Главная » Документы » Акты исторические 1590 -1599гг. » Акты исторические 1593г.

1593–1594

1593 – 1594 г. – Наказ князю Андрею Елецкому с товарищами, отправленным в Сибирь для построения города на реке Таре, с приложением описи посланного с ними.1

...итти города ставить вверх Иртыша, на Тару реку, где бы государю было впредь прибыльняе, чтоб пашню завести, и Кучюма царя истеснить, и соль устроить, и тех бы волостей, которые бол... по сю сторону Тобольскаго п Тобольскаго уезду отвести оку... и привести к государю и укрепить и р… как приговорит князь Ондрей со князем Федором, но тому и итти, чтоб пр[итти] на то место, и судовой и копной р[ати], чтоб, город заняв на Таре реке, город зде[лать], высмотри место, ниже ли того, выше ли того, где пригоже, чтоб город зделать и укрепить. А запасы хлебные, и деньги на запас, и всякой наряд вести в судах. А наперед собя послать из Тобольского детей боярских, и татар, и казаков по воло[стем], которые по Иртышу, ясашных т[атар] собрать конных по росписи, какова с ни[м] роспись послана, которые ясашные живут по Иртышу вверх, и приказывать к ним государево жалованное слово, что государь их пожалует и в ясакех полегчит. А ныне б они, собрався все, шли конные и пешие с государевыми воеводами на Кучюма царя и на государевых изменников на мурзу и на нагайских людей. И которые государю ясашные люди ясаков не дают, и... о[строг] ставити им всем вместе, чтоб и[м] и вперед государевым ясашным людем жить по Иртышу от Кучюма царя и от нагайских людей безстрашно. А идучи из Тобольскаго, воеводе князю Ондрею с товарыщи про Кучюма царя и про нагайских людей проведывать, где /л. 152 об./ ныне Кучюм царь [кочует], и сторожи наперед себя конные по[сылать], чтоб Кучюм царь, собрався с нагайскими людьми, пришед над воеводами и над хлебными запасы безвесно порухи никоторой не учинил. А конным людем по тому ж итти бережно, чтоб им от Кучюма царя итти с великим береженьем, и от него беречись, чтоб на них не пришол. А буде[т] ясашные люди и князьки, которые живут по Иртышу, с воеводою со князем [Ондреем] на Кучюма царя и на нагайских людей [и город] ставить не пойдут и не послушают, и во[еводе] князю Ондрею Васильевичю, идучи Иртышем, те волости воевать, и посылки конные на них посылать, и изменников сыскивать, винных казнить, а черных людей к [шерти] приводить, а у иных заклады пои[мать], и ясак и прошлой и нынешней сполн[а с] волостей збирать, которые не почнут слуша[ться]. А которые волости сберутся вскоре, и будут послушны, и пойдут вскоре, собрався со князем Ондреем, и на тех ныне имать легкой ясак; а с которых будет и не взять, и то, посмотря по тамошнему делу, промышлять, как бы государеву делу было прибыльнее. А тех бы, кто не почнет слуш[ать], тех и извоевать, и привести во всем в государеву волю, и заклады у них поимати. И что будет ходу от Тобольскаго города до Тары, и что будет от Тары до Тобольскаю города, и что будет полем от новаго города от Тарскаго на Уфу... чтоб и вперед от них было безстрашно. А пришед на Тару реку, присмотрить под город место, где пригоже быти новому, городу, туто и место очистить и город поставить. А делать город и лес возить всею ратью, всеми людьми и конными и пешими, и зделать бы /л. 153/ город во всех сте-[348]нах, и в башнях и в городи... сажен около в полтретьяста или в [три]ста, то по месту смотря, да острог де[лати] сажен в 300, и в 400, и..., смотря по людям, и до 500 сажен... острог, то посмотря по людем, по там[ошнему делу]. А в городе быти самому князю Ондрею, да Бо[рису д]а Григорью, тому и у казны, и у збору, и у житниц быть, а хлебу быть в житницах в городе» ... да попам, да пушкарям, да стрельцам, утех быв городе дворцы были.  А в остроге места наогороды дать и где им в лете есть варить; а опроче воеводы да голо[в] ести ни у кого не варить; а воеводе и го[ловам] поварни в земле зделать, как бы бере... а в остроге казаком конным и татарам служилым Тобольским и тутошним и Тюменьским, чтоб быть безстрашным. А подлинно то в росп[иси] написано, которым людем с которого числа быти отпущеным и которым зимовать, и на те лошади сена изготовить. А отпущать конных, посмотри по Кучюме царе: будет царь не побежит и добивать челом не почнет, и людей с коньми больше оставить к зиме, а будет добьет челом и договор станет, и сына царевича даст в заклад, и отпустит ко государю к Москве, ино [тех] конных поменьше оставить к зиме. А [как] пойдет князь Ондрей из Тобольска и вм[есте] судовая рать с конной ратью пойдет, и о том к государю отписать, и как на новое место придет и город зделает и укрепит, и о том к государю подлинно отписать. И городовые места, и город, и острог на чертеж начертить, и всякие крепости выписать /л. 153 об./, где ст[анет] город, да с тем отписать ко государю подлинно, чтоб государю о всем было известно. А вск[инуть] город делать на всю рать: на детей боярских, и на литву, и на казаков на Тобольских и на Тюменских, и на новоприборных на жилецких людей, [и] на татар. А лес на город велети ронить легкой, чтоб вскоре город зделать. И житницы на государев запас велети поставить, и государев запас ве[сь] в житницах устроить. А делати город всеми ратными людьми и татары тутошними волостьми, сколько тутошних людей зберется к городовому делу, которые туто близко подошли. А сперва их б[ере]чись, велети и лес ронить и привозить под город; а стояли бы под городом, а в город их не пущать, покаместа город укрепится, чтоб и[м] людей государевых не смечать. А которые не учнут слушать и лесу к городовому [делу] возить, и их велеть воевагь и пои[мав укро]щать. А устроя город и наряд по горо[ду], всякие пушечные запасы устроить в казне по росписи, какова роспись послана. И быти в новом городе по сему государеву наказу. И государев запас в житницах держать за своею печатью. А при[го]род строить и быть в городничих и у вся[кого дела] и у житниц Григорью Елизарову [да ему] же со князем Ондреем и с Борисом во всяких делех быть и писать то[варищем], и ведать всякой збор и ясашн[ых] ведать ему ж. А велети жит[ниць] делать плотником в ту ж пору, то[лько] как город почнут делать. А Кучюму царю сперва приказывать глад... и его оплашивать, покаместа [го]род укрепится; а приказывать, [буд]то что государь Кучюма царя хочет держать под своею /л. 154/ царскою рукою, и сына к нему Облагаира [349]и людей [его], вперед пожаловав своим царским жалованьем, отпустит; а ныне бы жил вверх нового города, в которых городкех пригоже, чтоб ему не приходить тех волостей, которые за новым городом будут к Тобольскому городу. А прислал Кучюм царь сына своего... царевича, чт[об] было не безчестно царю прислать к государю сына своего и с ним лутчих людей дву-трех, а государь царь и великий кпязь тотчас пришлет ко царю к Кучюму сына его царевича Облагаира и людей его с ним, которого из Тобольскаго прислали. А промышлять князю Ондрею, чтоб Кучюм царь прислал к государю... ших царевичей лутчего, которой бы... человечнее. А котораго человека от царевича пошлет государь, и о том подлинно ко [князю] Ондрею отпишет государь, как ему быть вмесно. А будет оплоша мочно над царем промышлять, и посылка больш[ая] с татарскими людьми послати, чтоб над Кучюмом и над его женами и над детьми промыслить и извоевати их накрепко. А береженье накрепко от Кучюма паря держати. .А которые ево волости по Иртишу про[меж] Тобольского и меж нового города, [и в те] бы он волости царь однолично не вступался, и их от Кучюма царя беречи накрепко. А будет Кучюм царь учнет приходить, собрався со многими людьми, на государевых воевод и города ставить не даст, и учнет тесноту чинить, [и вое]воде князю Ондрею Васильевичю с товарыщи от Кучюма царя беречись, чтоб пришед Кучюм царь которые порухи не учинил. И город однолично присмотреть на Таре реке и поставить ранее, в котором месте пригоже. А в кою пору /л. 154 об./ учнут город делать и лес на город возить, и в то бы время было береженье от Кучюма царя великое, и быть в городе с великим береженьем и над Кучюмом царем промышлять. А как город поукрепят, и князю Ондрею с товарыщи над Кучюмом царем промышлять большими посылками, чтоб над ним поиск учинить, а себя от него уберечь. И проведав про него подлинно, послать на него посылку большую конных Казанских всех и из Тобол[ьск]а с вогне[нным] боем: Тобольских и Тюменских литв[у], и атаманов, и казаков, и служивых татар, и башкирцов, и тутошних ясашных татар, перебрав лутчих; Мамлея Мальцева с Казанскими людьми, а с Тобольскими и с Тюменскими голову Своитина Рупосова и атамана Черкаса и всяких лутчих людей. А будет над Кучюмом промыслу не начаят, а люди будет от него не поедут на государево имя, и над Кучюмом царем посылки большой, не розведав накрепко, вскоре не посылать, и к нему приказывать, и его оплашивать, и житье ему ослобождать в верхних городex. А промьгшляти над нагайским мурзою над Алеем, чтоб над тем [про]мыслить большою посылкою. А от Кучюма царя лутчих людей отговаривать, чтоб ехали к государю служить; а ссылались бы с ними Тобольские служивые татарове. А которые от царя придут, и тех жаловать, и сукна давать, и хлебца н[еве]лика давать. А лутчих самых два[-три] к государю отпустить, а государево им жалованье великое будет. А как над Кучюмом царем промыслят и его извоюют, и их изтеснят, и воеводе князю Ондрею с товарыщи отпустить Казанских и Свияжских и башкирцов назад /л. 155/ к себе, чтоб им поспеть к себе до заморозов и с голоду б им не помереть; а Тобольских людей в Тобольской, а Тюменских в Тюмень, а с собою в новом городе оставить людей по росписи, смотря по делу. А будет только ныне летом над Кучюмом царем промысл не иметь, и помыслить над ним будет не мочно, а правды в нем вперед не почаят, и воеводе князю Ондрею Васильевичю промышлять над ними с Тобольскими и с Тюменскими людьми зимним путем, где учнет кочевать, чтоб над ними промыслить и его извоевать. А будет у Тобольских и у Тюменских казаков и у Московских стрельцов запасу годо[вого] не станет и будут добре запасом нужны, и воеводе князю Ондрею Васильевичю им для их нужи из государева запасу, которой с ним  послал на запас, по осмине [муки] человеку, а иным по полуосмине, да по четверику круп, по четверику толокна, [350] смотря по их нуже, как что пригоже, чтоб их с голоду не поморить. А как воевода князь Ондрей с товарыши пришед город поставят и как над Кучюмом промыслят, и им отписати к государю к Москве подлинно в приказ к дьяку к Ондрею Щелкалову, чтоб было государю ведомо. А волости все, которые пошли по Иртышу в верхнюю землю, выведати в тот в новой город, и ясак с них имати, и велети приходить к [ним] и ясак платить по прежнему, почему они платили в Тобольской город. А ясашные книги тем всем волостям взяти в Тобольске у воеводы князя Федора Лобанова, по чему с них ясаку в Тобольской имано. И береженье к тем волостям держать /л. 155 об./ великое, о всем ссылался со князем Федором с Лобановым. А собрав ясак, посылать... на Тобольской город. А что к государю пошлет какого ясаку, и в Тобольской про то вес[т]ь посылать, чтоб князю Федору было в ведоме, чтоб князю Федору с тех волостей с верховых в другой ряд не имать, с которых волостей князь Ондрей возьмет. А что с тех волостей в тот в новой город ясаку соберется, и сколько с которой волости и с кого именем ясаков взято будет, и тот ясак записывать к книги однолично порознь по статьям, и держать тот ясашной збор в государевой казне за своею печатью. А взяти воеводе князю Ондрею с собою в повой город для письма подьячего Крянка Иванова, которой с ним с Москвы послан; а хлебнова ему жалованья дать 4 четверти муки, осмину круп, осмину толокна; и велеть ему быть у государевых у всяких дел в подьячих, и государевы всякие дела писать. А которые не почнут слушать и в город [при]ходить, и на те волости посылать во[йною] воевать [и] их голов и князьков их побивать, а животы их в роздел им: лошади, и животину, и всякую рухлядь имать в роздел ратным людем, а соболи и лисицы черные все на государя, а куница, и белка, и лисицы красные и бобры, то ратным людем в роздел.
Да память воеводе князю Ондрею Васильевичю Елецкому с товарыщи. По государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии указу, послано к вам с Москвы с Микитою с Ушаковым 700 рублев, да с Уланом с Оничковым послано к вам в новой город на Иртиш 35 котлов /л. 156/ медяных, а в них весу 9 пуд с четвертью, да в новой город вверх по Оби послано 356 котлов, а в них 9 пуд с четвертью ж. И как Микита и Улан с деньгами и с котлами на Лозву придут, и воеводе князю Ондрею Васильевичю с товарыщи те деньги у Микиты Ушакова и котлы у Улана взять сполна, и дати из тех денег на Лозве: в Пелымской город Василью Толстому служивым людем на жалованье 100 рублев, в Березов город Офонасью Благому 200 рублев, в Сургут Володимеру Оничкову 100 рублев, в Тюмень князю Петру Борятинскому 100 рублев, а к ним о тех деньгах от государя писано. Да с собою взять в новой город на Иртиш 200 рублев на запас. Да Володимеру ж Оничкову дати половину 35 котлов, а другую половину взяти с собою на Иртиш, и променити тамошним людем на соболи и на лисицы черные и на шубы на собольи, гривенку по 2 гривны, а пуд променить в 8  рублев; а что на те котлы соболей и лисиц и шуб собольих вымените, и в колько пуд по цене промените, и воеводе князю Ондрею Васильевичю с товарищи держать тое рухлядь в государеве казне у Григорья Елизарова за своею печатью и прислать к государю к Москве с ясашною казною вместе; да о том отписать к государю подлинно в приказ к дьяку к Ондрею Щелкалову.
[351]Роспись, что послано с воеводою со князем Ондреем Васильевичем с Елецким с товарищи в новой город на Тар реку ратных людей, и хлебных запасов, и наряду, и зелья, и свинцу /л. 156 об./. С сотником стрелецким с Самойлом с Лодыженским Московских стрельцов 100 человек; с другим сотником с Замятнею Шокуровым 47 человек; и обоего с двема сотниками послано Московских стрельцов 147 человек; а хлебное жалованье дано стрельцам на 102-й год сполна, да им же дано в дорогу по четверти сухарей человеку, а деньги им даны большое жалованье; да в Перми, взяв с Пермские земли, дать им по четверти муки человеку; а как придут в новой город на Тар реку, и им дати из запаснова хлеба по четверти муки человеку, да по осмине круп, по полуосмине толокна человеку, итого 147 четвертей муки ржаной, 73 четверти круп, 37 четвертей без полуосмины толокна. Да из Казани и с Уфы послано полем в Тобольской город, а из Тобольского города итти им с воеводою с князем Ондреем с Васильевичем с товарищи для Кучюма царя с головою с Мамлеем с Мальцовым татар Казанских и Свияжских 100 человек, башкирцов 300 человек, да к ним 4 человека детей боярских, ко сту по человеку. Да с сотником из Казани 50 человек стрельцов конных, да из Лаишева с тем же сотником 50 человек с пищальми полонеников, да из Тетюш с сотником с Микитою с Корякиным 50 человек казаков польских; и всего из понизовых городов велено послать с Мамлеем 554 человека конных. Да из тобольского города взять в тот в новой город выбрав литвы, и черкас, и казаков добрых конных с вогненным боем с головою с Своитином с Рупосовым 100 человек /л. 157/ да татар Тобольских служивых конных с атаманом с Черкасом с Александровым да с головами с Баисеитом да с Байбахтою 100 человек, а быти литве и казакам конным и татарам с головою с Своитином с Рупосовым и с Черкасом вместе; и обоего из Тобольского велено послать конных 200 человек. Да к тому собрати из волостей, которые волости пошли вверх по Иртышу, татар ясашных добрых конных 300 человек, а быть им с головами с татарскими. Да пеших татар прибрать в судех с пищальми 150 человек, а суды под них со князем Ондреем готовы, а быть им вместе с стрельцы с Московскими. Да из Тюмени велено послать выбрав литвы, и черкас, и казаков конных 40 человек; да татар Тюменских, Верхотурских, Ондреевских, и беляковцов, и зырянцов, у которых заклады пойманы в Тобольской и в Тюмень и измены от них не почаеть, выбрать велено добрых 50 человек конных; а государева им жалованья послало но 2 рубли человеку, итого 100 рублев; и обоего из Тюмени велено послать 90 человек конных. Да из Таборов князю Ондрею взять 30 человек татар конных, да из Кошуков взять 20 человек конных; и обоего с Таборов и с Кошуков 50 человек. Да пермичь плотников взять из Тобольскаго 30 человек пеших, да в новой город со князем Федором с Борятинским послать пермичь 20 человек /л. 157 об./ плотников, а велено им послать с Перми хлеба по 3 четверти муки человеку, по осмине круп, по осмине толокна да по 3 рубли денег человеку. И всего в новой город велено послати с воеводою со князем Ондреем Елецким с товарищи всяких служивых людей конных из Понизовных городов, и из Тобольскаго, и из Тюмени, и из волостей из Тобольских и из Тюменских конных 1194 человека, а пеших 347 человек; и обоего 1641 человек конных и пеших ратных людей. А как город укрепят и поставят, и отпустить воеводе князю Андрею Васильевичю с товарыщи Ка-[352]занских конных с детьми боярскими 550 человек. А после того к зиме отпустить конных татар Тобольских с Баисеитом 50 человек. А оставить с Байбахтою лутчих к зиме 50 человек. Да отпустить по волостям 300 человек конных да пеших отпустить 150 человек. А но вестям смотря, опять их конных собрать 300 человек. Да Тюменских татар копыых отпустить к [зиме] 50 человек. А оставить зимовать с собою князю Ондрею с товарыщи стрельцов Московских 100 человек. А отпустить в Тобольской к женам зимовать 47 человек; а от того 100 человек отпустить, укрепя город, до 10 человек для береженья, любо им с ними жити, или в новой город с ними приехати, как вместно будет, по тому и привести жены их и дети к зиме или на весне к лету. А стрельцы бы себе избы полепили /л. 158/. Да с собою ж оставить в новом городе зимовать конных 100 человек литвы и казаков Тобольских. Да Тюменских литвы и казаков конных оставить 40 человек. А Тоборинских и Кошуцких татар 50 человек конных отпустить к себе. Да с собою ж оставить 30 человек плотников. А по вестям смотря, будет к зиме надобна прибавка, и из Тобольскаго бы ко князю Ондрею князю Федору послать 50 человек татар конных, переменя жалованных. И из Тюмени татар конных переменя ж 50 человек. А хлеба в тот в новой город взять с Лозвы из Устюжскаго запасу 500 четвертей муки ржаной, 100 четвертей круп, 100 четвертей толокна. Да денег на запас послано 200 рублей. Да на росход на татарской два постава настрафильных, да 10 половинок ярославских, и из того числа дать Володимеру Оничкову 3 половинки в новой город. А наряду в тот в новой город послано с Москвы с воеводами: пищаль в 4 гривенки ядро, а к ней 200 ядер железных; пищаль деветипядная, 2 гривенки ядро, а к ней 200 ядер железных; 10 пищалей затинных, а к ним по 200 ядер к пищали, итого 2000 ядер; 10 пищалей долгих, а к ним по 200 ядер свинчатых, итого 2000 ядер. Да с Пелыми взяти у князя Петра Горчакова пищаль девятипядная, а к ней 200 ядр /л. 158 об./. Да в тот же в новой город послано 50 пуд зелья, 50 пуд свинцу. Да в тот же в новой город взять с Лозвы у Ивана Нагово 10 пуд железа для городоваго дела. Да с Лозвы ж взять на росход розным людем 70 пуд соли, и к тому в прибавку послать из нового города татар и стрельцов на озеро на Ямыш, и велети соли привести в стругех, и давать в росход служивым людем. А от Тобольского города пошли волости вверх по Иртышу в верхную землю к тому к новому городу ко Ялом, где поставлен будет город государев на Тар реке: волость Курдак, а в ней князь Канкул, а в пей 350 человек, по Иртышу езду от Тобольского города 4 дни; волость Соргач, а в ней князь Янбыш, а людей в ней 80 человек, от Тобольскаго 8 днищ; волость Отуз, а людей в пей 15 человек, ходу до нее 2 днища; волость Таву, а в вей лутчей человек Ангильдей, а людей у него 10 человек, ходу до тое волости 2 днища; волость Урус, а людей в ней 6 человек; волость Токуз, а в ней лутчей человек Баишеп, а в ней 3 человека; волость Супра; волость Аялы, а в ней ясаул Мамык, а другой Ямдильдей, а людей у них 500 человек, а от Тобольскаго города до той волости в судех вверх Иртышом ходу 15 дниш /л. 159/. А ясак с тех волостей дают половину на государя, а другую половину дают царю Кучюму, блюдяся от него войны. И только в той в волосте во Ялах станет город государев, ино с тех волостей ясак учнет сходитца сполна. И Мерзлой городок, и Тураш, и Кирпики, и Малогородцы, что ныне за нагайским мурзою за Алеем, все будут к тому городу. [353]А мочно из того из нового города полем и в Пегую орду по ясак посылать, и посылки конные и пешие для войны. А которые будет волости и городки есть, а туто не написаны, и про тех сыскать и с них ясак имати, а об них об новых ко государю отписать.

Архив Акад. Наук. ф. 21, оп. 4, № 15, лл.152–159, № № 66 и 67.


Примечания:

1 В тарском архиве Миллер начал работать еще в 1734 г. и тогда же отметил, что архив сохранился довольно хорошо, но отложил серьезную работу в нем до посещения города на обратном пути. Позднее (в 1753 г.) Миллер объяснял некоторое небрежение, в начале путешествия, архивными занятиями тем, что еще недостаточно владел старинным русским языком, почему с трудом разбирался в архивных столбцах и книгах. Но на обратном пути Миллер в Тару не попал, а потому весь его запас тарских копий ограничился немногими номерами, которые были сняты в 1734 г. Они хранятся в Архиве Акад. Наук, ф. 21, оп. 4, № 15, лл. 138–148: «выписки из реестра архивных документов Тарской канцелярии» и лл. 149–189 – самые копии в количестве 24 номеров, из которых большая часть относится к общерусской истории, а к истории Тары и Тарского уезда, в сущности, только четыре номера. Наказ князю Андрею Елецкому (№ 1 тарских копий – прилож. № 13). в изд. 1750 г. напечатан по списку, сделанному студентом И. Яхонтовым, «сколько прочитать можно было». Но в этом документе многие несохранившиеся места легко могут быть восстановлены по смыслу и по аналогии с другими подобными наказами; все такие дополнения отмечены мною в ломаных скобках; в виду отсутствия указания в копии о количестве пропущенных строк или занимаемом пропуском месте, в нашем издании все не восстановленные пропуски отмечены тремя точками.


Воспроизводится по:

Миллер Г.Ф. История Сибири. Изд2-е,дополненное Том I. М. 1999г.


Категория: Акты исторические 1593г. | Добавил: ostrog (21.12.2012)
Просмотров: 1113 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]