ясаку вновь с тунгуских и с налянских и с сычегурских людей собольми и шубами и бобрами и рысьми за 5 сороков 6 соболей, а что той рухляди цена того не ведомо, потому что сибирской цены той мяхкой рухледи особно не описано, а списана тоя мяхкая рухледь ценою вместе с ыною мяхкою рухледью. Да тот же атаман Иван Галкин с служилыми людьми на Лене ж реке на усть Куты реки вь ясачных в налянских и в тунгуских людех поставил острог и взяли из того острожку ж с новых землиц государева ясаку собольми и иною мяхкою рухледью по сибирской цене на 258 рублев на 6 алтын, а по московской цене на 436 рублев на 28 алтын прибавлено государева жалованья ему Ивану к прежнему ево окладу денег ко 16 рублем 2 рубли да в приказе дано [ему] денег 10 рублев /л. 120/ да сукно аглинское доброе да камка да служилым людем 30-ти человеком послано с ним Иваном в Сибирь по 4 рубли человеку.
[185] Да в прошлом во 153-м31 году енисейским же служилым людем Ондрюшке Дубине с товарищи 3-м человеком за службу, что они, будучи на Лене реке в прошлых во 140-м32 и во 141-м33 году с ним же Петром взяли государева ясаку вновь и ясачных людей и торговых и с промышленых людей десятинные мяхкие рухледи и судных дел пошлин по сибирской цене на 5740 рублев на 28 алтын на 2 де[ньги], а московская цена той мяхкой рухледи 7670 рублев 5 алтын дано государева жалованья в приказе по 5 рублев да по сукну по доброму остроге34 для строенья пашенных крестьян и для промыслу над брацкими людьми и для ясачного збору, чтоб ему над братцкими людьми поиск учинить и в ясаке государю перед прежним прибыль учинить, да ему ж Петру дать за те службы в приказ десять рублев да с казенного двора сукно аглинское доброе.
/л. 121/ Лета 7159-го35 февраля в 24 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу память казначею Богдану Миничю Дубровскому да дьяком Григорью Панкратьеву да Захарию Онофрееву велети им дати государева жалованья енисейскому сыну боярскому Петру Бекетову за ево службы и за ево соболиный збор сукно англинское доброе.
/л. 122/ От царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии в Сибирь вь Енисейской острог воеводе нашему Офонасью Филиповичу Пашкову. По нашему указу учинено нашего жалованья енисейскому сыну боярскому Петру Бекетову за ево36 службы с прежним ево окладом дватцать рублев да соли пять пуд37, а за наше хлебное жалованье велено ему служить с пашни38. Да ему ж Петру по нашему указу велено быть39 в Брацком остроге для строения пашенных крестьян40 и для ясачного збору, чтоб ему41 в нашем ясаке нам перед прежним прибыли учинить и как к тебе ся наша грамота придет, а енисейской сын боярской Петр Бекетов вь Енисейской приедет, /л. 124/ и ты б ему Петру42 наше денежное жалованье и...43 с новою /л. 123/ дачею44/л. 125/ по вся . годы сь енисейскими детьми боярскими и с ружники и с оброчники вместе, [186] а за наше хлебное жалованье велел ему служити с пашни, а для строенья пашенных крестьян и для нашего ясачного збору отпустил ево Петра на время в Брацкой острог и велел ему дати наказ почему ему пашенных крестьян строити и наш ясак збирати по нашему указу и искати нам прибыли, которая б прибыль вперед была прочна и стоятельна.
Писано на Москве лета 7159-го45 февраля в 22 день.

Под грамотою помета другим почерком: «Такову государеву грамоту взял Замятия Тяпкин».

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 402, ч. I, лл. 95 — 125, отпуск.

Примечания:

1. 1626/27 год.
2. 1649/50 год.
3. 1626/27 год.
4. 1650/51 год.
5. 1647/48 год
6. 1628/29 год.
7. 1627/28 год.
8. 1629/30 год.
9. 1628/29 год.
10. В подлиннике «вместо».
11. 1631/32 год.
12. 1630/31 год.
13. 1634/35 год
14. 1631/32 год.
15. 1632/33 год.
16. 1632 год.
17. 1632/33 год.
18. 1631/32 год.
19. 1637/38 год.
20. 1634/35 год.
21. 1635/36 год.
22. 1640 год.
23. 1640/41 год.
24. 1650/59 год.
25. 1649/50 год.
26. 1648/49 год.
27. 1649/50 год.
28. 1648/49 год
29. 1648 год.
30. 1631/32 год.
31. 1644/45 год.
32. 1631/32 год.
33. 1632/33 год.
34. В подлиннике текст, начиная со слова «остроге» и далее, писан другим почерком до слова «доброе» включительно в конце л. 120-го.
35. 1651 год.
36. После «ево» два слова зачеркнуты: «к нам многие».
37. Слова «да соли пять пуд» вписаны над строкой другим почерком.
38. Далее зачеркнуто: «да соли пять пуд».
39. Далее зачеркнуто: «на нашей службе».
40. Далее зачеркнуто: «и для промыслу над брацкими людьми».
41. Далее зачеркнуто: «над брацкими людьми и...»
42. Далее зачеркнуто: «то».
43. Далее два слова неразборчивы, вписаны вместо зачеркнутых: «соль велел ему давать».
44. Далее зачеркнуто: «Еж... и соль велел давать».
45. 1651 год.


Воспроизводится по:

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2009

Категория: Акты исторические 1651г. | Добавил: ostrog (16.04.2012)
Просмотров: 610 | Теги: острог, князец, приказ, тунгус, сын, енисейск, Бекетов, Челобитная, боярский, Сибирь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]