Главная » Документы » Акты исторические 1640 -1649гг. » Акты исторические 1647г.

1647.09.01 ранее

1647 г. ранее сентября 1Отписка красноярского воеводы П.Д. Протасьева о присяге бурятского князца Ойлана и отправке казаков для строительства острожка на реке Уда.

(Л.33) Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю всея Руси холоп твой Петрушка Протасьев челом бъет. В нынешнем, Государь, во 155 году Милостию Божию и твоим, Государя Царя и Великого Князя Алексея Михаиловича всея Русии счастьем, твои государевы непослушники брацкие люди, на которых в прошлом во 153 году посылал я, холоп твой, служилых людей и тотар войною, а в нынешнем во 155 году я, холоп твой, посылал их призывать к твоему Царскому Величеству в холопство пятидесятника Савостку Самсонова да в толмачех томского казака Потапка Дорохова и они, брацкие люди, князец Ойлан со всею своею землицею и с улусными и с ясачными своими людьми, убояся твоего Царьского Величества тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю всея Руси, добили челом и учинились под твоею царьскою высокою рукою в вечном холопстве. В нынешнем, Государь, во 155 году июля в 6 по моей, холопа твоего, присылки и по призыву пятидесятника Савостки Самсонова да толмача Потапка Дорохова приехал к твоему царьскому величеству с ним, Савосткою и с Потапкой, он, князец Ойланко, сам в Красноярскои острог да с ним же, Государь, Ойланком приехали четыре человека улусных людей да Корчюнские землицы лутчей улусной человек Коктей. И я, холоп твой, для твоего царьского величества (Л.34) а для их брацких людей иноземства велел им, брацким людем, учинить встречю красноярским служилым и всяким людем и тотаром на конях в збруе и с оружьем и велел учинить стрельбу из мелкова оружья и ис пушек для, Государь, тово, что брацкой князец Ойланко многим иноземцом киргиским и тубинским тотаром и твоим государвым ясачным людем был до сех мест страшен и они, многие иноземцы из Киргиской земли съезжали ево брацкого кнзца Ойланка смотрить. Июля, Государь, в 10 князец Ойланко и улусные ево люди были передо мною, холопом твоим, в съезжей избе и челом ударили тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю всея Русии, в поминках князец Ойланко осьмнатцеть соболей с пупки и с хвосты да корченской улусной мужик челом ударил тебе, Государю, с своего улусу восмь соболей, красноярская, Государь, оценка тем соболем и пупком дватцать один рубль десять алтын. Да наперед, Государь, тово он же, князец Ойлан и улусные люди преж приезду своего челом ударили те, Великому Государю, и прислали в поминках же и в ясак три сорока двенатцеть соболей да два бобра по сибирский, Государь, оценке тое мяхкие рухледи на сто рублев. И те, Государь, их брацкие соболи и бобры посыланы к тебе, Государю, преже сего с атаманом с Милославом Кольцовым вместе с твоею государевою соболиною казною, а нынешние, Государь, ево, князца Ойлана, поминочные соболи велел я, холоп твой, у них в твою Государеву казну принять, а ему, Ойлану, розказал про твое царьское величество, что (Л. 35) многие окрестные государьства и кочевые орды тебе, Великому Государю Царю и Великому Кнзю Алексею Михайловичю всея Русии, многих государьств государю и благодетелю покорны и земля Сибирского царьства и колмаки и мугалы издавна под державою вашего Царского Величества, а которые люди дальние и не ведая твоего Царьского величества были тебе, Великому Государю, непокорны и на тех непослушных людей велел ты велики Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Руси посылать гдрвых воинских людеи с вогненным боем и велел тех своих государевых непослушников воевать и твои государевы ратные люди тех непослушных людей воевали и нынеча те все твои государевы непослушники под твоею ж Царского Величества высокою рукою. А он, Ойланко, слыша про твое царьское величество, был мнго лет Государю непокорен и приходил многажды войною на твои, Государь, ясачные волости тайным обычаеми твоих государевых ясачных людей воевал и в полон к себе имал и ясак с них на себя збирал и ты великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович (Л.36) всея Русии положил на нево князца Ойлана за то гнев свой и велел ево своим государевым ратным людем повоевать и розорить без остатка и твои государевы ратные люди по твоему государеву указу ево, князца Ойланка, повоевали и жену ево и детей и внучат живых поимали, а после ево ойланова разоренья положил ты, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Руси, на свое царьское млстивое [371] расмотрене, жены ево и детей и внучат и весь ево брацкой полон казнить не велел, ожидая иво, Ойланка, к твоему Царьскому Величеству покорства. И нынеча он, Ойлан, убояся твоего Царьского Величества, и не хотя впредь на себя навесть от твоих гдрвых ратных людеи войны и разорнеья тебе, Великому Гдрю, добил челом и хочет быть под твоею царьскою высокою рукою в вечном холопстве и ты, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Русии, пожалуешь ево, князца Ойланка, своим царьским жалованьем для их иноземства прежние их брацких (Л.37) людей вины велишь отдать и учнешь ты, Великий Государь, ево, князца Ойланка и братью и детей ево и племянников и улусных и ясачных ево людей держать под своею царьскою высокою рукою в своеим царьском милостивом призренье и в береженье и в войну и в обиду никаким воинским людем отдать ево не велишь, чтоб он, князец Ойлан, со всеми своими улусными людьми был на твою Царьскою милость во всем надежны.
И выслушав, Государь, князец Ойланко моей, холопа твоего, речи говорил что де он преж сего [не] слухом слышал про тебя, Великого Госудря, достаточно де про твое Царьское Величество не ведал, был в своей земле владетелем и никому дани не давывал а на твои де государевы ясачные волости прихаживал он войною потому прежде сего он, Ойлан, имал с них ясак, а ныне де учали они бысть ему непослушны и в том де он перед тобою, Великим Госудрем Царем и Великим Князем Алексеем Михайловичем всея Русии, виноват, а нынеча он рад под твою царьскою высокою руку быть в вечном (Л.38) холопстве и з братьями и з детьми своими и с племянники своими и со всеми своими улусными и ясачными людьми всею своею землицею в век неподвижно, чтоб де ты пожаловал ево, Ойланка, велел жену ево и сына ево князца Изеня и весь ево полон отдал и отпустил их в свою землю. И я, холоп твой, говорил ему, Ойланку, чтоб он, Ойлан и с сыном своим Изенем и с своими улусными людьми, которые с ним приехали в Красноярской острог и вместо братей и детей своих и за все свои улусные и ясачные люди тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михаиловичю всея Руси, дали по своей вере шерть на том, что ему, Ойланку, и з братьями и з детьми и с племянники своими и со всеми своими улусными людьми быть под твоею царьскою высокою рукою в холопстве вовеки неподвижно и тебе Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю всея Руси служить и прямить и во всем тебе, Государю, добра хотети и ясак со всех улусных своих и ясачных (Л.39) людей давати и учинил бы со мною, холопом твоим, они, Ойлан, договор в оманатах и о тоем государеве ясаку и улусных бы и ясачных своих людей всех объявил, сколько человек в ево Ойланкове землице будет твоих государевых ясачных людей, а потом ему, Оиланку, против ево челобиьтя твои Государев указ будет, как тебе, Государю, Бог известит. И тово ж, Государь, часу брацкой князец Ойлан и сын иво князец Изень и пять человек улусных людей, выслушав речи, тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михаиловичю всея Руси дали по своей вере шерть на том, что бытии ему, князцу Ойлану и братьям ево и детем и племянником со всеми своими улусными и ясачными людьми под твоею царьскою высокою рукою в вечном холопстве и тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михаиловичю всея Руси, служити и прямити и во всем добра хотети безо всякие хитрости и ясак тебе, Государю, со всех улусных и ясачных людеи давати сполна окроме их князцей против иных твоих государевых ясачных (Л.40) людей. А на шертвованье, Государь, чли им, брацким людем, шертвовальную запись всю сполна по которой шертвовальнои записе приводил я, холоп твой, за тебя, Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михаиловича всея Русии, к шерти всех Красноярсокго уезду иноземцов. Да на шертвованье ж, Государь, объявил князец Ойланко тебе, Государю, ясачных людей в десяти улусех сто тритцеть четыре человека да Корчюнской землице четыре человека да Корчюнской землице улусной мужик Коктей объявил в двух Корчюнских улусех ясачных людеи шестьдесят человек, а поимянно де, Государь, тех ясачных людей сказать они не упомнят как де будут в их земле твои государевы ясачные зборщики и те де ясачные люд перед ними все объявятца налицо.
Да они, Государь, брацкие люди князец Ойлан бил челом тебе, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михаиловичю всея Руси, чтоб ты, Государь, пожаловал указал в ево, оиланкове, землице промеж ясачных людей для обереганья их брацкимх людеи от иных от немирных земель от войны и для своего государева ясачного сбору острожек поставить на реке [372] (Л.41) на Уде. А наперед, Государь, тово посылал я, холоп твой, в их Брацкую землю служилых людей, велел росмотрить, где мочно бытии острожку в их Брацкой земле и мне, холопу твоему, служилые люди пятидесятники Первушка Драчев да Савостка Самсонов с товраищи подали за своими руками доездные памяти, а Красноярского ж, Государь, острогу атаманы дали мне, холопу твоему, за своими руками скаску, что в Брацкой земле в Ойлановых улусных и в ясачных людех бысть мочно острожку на речке на Уде повыше реки Мары место угоже и лесу много и земля добра и пашня завесть мочно и твоим государевым ясачным людем будет от воинских людей защита и брацким людем укрепленье в хлебные де, Государь, запасы возить служилым людем оклады мочно свои в тот острожек в судех.
И я, холоп твой, не отпуская князца Ойлана и брацких людеи из Красноярского острога, июля в 26 того ж 155 году послал в Брацкую землю атамана Елисея Тюменцова с пешими казаками в судех и велел им (Л.42) поставить в Брацкой в Ойланове земле на реке на Уде острожек со всякими острожными крепостьми да ему ж атаману, Елисею Тюменцову, велел я, холоп твой, поставя острог в Брацкой земле переписать ясачных людей всех налицо в ымянные ясачные книги и велел с них збирати твой государев ясак против иных твоих государевых ясачных людей с человека по соболю поминочному да по пяти соболей ясачных, а про закладчиков, Государь, и дву брацких людей сидеть в Красноярском остроге в закладе учинил я, холоп твой, с князцом Ойланом договор сидеть в закладе князцу Ойлану и сыну ево князцу Изеню на волю кто из них в Красноярском остроге похочет в закладе остатца. И в Красноярском, Государь, остроге остался в закладе сам князец Ойлан да улусной человек Коктей, а жену, Государь, ево оиланову и сына иво князца Изеня з женою и улусных людей, которые приезжали с Оиланом, и ясачного мужика жена которая сидела в оманацком дворе отпустил я, холоп твой, в их Брацкую (Л.43) землю. А для, Государь, провожанья посланы с ними брацкими людьми конной казак Никитка Кочергин да в толмачех томской казак Потапко Дорохов. А для, Государь, ево ойланкова выезду дано ему Ойлану твоего царьского жалованья однорядка летчинная да вершеснь красной да сыну иво князцу Изеню да Корчюнские земли лутчему улусному человеку Коктею по три аршина лехчины ж. И велел я, холоп твой, брацкому князцу Оилану в Красноярском остроге жить на казачье дворе, а в приставех у него конной атаман Федор Лукьянов да толмачь Ивашко Кожалов да четыре человека казаков на карауле и велел ему давать кормец а в оманацой, Государь, двор посадить иво я, холоп твой, не велел потому что омонацкой двор вместо тюрьмы, а он князець Ойлан человек дикой и незнающей, чтоб сидети в омонацком дворе без людей над собою которого дурна не учинил, а впредь о том что ты, Государь, укажешь да для твоего царьского величества был князец Ойлан у меня, холоп твоего, на дворе и принес ко мне, холопу твоему, в подарках от себя и от своих (Л.44) улусных людей два бобра да Корчюнского улусу лутчей улусной человек Коктей принес ко мне, холопу твоему, бобра красноярская, Государь, оценка тем трем бобрам три рубля с полтиною и с ево, Государь, князца ойланова выездом и с твоими государевыми поминочными собольми посланы к тебе, Государю, пятидесятник Савостка Самсонов да пешей казак Оничка Ларионов а мои, холопа твоего, бобришка посланы к тебе, Государю, с ним с пятидесятником Савосткою Самсоновым. А на нынешней, Государь, на 155 год и впредь на 156 год пятидесятнику Савостке Самсонову и служилому человеку Оничке Ларионову твое Государево, денежное жалованье дано оклады их сполна.

РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Стб. 292. Л. 33 – 44. Подлинник.

Воспроизводится по:

Барахович П.Н.
Служилое население Центральной Сибири в XVII столетии (Енисейский и Красноярский уезды). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. 2016г. С. 370 —372 .

Категория: Акты исторические 1647г. | Добавил: ostrog (16.02.2017)
Просмотров: 53 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]