Главная » Документы » Акты исторические 1650 -1659гг. » Акты исторические 1650г.

1650.07.09
1650 г. июля 9. — Наставление Хабарову, при вторичном походе его на Амур, в 1650 г.

Лета 7158 года, Июля в 9 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии указу и по приказу Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова, да Дьяка Осипа Степанова, ехать приказному человеку Ярофею Павловичу Хабарову, да с ним Якутскаго острога служилым людям двадцати одному человеку, да промышленным охочим сту семнадцати человекам, в новую Даурскую землю, для того, что в прошлом во 157 году Марта в 9 числе, что посылан он Ярофей Хабаров по наказу из Илимскаго острога, служилыми с охочими людьми без Государева жалованья, да в подмогу он Ярофей свои хлебные запасы и суды и судовыя снасти и порох и свинец и пищали, на новую Даурскую землю по Олекме реке на Князя Лавкая, да на его улусных людей, да на Гильдягу, а велено ему Ярофею показать тем Князя Лавкая, да Гильдягу и с их улусными людьми призывать не боем, а ласкою, под Государеву Царскую высокую руку, чтоб они были в государстве в вечном ясачном холопстве во веки неподвижны, и Государев бы ясак соболи и лисицы с себя и улусных людей своих давали Государю по вся годы безпереводно; и в нынешнем 158-м году, в великое заговенье, перед масленицею, Ярофей Хабаров с служилыми и промышленными охочими людьми приехав в ту Даурскую [105] новую землю, и Божиею мнлостию, а Государским счастьем нападе на них страх Божий, и покажися им многие Государевы люди идут, и тот Князь Лавкай с братьями своими и с улусными людьми, покиня свой город, побежал ко князям Шильгинею и Гильдеге, а живет де он Князь Лавкай ныне, со всеми своими улусными людьми, у тех князей у Шильгинея да у Гильдиги, и Ярофей Хабаров с теми своими служилыми и промышленными охочими людьми заселил тут Князь Лавкаев один город, и ныне в нем сидят Ярофеева полку Хабарова семьдесять человек, и иные города заселить было некем; и Ярофею Хабарову Якутскаго острога со служилыми и промышленными охочими, людьми следуя дорогою, учнут прибывать ,охочие промышленные люди сверх Якутскаго сбора, и ему Ярофею тех людей к себе в полк принимать, да с теми охочими людьми на Князя Лавкая, да Князя Шильгинея, да на Князя Гильдигу, и на улусных их людей, и на иных захребетных их ясачных же людей, для Государева Царева и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ясачнаго сбора и для прииму новыя земли итти бережно и остерегательно, и на станех ставится с караулом, чтоб пришед ратными людьми дурна не учинили и дошед Олекмою рекою и по Тугиру реке до Волоку до острожку, что ныне идучи дорогою поставил ты Ярофей с своими ратными людьми, на усть Укача реки, и от устъ Укача реки на Урну реку, а с Урни реки на великую Амур реку прибыть тебе Ярофею со служилыми и охочими, промышленными людьми в Князь Лавкааево княженье в город, и в том городе в Князь Лавкаеве в княжение огненной бой пушки на башнях поставить, и жить с великим береженьем, чтоб в том городе будучи для Государева ясачнаго сбора от прихода немирных неясачных людей без страстно и безбоязненно, и посылать ему Ярофею ко Князю Лавкаю, да ко князю Шилъгинею, да ко князю Гидьдиге, и велеть им говорить Лавкаю, чтоб они Князь Лавкай, да Князь Шильгиней, да Князь Гильдига были под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою в вечном ясачном холопстве на веки неотступны, и ясаку бы они Князь Лавкай и Князь Шильгинбй и Князь Гильдига с себя и их улусных людей давали [106] ежегодно безпереводно, а которые будут из них непослушны и непокорны, Государева ясака платить не учнут, и для тех непослушных неясачных людей, и которых захребетных людей имать выбирая, и Тунгуских ясачных иноземцов значущих людей добрых, сколько человек пригоже, чтоб кто знал провожать и указывать Руским ратным людям не на ясачные места, где кто живет по кочевьям; а будет они иноземцы Князь Лавкай, да Князь Шильгиней, да князь Гильдига, и их улусные люди и их все неясачные захребетные люди под Государевою Царе-вою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии высокою рукою будут послушны и покорны, и ясак с себя и своих улусных людей по вся годы платити учнут, и им Князю Лавкаю и Князю Шильгинею и Князю Гильдиге своими улусными людьми жить на прежних своих кочевьях безбоязно, и велит Государь их оберегать своим Царевым ратным людям; и того Князя Лавкая и Князя Шильгинея и Князя Гильдигу и иных улусных людей и с их улусными людьми по их вере привесть к шерта, на том, что им быть со всем родом и с улусными людьми под Государевою Царевою и Великою рукою Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою на веки неотступно в прямом вечном ясачном холопстве, и ясак Государев с себя и со всех своих родов давать по их мочи, по вся годы безпереводно, а котораго города тех новых неясачных людей и кого имянем к шерти приведут, и тех лутчих людей имяна у себя записывать в книге, а приведши их к шерти и взяти в аманаты у них лутчих людей, чтоб вперед с тех родов Государев ясак ласкою имать по вся годы, а им Князю Лавкаю и Князю Шильгинею, да Князю Гильдиге и их улусным людям и иным захребетным неясачным людям заказывати на крепко, устрашивая Государевою грозною и смертною казнью, чтоб они торговых и промышленных людей грабить и побивать и ни чем теснить и изобижать им не велеть, а будет те новые неясачные люди учинятся непослушны, Государева ясака и аманатов давать не учнут, и ему Ярофею со служилыми и промышленными людьми, прося у Бога милости, над ними промышлять войною, всеми служилыми и с промышленными людьми, чтоб их немирных не [107] ясачных людей ратным обычаем войною смирять, и аманатов у их взять лутчих людей, под кого-б можно впредь ясак на Государя взять, и смотря по тамошней мере всякими мерами промышляти над иноземцы над Князь Лавкаем, да над Князь Шильгинеем, да Князем Гильдигою, и над иными неясачными людьми, с великим радением неоплошно, чтоб Государеве ясачной казне учинить немалой прибыли, которая б Государю впредь прочна была и стоятельна, за ту службу видеть в государстве жалованье, а одноличноб тебе Ярофею Государевым делом радеть, под Государеву Царскую высокую руку Князя Лавкая, да Князя Шильгинея, да Князя Гильдигу и иных неясачных непослушных людей, которые Государю ясака не платят, приводить и смирять их, прося у Бога милости, приходить на них безвестным тайным обычаем и смирять их ратным боем; а будет Бог помощи подаст, и будут под Государевою высокою рукою, то с них имать собольи шубы, соболи и ожерелья, и пластины соболи и наполники собольи, и лисицы черныя и чернобурыя и бурыя и черночеревыя и красныя, и шубы горностальи, и бобры и выдры, а у которых будет неясачных людей степныя места, а не лесныя, а в тех степных местах соболей и лисиц, и бобров и выдров нет, и с тех людей имать иными какими сборми, или узорочными товары, что у них в земле есть, золото или серебро, или камни, или каменье дорогое, по их изможенью, а тем бы они не раздумали, что для своей ясачной звериной скудости им не быть под Государевою высокою рукою, и им бы однолично ни в том не опасаться, и вперед бы Государю прочно было и стоятельно, а им бы новым людям не тягость и не в налог, чтоб тем от Царския руки не отгонить, да есть де им всем Князь Богдай, и Ерофею и ко Князю Богдаю посылать посланников, а велеть им говорить, чтоб Князь Богдай с родом своим и с племенем и со всеми улусными людьми был под Государевою нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою в холопстве, потому что Государь наш страшен и велик, и многим Государствам Государь и обладатель, и от Его Государскаго ратнаго бою никто не мог стоять, а про их землю Государю нашему было неизвестно, а ныне Ему Государю [108] ведомо учинилось, велел послать своих Государевых ратных людей не для бою, для того, что велел им говорить, чтоб он себя не разорял и бою бы с Его Государими людьми не чинили, потому что многих государств Государи живут при Его Государеве милости в холопстве, в тишине и благоденстве, и Ему Государю служат и дань дают, и он бы Богдай по томуж с себя и своих людей Государю дань давал златом и серебром и драгим каменьем и узорочным; и будет Князь Богдай с родом своим и со всеми оными улусными людьми под Его Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою будут послушны и покорны, дань и ясак с себя и рода своего и со всеми улусными людьми по воя годы учнут платить, и им Князь Богдаю со всеми своими улусными людьми жить на прежних своих городах без боязни, и велит Государь их оберегать Своим Государевым ратным людям, и того Князя Богдая с родом своим и с племянем и с его улусными людьми по их вере привесть к шерти, на том, чтоб быти со всем своим родом и улусными людьми под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою на веки неотступно в прямом холопстве, а будет Князь Богдай с родом своим и племянем и улусными своими людьми учинятся да непослушны и непокорны и Государева ясака и аманатов давать не учнут, и ему Ярофею с товарищи служилыми и промышленными людьми безвестным и тайным обычаем смирять их ратным боем, и как Бог помощи подаст, и будет под Государевою высокою рукою, и с него Богдая имать дань или ясак собольи шубы, соболи и ожерелья и пластины собольи и наполники собольи, и лисицы черныя и чернобурыя и бурыя и черно-черевые и красныя и шубы горностальи, и бобры и выдры, а у которых будет неясачных людей степныя места, а не лесныя, а в тех степных местах соболей и лисиц, и бобров и выдр нет и с тех людей имать иными какими сборми или узорочными товарами, что у них в их земле есть, золото или серебро, или камни или каменье дорогое, по их изможенью, а за тем бы он не раздумывал, что для своей ясачной звериной скудости им не быть под Государевою высокою, рукою и им бы ни в чем одно лично в том не [109] опасаться и впредь бы Государю прочно было и стоятельно, а им бы новым людям не в тягость и не в налог, чтоб им тем от Царския высокия руки не отгонить, а имать у них, что им в мочь платить; а будет они Князи Лавкай, Шильгиней и Гильдигей и Князь Богдай с родом своим и улусными людьми платить не учнут, и под Государевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою в вечном холопстве быть не захотят, и на них на Князей на Лавкая и на Шильгинея и на Гильдига и на Князь Богдая и на иных неясачных людей, прося у Бога милости, Воевода Дмитрий Андреевич Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, будут они собрав вся со многими ратными большими людьми, и велят их всех побивать и вешать и разорять, а повоевав до основанья жен их и детей в полон возмут, а будет они неясачные люди Государю покорны и послушны во всем будут, и иных людей потомуж приводить по их вере к шерти, что они однолично быв под Государевою Царскою Высокою рукою в вечном ясачном холопстве во веки неподвижно быть, и ясак бы с себя и улусных своих людей по вся годы безпереводно платить; и меж служилыми промышленными людьми, которые с ним Ярофеем охочие люди и тех людей судить и расправа чинить, смотря по вине, ото всякого дурна унимать, и за непослушание и за воровство чинить им наказание, а будет которые служилые и промышленные люди учнут тебе Ярофею челобитныя подавать о суде по кабалам, то судить их, а в больших делатъ срочить в Якутской Острог, имать по их поручныя записки, и поручныя записи и челобитныя и записки присылать в Якутской острог, в съезжую избу к Воеводе Дритрию Андреевичу Францбекову, да Дьяку Осипу Степанову; да емуж Ярофею бередчи смотреть накрепко, чтоб сторонние торговые и промышленные люди у ясачных иноземцов мягкия рухляди никакой не покупали, а будет станут с иноземцами торговати и мягкую рухлядь покупать, и ему Ярофею у тех людей та иноземная мягкая рухлядь имать на Государя, и присылать в Якутской острог, и тех людей, у кого будет взята, присылать в Якутской острог за приставы или за порукою, а в Якутском остроге велеть явиться в съезжей избе Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да Дьяку Осипу [110] Степанову; в другие Божиею милостию а Государевым счастьем, на Шилку рекую перейдёте и на Велику реку Амур в Князь Лавкаево княженье в город приедете, и тем новых людей Князя Лавкая, и Князя Шильгинея и Князя Гильдигу и Князя Богдая с родом и со всеми их людьми, или иным каких неясачных людей, идучи дорогою по Олекме и по Тугирю под Государеву Царскую высокую руку приведете вновь и ясаку с них вперед на 159 год возмете и аманатов поймаете, и Ярофею с тою Государевою ясачною и поминочною казною послать в Якутской острог сколько человек пригоже и той Государеве ясачной соболиной казне ясачныя именныя книги, и рекам чертежи, и много ли по тем рекам людей живет и каковы люди и о том отписать в Якутской острог в съезжую избу, к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову. А как он Ярофей учнет посылать ко Князю Богдаю служилых людей в послы, и ему Ярофею написать Государева титла слово в слово, и приказать говорить в посольстве про Государево Царево и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии многолетное здоровье в Его Государеву повышенью с большим опасеньем, и никакою простотою в посольстве не оказаться, а титла писаны ниже сего.
Бога в Троице славимаго милостию, Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Русии Самодержец, Владимирский и Московский и Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский, Великий Князь Иверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Нижнего Новагорода, Низовския Земли, Рязанский, Ростовский и Ярославский, Белозерский и Удорский и Обдорский, Кондийский и всея Северныя страны, Повелитель Иверский земли Карталинских и Грузинских Царей, Кабардинския земли Черкасских и Горских Князей, и иных многих Государств Государь и Обладатель.
«Велели говорить по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии указу Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, тебе Князю Богдаю, чтобы ты был под Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии [111] Самодержца высокою рукою, а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь Всея Русии силен, велик и страшен многим Царям и Государям, и Великим Князьям Повелитель и Государь, и служат Ему Государю Цари и Великие Князья со всеми своими государствы, которые все выше в Государеве титле написаны, и от Его Госудярскаго ратнаго боя никто стоять не может, а про тебя Князя Богдая Ему Государю было неведомо, и ныне Государь изволил нам приказать послать небольших людей и оказать к вам Государеву милость, посланы не для бою, что бы ты Богдай был под Его Государевою высокою рукою, а будет ты Богдай не будешь под Его Государевою высокою рукою в вечном холопстве, и мы будем на тебя писать к Великому Государю своему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Русии к Москве, чтоб Он Государь велел быть Своим Государевым ратным многим людям, и тебя Богдая за твое непослушание велел Государь разорить и город твой взять на Себя Государя, и всех вас, и жен и детей ваших побить без остатка, чтоб смотря на тебя Князя Богдая и на твое непослушание и иные Даурския земли Князи, которые не под твоим княженьем живут, видя Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии и смертную казнь и разорение, были бы покорны и послушны без бою, а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Руссии милостив, кровям не чьим неискатель, которые Ему Государю добьют челом в холопстве и учнут непротивны быть, тех их кровей и не искатель и их пожалует, да и тебе Князю Богдаю ведомоб было, что и до больших Государевых людей на тебя Князя Богдая Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков и Дьяк Осип Степанов пойдут шестью тысячи с пушками и с огненным многим боем, за твое Богдаево непослушание. Люди посланы были для проведывания Лавкаева князения; а ныне посланы небольшие люди для посольства и ведомости: будет ли твое Богдаево послушание? А здесь в Его Государеве Цареве и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии в одном Сибирском государстве и вверх и вниз по Лене и по иным сторонним рекам в Его Государеве в вечном холопстве в одном городе Якуты, Тунгусы и Юкагиры многие люди [112] ратному бою навычны, и Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Русии на изменников и на непослушных людей в походы ходят и бьются, не щадя голов своих в смерти, и самому тебе Князю Богдаю ведомо, потому что Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ясачныя Тунгусы с Князь Лавкаевыми с улусными людьми сходятся и живут с Олекмы на Шильских и на Амурских вершинах.

Воспроизводится по:

ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ О ПОДВИГАХ ЕРОФЕЯ ХАБАРОВА, НА АМУРЕ, В 1649-1651 ГГ. «Сын Отечества», 1840, кн. 1,С.-ПЕТЕРБУРГ

Стиль, пунктуация и орфография  сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2008
Категория: Акты исторические 1650г. | Добавил: ostrog (14.04.2012)
Просмотров: 515 | Теги: острог, Олекма, приказной, якутск, Даурия, Хабаров, Степанов, Францбеков, Илимск, Ерофей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]