Главная » Документы » Акты исторические 1640 -1649гг. » Акты исторические 1646г.

1646.09.11 ранее

1646 г. не позднее сентября 11.1Челобитная тобольских, березовских и енисейских служилых людей в Сибирский приказ об основании Верхоленского острога, сборе ясака с тунгусов и бурят, столкновениях с ними и лишениях, которым подвергались служилые люди.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьют челом холопи твои государевы из Верхоленсково Братцково острошку тобольские, березовские и енисейские служилые люди Якунка Куклин, Мишка Сорокин, Поспелко Иванов, Пахомко Левонтьев, Юшко Поспелов, Сенка Иванов, Степка Малахов, Федка Литвин, Олешка Офонасьев, Олешка Иванов, Акимка Иванов, Якунка Федоров, березовские Бориско Канкаров, Кирилко Кунсин, Пронка Задубин, Федка Мещеряков, Гришка Жихнов, Мишка Козлов, Онтипка Сорокин, Шестанко Коршунов, Артюшка Яковлев; енисейские Макарко Никитин, Трошко Сидоров, Якунка Софронов, Федка Стефанов толмач.
В прошлом, государь, во 149 г.2 маия в 30 день посланы мы, холопи твои, с усть Куты на твою государеву службу в верх по Лене реке во усть Куленги реки с пятидесятником с Мартыном Васильевым 50 человек и велено нам, холопем твоим, по твоему государеву указу и по наказной памяте стольников и воевод Петра Петровича Головина, Матвея Богдановича Глебова, дьяка Еуфимья Филатова, в верх Лены реки на усть Куленги поставить острог и, поставя острог, збирать твой государев ясак с тынгусов с розных родов, которые иноземцы тынгусы и братцкие люди тебе, государю, непокорны были и ясаку с себя преж сего не давывали, и поставя острог, и велено нам жить Верхоленском в Братцком острошке до перемены и на остроге караул караулить и аманатов беречь и всякие твои государевы зделья делать. И как, государь, мы, холопи твои, пошли с усть Куты в верх по Лене реке с хлебными запасы и с аманатом братцким в досщенниках и на Лене реке замелели, досщениками итти невозможно , и пятидесятник Мартын Васильев велел делать струги новые, в чем бы мошно поднятца, и мы, холопи твои, зделали четырнатцать стругов великою нужею и топоренка приломали, и что было взято с собою у нас, холопей твоих, предена для ради сетишек рыбные ловли, из тово предена поделали бечевы и пошли в верх Лены, не дошед до усть Куленги версты за 4, и почал быть путь поздной. Изобрав место, где быть острогу, и почали делать острог на спех днем и ночью, потому что стала осень, и острог и башни и избы в остроге поставили и около острогу чеснок побили и надолобы двойные и твой государев ясак собрали на 150 г.3 с тынгусов с розных родов и с брацких людей. И после ясаку, по твоему государеву указу и по наказной памяте стольников и воевод Петра Петровича Головина с товарыщи [76] велено пятидесятнику Мартину Васильеву аманата Куржума выпустить, а в его место взять сына его Чевдока в оманаты, и как ево, Куржума, выпустили, и с ним, Куржумом, послал пятидесятник Мартын Васильев 6 человек служилых людей для твоего государева ясаку и для прииску новых землиц. И те брацкие люди икирежи Куржум своими людьми тех служилых людей побили и тебе, государю, впредь ясак отказали и тебе, государю, изменили, позабыли твою государеву хлеб соль и на чем свою дали шерть.
И в прошлом же государь во 150 г. твои государевы стольники и воеводы Петр Петрович Головин с товарищи по твоему государеву указу послали из Якутцково острогу пятидесятника Курбата Иванова на перемену пятидесятнику Мартыну Васильеву, и велено ему, пятидесятнику Курбату Иванову, дождався с Илимсково волоку пятидесятника Василья Горемыкина, служилыми людьми и нам холопем твоим с ним, Курбатом, итти войною на тех твоих государевых изменников на братцких людей на икирежей, что те брацкие люди тебе, государю, изменили и служилых людей побили и на 151 г. твоего государева ясаку не дали. И нас, холопей твоих, пятидесятник Курбат послал на Илимской волок для ради хлебной нужи, а иные невеликие люди в остроге остались у государевой казны и у аманата. И на Илимской волок нас, холопей твоих, пошло 15 человек, и велено нам прибрать на Илимском волоку на государеву службу из промышленных и из гу[ля]щих охочих людей на твоих государевых изменников на братцких людей, и прибрали мы, холопи твои, охочих людей 30 человек на твою государеву службу и подымали собою хлебными запасы и оружием и порохом и свинцом, покупаючи и должася у торговых людей дорогою ценою.
И как, государь, с Илимсково волоку и в Верхоленской в Братцкой острог пришел пятидесятник Василей Горемыкин с нами служилыми людьми и с охочими с промышленными людьми 50 человеки в Верхоленской острог, и нам, холопем твоим государевым, пятидесятник Курбат Иванов по твоему государеву указу сказал твою государеву службу, итти на тех твоих государевых изменников на икиреж, и мы, холопи твои, поделали лыжи и нарты и промеж собою покупали дорогою ценою и марта в 27 день с пятидесятники с Курбатом Ивановым да с Васильем Горемыкиным пошли на ту твою государеву службу 44 человеки, взяв с собою в вожи тынгусково князца Нокора. И, с божиею милостию и твоим государьским счастием, пришли на братцких людей на улусы апреля в 2 день на самое Христово светлое воскресенье и тех твоих государевых изменников погромили, князца Бобока взяли ранена и скота и ясырю взяли ж и с тех погромных юрт сошли версты з 2 и стали в засеку. И братцкие люди почали приезжать и стали мирится и тебе, государю, с себя и своих улусных людей стали ясак сулить и почали прошать ясырь на выкуп, и пятидесятник Курбат Иванов ясырь на выкуп велели отдавать. И они, государь, братцкие люди икирежи и булгудаи на утреной зоре собрався большими людьми сот 6 и кругом с щитами обошли и почали по нас из за щитов [77] стрелять, и мы, государь, холопи твои, прося у бога милости, с теми братцкими людьми поставили бой и из засеки вышли вон невеликими людьми с Курбатом и стали по обе стороны по щитам стрелять, а иные служилые люди из засеки почали стрелять и, божиею милостию и твоим государьским счастьем, у братцких людей сщиты отбили и братцких людей на приступе и на побеге многих побили и переранили и копья и луки и саадаки и шеломы с голов отбили. И они, братцкие люди, с того бою побежали, друг друга не зведали, и мы, государь, после того бою с пятидесятником с Курбатом Ивановым да с Васильем Горемыкиным на отход пошли в Верхоленской острог и пришли все с бою здравы, а хто, государь, на бою мужика убил ли, ранил и хто под мужиком коня подстрелил, пятидесятники Курбат Иванов да Василей Горемыкин писали в Якутцкой острог имянно в росписи к стольником и воеводам к Петру Петровичю Головину с товарыщи.
А в прошлом же, государь во 151 г. по твоему государеву указу и по наказной памяте стольников и воевод Петра Петровича Головина с товарыщи, послал нас, холопей твоих, из Верхоленсково Братцково острошку пятидесятник Курбат Иванов на усть Куты для твоего государева жалованья хлебново и денежново и соляных окладов и велел нам, холопем твоим, по твоему государеву указу прибрать из промышленых и из гулящих охочих людей на твою государеву службу на Байкал и на Ламу. И по твоему государеву указу и по наказной памяте пятидесятника Курбата Иванова прибрали мы, холопи твои, промышленых и гулящих охочих людей на твою государеву службу на Байкал и на Ламу 48 человек и мы, холопи твои государевы, должилися у торговых людей хлебными запасы, а оружие и порох и свинец покупали дорогою ценою, должася великими долгами, и подымали на твою государеву службу на Байкал промышленых и гулящих охочих людей, рублев по 50 и по 60 ставился подъем. И как, государь, пришли в Верхоленской в Братцкой острог с хлебными запасы и с денежным жалованьем и с охочими с промышлеными людьми, и пятидесятник Курбат Иванов исказал нам, холопем твоим, твою государеву службу на Байкал. Июня в 21 день с пятидесятником с Курбатом Ивановым, взяв в вожи тынгусково князца Можеуля, и пошли на твою государеву службу на Байкал 48 человек, а иных невеликих служилых людей оставили в остроге у государевой казны и у аманата. И божиею милостию и твоим государьским счастием, пришли край Ламы июля в 2 день и пятидесятник Курбат Иванов велел нам, холопем твоим, поделать суды, а которые, государь, братцкие люди по сю сторону Ламы коринцы и батулинцы князец Обоголдей стали миритца и ясак тебе, государю, с себя сулить, и тех братцких людей не воевали.
И переехали на Ольхон остров, и братцкие люди тебе, государю, непокорны и поставили с нами бой, учали дратися, сели в осаде в каменю и, с божиею милостию и твоим государьским счастием, тех братцких людей на драке многих побили, а иных взяли живьем [78] и ясырю и скота взяли. И после бою те братцкие люди почали миритца и тебе, государю, с себя стали ясак сулить, и которые братцкие люди взяты были на бою живьем и тех братцких людей пятидесятник Курбат Иванов и мы, холопи твои, отпустили з женами и с детьми на твое государево имя, а в оманаты взять было, государь, неково лутчие люди все разбежались. И на Ламе пятидесятник Курбат оставил для твоего государева ясашново збору и прииску новых землиц 6 человек служилых людей Семенку Скороходова да Ондрюшку Лопухина с товарыщи 30 человек промышленых и охочих людей и оманат, име его ж Вал, тынгуской князец Киндигирсково роду, и те, государь, служилые люди божиим судом на Ламе побиты их 16 человек промышленых людей, а 12 человек промышленых людей вышло зимою в Верхоленской острог, а 2 человека выплыли Ламою и по Енисею с твоею государевою казною в Енисейской острог Левка Вятченин, что он Семенка Скороходов с товарыщи собрал с новой землицы на Байкале и на усть Ангары твоего государева ясаку с тынгусов Киндигирсково роду.
И во 152 г. сентября в 4 день с пятидесятником с Курбатом пришли в Верхоленской острог, и нам, холопем твоим государевым, на 152 г. твоего государева хлебново и денежново жалованья не дано, и нам, государь, что бог подаровал на твоей государевой службе на Байкале и на Ламе скотишка, и промеж говейна ели сповал мясо, души свои сквернили, а в великой пост ели муку, с сосною мешали. И служили мы, холопи твои, без твоего государева жалованья 9 месяцев, нужу и голод терпели и твоей государевы службы не отстали и твой государев ясак збирали.
Да в прошлом же, государь, во 152 г. мы, холопи твои, били челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, подали челобитную в Верхоленском острошке пятидесятнику Курбату Иванову, что живут братцкие люди готелы на речке на Оде, чинятца государю сильны и ясаку с себя не дают и угрожают служилых людей убойством. И мы, холопи твои, пошли на твою государеву службу с пятидесятником с Курбатом Ивановым к Енисею на речку на Оду войною на тех сильных на братцких людей на князца Тоглоя и на его улусных людей, что те братцкие люди учинились тебе, государю, непокорны, ясаку с себя не дают, а буде де служилые люди с тынгусами будут к нам для ясаку и мы де служилых людей побьем, а тынгусов де в котле сварим. И, божиею милостию и твоим государьским счастьем, тех братцких людей погромили юрт с 40 и братцких людей многих побили и князца Тоглоя на бою взяли в аманаты и ясарю взяли душ с 50 и скота и [в] Верхоленской острог пришли все с бою здравы. И после того братцкие люди стали приезжать в острог, икирежи и булгудаи и готелы шерть давали на том, что тебе, государю, ясак дать и быть под твоею государевою царскою высокою рукою навеки, и ясарь на выкуп отдали весь. И осенью пришед под острог, братцкие люди у нас, холопей твоих, кони все отгонили, и генваря в 1 день, скопися братцкие люди всею землею, пришли под острог и острог осадили [79] кругом и сена у нас, холопей твоих, прижгли и стояли под острогом десять ден, а иные брацкие люди ленские ходили на Тутуру и пашенново крестьянина Оверку Елизарева розорили, 5 человек руских людей убили, кони и коровы отогнали, и мы, государь невеликими людьми острог отсидели и твой государев ясак собрали. И пятидесятник Курбат писал на Илимской волок к сыну боярскому к Олексею Бедареву о прибавошных людех, и сын боярской Олексей Бедарев прибрал охочих и промышленых людей 100 человек и с ними енисейсково служилого человека Олексея Яковлева Оленя и послал в Верхоленской острог, и мы, холопы твои государевы, с пятидесятником Курбатом и с Олексеем ходили в два похода на тех твоих государевых изменников на братцких людей и братцких людей сойти не могли, потому что охочие промышленые люди пеши, а у нас, государь, лошаденка была и те лошаденка нужны, пристали лошаденка вешные и безкормица, что было сенишек, и то брацкие люди прижгли, и на той твоей государеве службе много нуж и голоду терпели. И как пришли в острог и Олексей с промышлеными людьми, поделав плоты и сплыв на усть Куты, и мы, холопи твои государевы, опять остались в остроге с пятидесятником невеликими людьми в осаде от тех же братцких людей.
И мы, государь, на той твоей государеве службе обдолжали великими долгами, подымаючи на те твои государевы службы охочих промышленых людей, а твое государево хлебное жалованье нам, холопем твоим, по вся годы не доходит, помираем голодною смертию на твоей государеве дальной службе, женатым нам, холопем твоим, идет твое государево жалованье хлебное и соляное с выворотом, треть выворот и на жен и на детей, а мы, холопи твои, в том и в конец погибли, а хлебное твое государево жалованье идет нам, холопем твоим, не против твоего государева указу вчетверопудную четверть в колтарной вес, а тот вес, государь, голоден. Да нам же, государь, твоего государева жалованья не дано пороху и свинцу на 151 и на 152 г. и на нынешней на 153 г. порох и свинец покупали дорогою ценою и гулящих и промышленых людей подымали на твою государеву службу своим порохом и свинцом, должася великими долгами, головы свои складываем и кровь свою проливаем за тебя, праведного государя, а те наши службишка тебе, праведному государю, невестимы. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй государь нас, холопей своих, вели государь своим государевым воеводам Василью Никитичю Пушкину да Кирилу Осиповичю Супоневу, диаку Петру Стеншину принять сию челобитную и подклеить под списку и послать к себе, ко государь, к Москве, чтоб наши службишка, нужи и бедности тебе государю были б вестимы, чтоб нам, холопем твоим государевым, будучи на твоей государеве дальной службе, голодною смертию не помереть и впредь бы твоей царьской службы не отбыть. Царь, государь, смилуйся. [80]

На обороте документа рукоприкладство служилых людей и помета: «154 г. сентября в 11 день подали челобитную Верхоленского острогу служилые люди Трофим Сидоров с товарыщи. В столп».

ЦГАДА, ф. 214 — Сибирский приказ, столб. 273 — 274, лл. 54 — 61.

Примечания:

1. Вероятно документ датирован не точно. Учитывая то что в тексте 153 (1644/1645)г. указан как "нынешний", а дата подачи в Сибирском указе 11 сентября 154 (1645) года  наиболее вероятная дата написания документа является начало 1645 года. (Примечание сайта "Памятники Сибирской истории")
2. 1641 год.
3. 1641/42 год.

Воспроизводится по:

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Сетевая версия – В. Трухин, 2009


 

Категория: Акты исторические 1646г. | Добавил: ostrog (10.04.2012)
Просмотров: 481 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]