Главная » Документы » Акты исторические 1640 -1649гг. » Акты исторические 1640г.

1640.09.04
1640 г. сентября 4. — Наказная память тобольскому казачьему десятнику Оникиеву.

Лета 7149-го Сентября в 4 день, по Государеву, цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, столника и воеводы Петр Петрович Головин да Матвей Богданович Глебов да дияк Еуфимей Филатов велели итить с волоку Ленского Тоболского города служилым людем десятнику казачью Оксенку Оникееву, Семенке Кырнаеву, Гаврилку Сурнину, Гришке Тимофееву Табуркину, Максимку Васильеву Тотмянину, Тимошке Анисимову Ярославцу, Федке Трапезе, Ивашку Володимерцову, Кондрашке Мясину, Ивашку Баранову с усть Куты реки вверх по Лене реке до Иги реки, где преж сего верх киренские ясачные зборщики осеновывали, а осеновав на усть Иги реки идтить им, Оксенку с товарыщы, лыжным путем в нартах через хребет на верх Киренги реки в Икогирскую и в иныя волости к Тунгуским князцом и к их улусным людем, и пришод ему Оксенку, с товарыщы в ту, в Икогирскую и в иныя волости к тунгуским князцом и к их улусным людем говорити, что государь, царь и великий князь Михаило Федорович всеа Русии прислал столников и воевод Петра Петровича Головина да Матвея Богдановича Глебова да дияка Еуфимия Филатова со многими ратными людми и со огняным боем и с пушками, а велели неясачных тунгусов и братов под свою царскую высокую руку приводить и ясак с них велел на себя, государя, имать, а буде которые неясачные люди ево царского величества непослушны будут и ясаку с себя государю платить неучнут и на них столники и воеводы Петр Петрович Головин с товарыщы, но государеву указу, пошлют многих служилых людй с огняным боем, с пушками, и ониб тунгуские князцы, слыша ево государское величество, [32] ему государю служили и ясак с себя м с улусными людми ему, государю, давали на нынешней на 149 год перед прошлым 148-м годом с прибавкою недожидаяся на себя многих служилых людей войною, и с иных бы родов неясачных людей, тунгусов и братов, под государеву царскую высокую руку приводили и им тунгусом и братом говорил, чтоб они, тунгусы и браты, государю ясак давали и недорослей и захребетников выискивали, а вновь которыя землицы учянятца под государевою царскою высокою рукою послушны и ясак с себя и с улусных своих людей учнут государю давать и с тех людей взять ясак вновь ласкою и не с жесточью, как мочно, чтоб им было не в тягость и тем-б их наперво неожесточить, а кто сколко ясаку даст и хто имянем и которого роду и сколко их человек в роду, то писати в книги имянно, а в том в ясаке дать им иноземцом отписи впредь для спору, а подарку им дати против ясаку, примеряяся к прежним дачам, а взяв у них ясак, а затем будет у иноземцов соболей, и лисиц, и бобров, а те соболи, и лисицы, и бобры купить на государев товар, сколко мошно, а послано с ними государевых товаров для подарков и торгу одекуев синих четыре безмена, четыре безмена олова в блюдех и в тарелех, да меди в котлех 3 безмена, да на корм аманатом три пуда муки да жыру говяжья 3 безмена, да для братцких людей сукна красной летчины 2 аршина, да лазоревой летчины 2 аршина, и говорить тем князцом, чтоб они послали к братцким людем, и велели им говорити, чтоб они, слыша царское величество, ему, государю, служили и ясак с себя ему, государю, давали, а будет они, братцкие люди, учинятца государю непослушны и ясаку с себя недадут и на них будет, государевым повеленьем, война со огняным боем, с пушками, а самому ему, Оксенку, без аманатов в братцкие улусы неходить, чтоб над ними братцкие люди, как над прежними служилыми людми, никакова дурна неучинили, а будучи им, Оксенку с товарыщы, вверх Киренги реки роспрашывати тунгусов про братцких людей много ли их жывут вверх Киренги реки и сколь далече от них братцкие люди и не ясачные тунгусы жывут и сколко переходу сверх Киренги до Байкала озера и до Лами и до Шылки реки, и какие люди по Байкалу озеру и по Ламе и по Шылке реке жывут и пашенные люди там есть ли, и каков переход на Ламу, и на Байкал озеру, и на Шылку реку, конми ездят или пешы ходят, и в сколко ден переходят, и есть ли на Шылке серебро, по все роспрашивать подлинно и писать имянно на роспись служилому человеку, да ему ж, Оксенку, с товарыщы, идучи от усть Куты реки до усть Иги реки, и по Иге реке, и по Киренге росматривати по обе стороны Киренги и Иги рекн пашеннных мест и сенных покосов, сколко будет, и где будет наедут пашенных мест и и им те места сметить, написать имянно сколко будет на тех местах пашенных крестьян устроить мошно, и не чаять ли в тех местах на пашенных крестьян воинских людей отколева приходу, и которыя сторонния реки впали по обе стороны Киренги реки, и роспрашивать, какие [33] люди на них жывут, и многие ли люди, и сколь далече тех рек вершины, из каких мест Киренга и иныя реки выпали и сколь далече от Лены на Киренгу через хребет переходу лыжным путем в нартах, и покаместо они вверх Киренги дойдут по Киренге реке, и сторонним рекам, которыя в Киренгу впали, и пашенным местам зделати чертеж, каков для примеру дан ему, Гаврилку, чертеж, и с того чертежу с образца чертеж рекам и распросныя речи писати ему ж, Гаврилку, а однолично им, Оксенку с товарыщы, государевым делом промышлять неоплошась и ясак государев збирати с великим радением, и самим им государевым ясаком, соболми, и лисицами, и бобрами не корыстоватца, и вешинх соболей и недособолей в ясак не имати и будучи в ясачном зборе с ясачными людми своими товары не торговати и во всем им, Оксенку с товарыщы, будучи вверх Киренги реки Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии службы своя и радение показать и все росмотрити имянно и написать чертеж всем, Киренге реке и сторонним рекам и пашенным местам учинить роспись; чтоб им за ту службу видети себя в государевой милости и в жалованье, а будет он, Оксенко, с товарыщы своего оплошкою и нерадением вверх Киренги реки до ясачных людей не дойдут, или государева ясаку незберут, или пашенных мест досматривать не учнут, и про сторонния реки и про братов подлинно не роспросят, или чертежу не учинят или с ясачными людми учнут своими товары торговать на мяхкую рухлядь, на соболи, и на лисицы, и на бобры менять, или ясачным людем учинят в чем обиды и насилства, или по сей наказной памяти всего исполняти неучнут я им, Оксенку с товарыщы, до государеву, цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу быть в жестоком наказанье без пощады, а собрав им, Оксенку с товарыщы, государев ясак с тунгуских людей и учиня всему чертеж и роспрошав про братцких людей допряма, и написав пашенным местам роспросу своего и высмотру роспись, и им, Оксенку с товарыщи, сверх Киренги реки назад, на Ленской волок, идтить с великим бережением и на станех ставитися за сторожы, чтоб иноземцы над ними никакова дурна неучинили, а пришод на Ленской волок и явитися им в сезжей избе и государеву ясачную казну, что они, Оксенко с товарыщы, зберут, и чертеж всей Киренге реке и сторонним рекам, и книги ясачныя и имянныя ясачным людям подать в сезжей избе столником и воеводам Петру Петровичу Головину да Матвею Богдановичу Глебову да дьяку Еуфимию Филатову.

(Из дел Якут. Обл. Правления, столбец № 20, вязка 1-ая.)

Воспроизводится по:

А.А. Гоздаво-Голомбиевский. Опись чертежей, хранившихся в Разряде во II половине XVII века. Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции. М., 1889, кн. VI, отдел II,

Стиль, пунктуация и орфография сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2012
Категория: Акты исторические 1640г. | Добавил: ostrog (04.04.2012)
Просмотров: 485 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]